World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : История

Рой Медведев - жрец полуправды

Феликс Крайзель
1 декабря 1999 г.

Нижеследующая статья является первой частью очерка, который продолжает серию статей, посвященных анализу взглядов известного советского диссидента и "социалиста" Роя А. Медведева. Под названием "Международный социализм или национал-реформизм? Размышления по поводу книги Роя Медведева Капитализм в России? (Москва, 1998 г.)" они были опубликованы на МСВС 24 сентября, 14 и 15 октября.

Часть 1 | Часть 2 | Часть 3 | Часть 4 | Часть 5

Исторические концепции Роя Медведева

В прошлом, в книгах, написанных в семидесятые и восьмидесятые годы Медведев, определял советское общество по-сталинистски как социалистическое, бесклассовое общество, хотя и со многими недостатками и искажениями. В написанной в 1970-71 годах работе Книга о социалистической демократии он использует шаблонные сталинистские концепции: "лагерь социализма", "избранные народом и партией руководители", "социалистическая законность" и т.п.

Медведев использует давнюю сталинистскую характеристику социализма: национализованное хозяйство плюс центральное планирование. В описании Советского Союза он ставит во главу угла хозяйственное и экономическое развитие страны по сравнению с передовыми капиталистическими странами. Согласно Медведеву, социализм в СССР построен; надо только провести ряд социальных и хозяйственных реформ, ускорить экономическое развитие, расширить заинтересованность советского народа в "социалистическом строительстве". Проведение всех этих мер в жизнь будет означать достижение "социалистической демократии".

Упомянутая книга, как и большинство тогдашних работ Р. Медведева, была написана в духе подсказок вполголоса, советов по адресу правящей бюрократии: вот, мол, разрешите побольше демократии, она не так уж и опасна, даже полезной может стать.

Вот одно из его типичных высказываний:

"В быстром развитии социалистической демократии заинтересовано все наше общество: рабочие, служащие, колхозники и интеллигенция. Только ничтожное меньшинство, главным образом речь идет о бюрократических элементах нашего аппарата управления, решительно выступает против развития социалистической демократии, пугая и обманывая многих малосведущих людей насчет возможных последствий демократизации и выдавая угрозу для бюрократизма за угрозу всему обществу" (1).

В других работах он принимал существование социализма в СССР за само собой разумеющийся факт и высказывался за "гармоничное совмещение социализма с демократией" (2). Стоит заметить, что в этой последней книге - Dissent and Free Discussion, - изданной умеренными социал-демократами, Медведев занимает более мягкую позицию, чем даже академик А. Д. Сахаров. Он отвергает радикально-демократические требования последнего и высказывается за "медленные и постепенные эволюционные изменения" (3).

Здесь же он пытается заверить правящую партократию в том, что разрешение некоторых демократических свобод не поставит ее монополию политической власти под угрозу: "создание общественных и политических организаций и средств массовой информации, независимых от КПСС, не приведет к крушению марксизма или отказу от ведущей роли КПСС" (4).

Согласно своим собственным признаниям, Р. Медведев всегда являлся "своим" человеком среди определенных групп высшего руководства СССР. В книге О Сталине и сталинизме, законченной в мае 1989 года и изданной в самом начале 1990-го, он пишет:

"Уже в 50-е гг. я начал думать о написании большой книги по истории советского общества, но только в 1964 г. смог обсуждать ее черновые варианты со многими своими друзьями, а также в кабинете директора Института марксизма-ленинизма, Главного редактора Издательства политической литературы и в некоторых кабинетах ЦК КПСС" (5).

В своих исторических трудах 60-х и 70-х годов Медведев неизменно брал сторону сталинской бюрократии против оппозиции. Делал он это, конечно, с оговорками, что, мол, в том или ином вопросе критика Троцкого и оппозиции была верна, но в общем Сталин был прав и партия сделала правильно, что поддержала Сталина.

Описывая, например, критику Объединенной оппозиции в 1926-27 гг. в адрес политики Сталина-Бухарина, Р. Медведев пишет:

"Не имея возможности подробно анализировать в этой книге все детали и эпизоды внутрипартийной борьбы, мы не можем не отметить, что многие критические высказывания оппозиции, несомненно были правильны. Так, например, далеко не мифом являлась пустившая глубокие корни бюрократизация как советского, так и партийного аппарата. Много справедливого было и в критике некоторых аспектов экономической политики... [Мы опускаем замечания об экономических проблемах, на которые обращала внимание оппозиция. - Ф.К.] Совершенно справедливым было требование оппозиции осудить теорию "социал-фашизма" - это понятие использовалось тогда при оценке деятельности социал-демократии. Теория "социал-фашизма", к созданию которой причастен был не только Сталин, но и Зиновьев, компрометировала коммунистов в глазах левой социал-демократии, помогала ее правым лидерам и мешала единству действий рабочего класса против наступления фашизма".

"Однако общая направленность политической платформы оппозиции была ошибочной, несмотря на многие верные замечания".

"Оппозиция по-прежнему защищала тезис о невозможности построения социализма в такой отдельно взятой стране, как СССР, без государственной помощи западного пролетариата..."

"Лидеры оппозиции в пылу полемики до крайности преувеличивали действительно существующие недостатки, что вызывало протест со стороны партийных кадров. То, что имелось как тенденция, выдавалось за уже начавшийся процесс; перерождение, затронувшее пока лишь часть партийного аппарата, преподносилось как перерождение едва ли не всего аппарата" (6).

Если посмотреть на события истории с высоты сегодняшнего дня и попытаться ответить на вопрос, на чьей стороне была историческая правда в споре Сталина с Троцким, то можно сказать следующее. Как признает сам Медведев, в вопросе 1) о бюрократизации режима, 2) в хозяйственных вопросах и 3) в вопросе о важнейшем курсе Коминтерна (отношение к фашизму и к социал-демократии) правы были оппозиционеры. (Кстати, когда теория "социал-фашизма" получила свое наиболее широкое и зловредное распространение, Зиновьев был уже давно отстранен от руководства Коминтерном. Р. Медведев ссылкой на Зиновьева пускает читателям пыль в глаза).

В четвертом вопросе о перерождении режима оппозиционеры смотрели вперед, реалистически показывали, что монополия власти, нищета и отсталость России ведут к бытовому и моральному разложению и перерождению партаппаратчиков. Медведев умозрительно отделяет бюрократизацию партийных органов от законченного Термидора и перерождения и порицает оппозицию за то, что она предвидела это перерождение и вооружала рабочий класс против него.

Литературное наследие Р. Медведева

Обозревая литературное наследие Р. Медведева, мы не можем отказать ему в усидчивости: он написал несколько десятков книг, в общей сложности содержащих тысячи страниц. Их можно разделить на четыре вида.

Во-первых, с середины шестидесятых годов Медведев издавал ежемесячный самиздатовский журнал под названием Политический дневник. Журнал издавался тиражом в несколько десятков экземпляров и ходил по рукам, в основном в Москве. Согласно обозревателям того периода, большинство читателей состояло из партийных работников разного ранга. В семидесятые годы Медведев издавал похожий журнал под названием XX-й век.

Ко второму разделу можно отнести работы, посвященные истории Сталина и сталинизма. По существу, это одна книга, изданная под разными названиями, в различной форме и объеме: Пусть история судит, К суду истории, О Сталине и сталинизме и т.д.

Третий раздел составляют биографии различных вождей сталинизма: Хрущева, Брежнева, Суслова, Андропова, Горбачева, Калинина, Кагановича и т.д. Не приходится сомневаемся, что Медведев хорошо знает всю подноготную объектов своих исследований. Во время своей долгой карьеры официального "коммуниста-диссидента" он собрал много сведений персонально-биографического типа. Эти биографические очерки и заметки представляли особый интерес для западных советологов, которые в дрязгах, происходивших внутри московских кабинетов, стремились отыскать ключи к поворотам кремлевской внешней и внутренней политики.

Наконец, к четвертому разделу следует отнести работы с общими рассуждениями об ошибках Ленина, о преимуществах социал-демократии, о диссидентах. Часто такие брошюры и книги издавались совместно с западными евросталинистами, такими, как Джульетто Кьеза и другими.

Нет необходимости в рамках настоящего очерка всех их подвергать критике. Мы попытаемся сконцентрировать внимание на следующих основных вопросах: бюрократизация и перерождение режима (мы соединяем эти два пункта так как они были в действительности соединены ходом развития сталинизма); фашизм и победа Гитлера; хозяйственное развитие СССР и ключевой теоретический вопрос о возможности построения социализма в одной стране, который поможет нам найти ключ к мировоззрению и ошибкам Р. Медведева.

Бюрократизация и перерождение режима (Термидор)

Из всех идейных и политических группировок в коммунизме Левая оппозиция была одной из самых чувствительных к фиксированию тенденции перерождения ответственных работников. Мы не хотели бы умалять заслуги таких течений внутри РКП(б), как группа Демократического централизма, "Рабочая мысль", "Рабочая правда" или группы анархистов и анархо-синдикалистов и других левых критиков бюрократии, однако именно Левая оппозиция вокруг Троцкого подняла проблемы термидорианского перерождения на должную теоретическую высоту.

В двадцатые годы известный журналист-оппозиционер Лев Сосновский написал ряд фельетонов о бытовом разврате среди разных слоев бюрократии и определил "автомобильно-гаремный" фактор в перерождении руководителей партии и правительства, которые в условиях власти и ее привилегий из бывших революционеров превращались в благополучных и заносчивых чиновников.

В ссылке в Астрахани в августе 1928 года Христиан Раковский написал замечательную статью о "профессиональном риске" власти, которая подняла проблему перерождения партийных кадров на высокий теоретический уровень.

"Когда класс захватывает власть - писал он, - известная часть этого класса превращается в агентов самой власти. Таким образом возникает бюрократия. В пролетарском государстве, где капиталистическое накопление не позволено для членов правящей партии, упомянутая дифференциация является сначала функциональной, но потом превращается в социальную. Я не говорю - классовую, а социальную. Я имею в виду, что социальное положение коммуниста, который имеет в своем распоряжении автомобиль, хорошую квартиру, регулярный отпуск и получает партмаксимум, отличается от положения того же коммуниста, работающего в угольных шахтах, где он получает от 50 до 60 рублей в месяц.

"Другим последствием является то, что часть тех функций, которые выполняла раньше вся партия или же весь класс теперь переходит к власти, т. е. к некоторому только количеству людей из этой партии, из этого класса" (7).

Далее Раковский проводит аналогию с французским Термидором после свержения Робеспьера. В 1794 году Бабеф по выходе из тюрьмы заметил, что рабочие парижского предместья Сент-Антуан потеряли свой боевой задор, а их вожди, вчерашние якобинцы, заседающие в Конвенте, стали полны чванства и самодовольства и забросили старые идеи о равенстве и братстве. Раковский указал на аналогию: пролетариат России стал за последние годы менее активным, а партийные верхи, наоборот, набрались самоуверенности и заняли небывало высокомерную позицию по отношению к рядовым партийцам. В конце статьи Раковский предлагает, помимо других мер, которые предлагала оппозиция, также и следующую:

"По-моему, первое условие для того, чтобы наше партийное руководство могло играть роль воспитательную - сократить его объем и функции. Три четверти этого аппарата должны быть распущены, а задачи остальной четверти должны быть введены в строжайшие рамки, в том числе и задачи, функции и права центральных органов. Члены партии должны войти в свои попранные права, получив надежные гарантии против того произвола, к которому нас приучила верхушка" (8).

Мы можем заметить, что спустя шестьдесят лет после появления статьи Раковского многие критики сталинизма, включая и Р. Медведева, предлагали точно такую же меру для укрощения бюрократии, ставшую между тем уже совершенно недостаточной.

Борьба против Троцкого, заговор против партии и фальсификации истории

С болезнью Ленина в верхних эшелонах партии началась борьба за преемственность высших постов в руководстве. Троцкий являлся после Ленина самым известным, авторитетным и популярным вождем в РКП(б) и в Коминтерне. К Троцкому с неприязнью и завистью относились многие из тех "старых большевиков", кто ставил длительность партийного стажа превыше всего и которых Ленин в апреле 1917 года рекомендовал "сдать в архив". Борьба против Троцкого вначале велась под знаменем "коллективного руководства" против "заносчивого и высокомерного" "красного Бонапарта" - Троцкого.

Постепенно, отчасти против воли самих участников этой борьбы за власть, их действия принимали все более злобный и реакционный характер. В своей автобиографии Троцкий поясняет взаимоотношение между целями и средствами политической борьбы:

"Политическая мораль вытекает из самой политики, является ее функцией. Только политика, состоящая на службе великой исторической задачи, может обеспечить себе морально безупречные методы действия. Наоборот, снижение уровня политических задач неизбежно ведет к моральному упадку" (9).

Против Троцкого началась кампания сплетен, наушничания, вымыслов. Зиновьев, Каменев и Сталин создали вокруг себя тесную группу, которая пыталась оттеснить Троцкого и его сторонников от власти, создать для себя точки опоры в аппарате партии. После смерти Ленина эта группа оформилась в связанную круговой порукой нелегальную и секретную "семерку" руководителей (члены ее так и называли себя "семеркой"). В эту "семерку" входили члены Политбюро Зиновьев, Каменев, Сталин, Бухарин, Рыков, Томский и председатель Центральной Контрольной комиссии Куйбышев. "Семерка" связала себя тесной фракционной дисциплиной и секретно от партии и ее Центрального Комитета предварительно обсуждала и намечала порядок дня и решения Политбюро, фактически осуществляя руководство партией в течение 1924-25 гг. (10).

Логика такой циничной борьбы против формального устава партии и действительной воли ее членов привела к глубокому моральному перерождению членов и сторонников этого заговора. Начав с персональной борьбы против Льва Троцкого, оправдывая свои действия "необходимостью защищать коллективное руководство от посягательств Наркомвоена", Бухарин, Каменев и другие участники этого заговора стали на путь циничного и коварного поведения в своей политической и личной жизни. Начав с небольших домыслов и сплетен, в борьбе против авторитета Троцкого эти деятели вынуждены были переходить ко все более значительным фальсификациям истории партии и революции, ко все более грубому политическому сползанию и отходу от доктрин марксизма и коммунизма.

Примечания:

  1. Книга о социалистической демократии, Амстердам-Париж, 1972 г., стр. 40.
  2. Dissent and Free Discussion, Political Essays, Spokesman Books, 1976, p. 35.
  3. Там же, стр. 37.
  4. Там же, стр. 38.
  5. О Сталине и сталинизме, М., 1990, стр. 6.
  6. Там же, стр. 140-141.
  7. Бюллетень оппозиции, # 6, октябрь 1929.
  8. Там же.
  9. Моя жизнь, Москва, 1991, стр. 465.
  10. См. документы, опубликованные в журнале Известия ЦК КПСС за 1990 и 1991 гг.

Смотри также:

Размышления по поводу книги Роя Медведева Капитализм в России?

Международный социализм или национал-реформизм?
Статья третья

[15 октября 1999 г.]

Международный социализм или национал-реформизм?
Статья вторая

[14 октября 1999 г.]

Международный социализм или национал-реформизм?
Статья первая

[24 сентября 1999 г.]

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site