World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : История

Рой Медведев - жрец полуправды

Феликс Крайзель
3 декабря 1999 г.

Нижеследующая статья является второй частью очерка, который продолжает серию статей, посвященных анализу взглядов известного советского диссидента и "социалиста" Роя А. Медведева. Под названием "Международный социализм или национал-реформизм? Размышления по поводу книги Роя Медведева Капитализм в России? (Москва, 1998 г.)" они были опубликованы на МСВС 24 сентября, 14 и 15 октября.

Часть 2 | Часть 1 | Часть 3 | Часть 4 | Часть 5

Рассмотрим две фигуры большевистских вождей, описанных Медведевым, и сравним его картину с действительностью.

Калинин

В галерее многочисленных портретов вождей партии и правительства Р. Медведев рисует фигуру Михаила Ивановича Калинина, Председателя ВЦИК, потом ЦИК СССР, потом Президиума Верховного Совета СССР. Картина написана в духе уважения к этому "опытному" государственному деятелю. Согласно Медведеву, Калинина высоко ценил сам Ленин.

"С началом новой экономической политики к мнению и предложениям Калинина стали прислушиваться гораздо более внимательно, ибо оказалось, что эти предложения бывшего тверского крестьянина и петербургского рабочего во многих случаях куда более разумны, чем предложения самоуверенного и европейски образованного Троцкого" (1).

Медведев авторитетно (тем более, что он только что обругал Троцкого) цитирует фрагмент из статьи Троцкого о расстреле Авеля Енукидзе, бессменного секретаря ЦИК и близкого коллеги М. И. Калинина:

"Калинин не скоро научился узнавать себя под этим высоким псевдонимом. Бывший тверской крестьянин и петербургский рабочий, он держал себя на своем неожиданно высоком посту достаточно скромно и, во всяком случае, осторожно. Лишь постепенно советская пресса утвердила его имя и авторитет в глазах страны. Правда правящий слой долго не брал Калинина всерьез... Благодаря широкому охвату своих встреч и бесед, он вносил немало ценных житейских наблюдений. Его предложения, правда, принимались редко. Но его соображения выслушивались не без внимания, и так или иначе принимались в расчет" (2).

Давайте посмотрим, какие мазки Медведев вырезал из картины, написанной Троцким, что скрывается за безобидным многоточием? (Я выделяю отрывок, который Медведев счел полезным удалить из своей цитаты.)

"Калинин не скоро научился узнавать себя под этим высоким псевдонимом. Бывший тверской крестьянин и петербургский рабочий, он держал себя на своем неожиданно высоком посту достаточно скромно и, во всяком случае, осторожно. Лишь постепенно советская пресса утвердила его имя и авторитет в глазах страны. Правда правящий слой долго не брал Калинина всерьез, не берет в сущности и сейчас. Но крестьянские массы постепенно привыкли к той мысли, что "хлопотать" надо через Михаила Ивановича. Дело, впрочем, не ограничивалось крестьянами. Бывшие царские адмиралы, сенаторы, профессора, врачи, адвокаты, артисты и, не в последнем счете, артистки добивались приема у "главы государства". У всех было о чем хлопотать: о сыновьях и дочерях, о реквизированных домах, о дровах для музея, о хирургических инструментах, даже о выписке из заграницы необходимых для сцены косметических материалов. С крестьянами Калинин нашел необходимый язык без затруднений. Перед буржуазной интеллигенцией он в первые годы робел. Здесь ему особенно необходима была помощь более образованного и светского Енукидзе. К тому же Калинин часто бывал в разъезде, так что на московских приемах председателя заменял секретарь. Работали они дружно. Оба по характеру были оппортунисты, оба всегда искали линию наименьшего сопротивления и потому хорошо приспособились друг к другу. Ради своей высокой должности Калинин был включен в ЦК партии и даже в число кандидатов Политбюро. Благодаря широкому охвату своих встреч и бесед, он вносил на заседаниях немало ценных житейских наблюдений".

Беглое замечание о Калинине и артистках Троцкий поясняет дальше, рисуя картину, в которой Сталин шантажирует своих коллег по Политбюро, используя их бытовые грешки:

"А "глава государства" [так шутливо называли Калинина - Ф.К.], начинал понимать, что сила ныне не в массах, а в бюрократии и, что бюрократия - против "перманентной революции", за банкеты, за "счастливую жизнь", за Сталина. Сам Калинин к этому времени успел стать другим человеком. Не то, чтоб он очень пополнил свои знания или углубил свои политические взгляды; но он приобрел рутину "государственного человека", выработал особый стиль хитрого простака, перестал робеть перед профессорами, артистами и, особенно, артистками. Мало посвященный в закулисную сторону жизни Кремля, я узнал о новом образе жизни Калинина с большим запозданием и притом из совершенно неожиданного источника. В одном из советских юмористических журналов появилась, кажется в 1925 году, карикатура, изображавшая - трудно поверить! - главу государства в очень интимной обстановке. Сходство не оставляло места никаким сомнениям. К тому же в тексте, очень разнузданном по стилю, Калинин назван был инициалами, М. И. Я не верил своим глазам. "Что это такое"? - спрашивал я некоторых близких ко мне людей, в том числе Серебрякова (расстрелян в феврале 1937 года - Л. Т.). "Это Сталин дает последнее предупреждение Калинину". - Но по какому поводу? - "Конечно, не потому, что оберегает его нравственность. Должно быть, Калинин в чем-то упирается". Действительно, Калинин, слишком хорошо знавший недавнее прошлое, долго не хотел признать Сталина вождем. Иначе сказать, боялся связывать с ним свою судьбу. "Этот конь - говорил он в тесном кругу - завезет когда-нибудь нашу телегу в канаву". Лишь постепенно, кряхтя и упираясь, он повернулся против меня, затем - против Зиновьева, и, наконец, еще с большим сопротивлением - против Рыкова, Бухарина и Томского, с которыми он был теснее всего связан своими умеренными тенденциями" (3).

В 1928 году Сталин начал борьбу против "правых": Бухарина, Томского и Рыкова. К удивлению большинства наблюдателей, Калинин и Ворошилов, которые долгое время склонялись к умеренному крылу партии, на этот раз предали своих единомышленников и позволили Сталину легко победить Бухарина и его друзей. Воспоминания Троцкого многое нам выясняют в этих закулисных интригах и, в частности, причину малодушия со стороны Калинина и, возможно, Ворошилова. Очерк Медведева, наоборот, стирает и скрывает эту механику борьбы за власть.

Бухарин

Калинин не оставил после себя никакого политического наследия: доктрины, школы, учеников, сторонников или подражателей. Другое дело Н. И. Бухарин. Рой Медведев, и не только он один, во всех своих работах утверждал, что Бухарин, а не Троцкий, являлся настоящей альтернативой сталинизму. В течение долгого времени на Западе выросло среди советологов мнение, что Бухарин персонифицировал, по словам его биографа и апологета Стивена Коэна, "Хорошего Большевика" (4) [в оригинале так и написано "Хороший Большевик" заглавными буквами - Ф. К.]. Мысль, что "правый коммунизм" Бухарина являлся жизнеспособной альтернативой насильственной коллективизации и форсированной индустриализации, казалась многим западным обозревателям весьма привлекательной.

Из этой идеи вытекало противопоставление Сталина Бухарину как двух противоположных протагонистов, выражающих два моральных начала. Злой, коварный, абсолютный диктатор Сталин и мягкий, добрый, честный и открытый Бухарин. В этой мифологии Троцкому отводилась роль предвестника Сталина: высокомерного, гордого, опирающегося на силовые методы правления, фанатически убежденного в собственной правоте и т.д. Когда сегодняшние российские историки желчно описывают Троцкого как "демона революции", они лишь переводят на русский язык давно обработанную на Западе тему.

Горбачев в свое время тоже пытался привлечь на свою сторону тень Бухарина. "Правая оппозиция" была политически реабилитирована, труды Бухарина, Рыкова и Томского начали издаваться огромными тиражами, идеологи "перестройки" пытались вывести политику Горбачева из писаний и работ бухаринской оппозиции.

Медведев цитирует слова С. Коэна, льстящие образу Бухарина:

"Мягкий, открытый, добродушный Бухарин в своей традиционной русской рубахе, кожаной куртке и сапогах был самым привлекательным из большевистских руководителей... В нем совсем не было пугающего высокомерия Троцкого, нарочитой помпезности Зиновьева или подозрительности и склонности к интригам, столь характерным для Сталина" (5).

Посмотрим, что таится за медведевским многоточием на этот раз? (Мы снова выделим пропущенное Медведевым место). Коэн пишет:

"Мягкий, открытый, добродушный Бухарин в своей традиционной русской рубахе, кожаной куртке и сапогах был самым привлекательным из большевистских олигархов. (Троцкий замечал, что "Бухарин всегда оставался старым студентом"). В нем совсем не было пугающего высокомерия Троцкого, нарочитой помпезности Зиновьева или подозрительности и склонности к интригам, столь характерным для Сталина" (6).

Отметим, во-первых, что английское слово "олигарх" не совсем идентично "руководителю". Во-вторых, Коэн цитирует Троцкого, давая нам понять, что свидетельству последнего можно доверять. Медведев опускает этот намек, и что тоже немаловажно, этот намек является штрихом к портрету Бухарина как великовозрастного школяра.

Бухарин стал, по словам Ленина, "любимцем всей партии" из-за того, что в течение долгого времени боролся на ее самом максималистском и идеалистическом фланге. Он был на левом крыле в боевом 1917 году, был ведущим руководителем "левых коммунистов" во время Брест-Литовска, крайне левым во время профсоюзной дискуссии. Хотя он часто "зарывался" и доводил левизну до крайностей, но именно по этой причине он пользовался сочувствием и даже любовью партийной массы: в этих непримиримых порывах налево молодые члены партии (нужно помнить, что большевистская партия была в двадцатые годы очень юной) видели отражение своего собственного энтузиазма.

После Кронштадта и особенно после провала германской революции осени 1923 года Бухарин перешел с левого фланга партии на ее правое крыло. К 1925 году он стал самым выдающимся теоретиком "черепашьего шага к социализму", то есть линии на постепенные национальные реформы. Мы не будем здесь рассматривать его политические и экономические концепции, но ограничимся моральным и психологическим аспектом его перерождения.

Вот несколько шуток, написанных в 1925 году Бухариным для дневника и для друзей и, таким образом, являющихся свидетельствами, отражающими его внутренний мир. Эти шутки были опубликованы в последний год "перестройки" в журнале ЦК КПСС. Одновременно мы прилагаем разъяснение этих "афоризмов".

Афоризмы скептика (1925 г.) (7):

"Говорю тебе: не пиши никогда "Предисловий""!

Речь идет о "Предисловии" к третьему тому Собрания Сочинений Троцкого, обширной статье под названием "Уроки Октября". Под влиянием поражений рабочего класса в 1923 году в Эстонии, Болгарии и Германии, Троцкий вновь вернулся к опыту победоносного 1917 года. В статье Уроки Октября он описывает ключевую роль руководства пролетарской партии в быстро изменяющейся революционной ситуации. Троцкий наглядно изобразил группировки внутри большевистской партии, деятельность отдельных лиц. Зиновьев, Каменев, Сталин, Рыков и многие другие сильно пострадали от этого правдивого рассказа об их соглашательской и пораженческой роли в период между Февралем и Октябрем. По этому поводу после выхода в свет этого тома "Сочинений" внутри партии разгорелась так называемая "литературная дискуссия", которая положила начало систематической фальсификации истории партии. На Троцкого набросились остальные "вожди" партии, особенно те, репутация которых оказалась в 1917 году подмоченной.

"Если хочешь быть наркомвоеном, ругай Троцкого".

В 1923-24 годах правящая тройка лидеров (Зиновьев, Каменев и Сталин) вела закулисную кампанию, стараясь очернить и умалить работу Троцкого на посту Наркома военно-морских дел. Троцкий, как известно, сыграл ключевую роль в организации Красной Армии и руководил ею с 1918 до января 1925 года. В течение двух лет партийная клика вокруг Сталина и Зиновьева секретно подсиживала Троцкого, снимала его друзей и сторонников с ведущих постов, назначала на них собственных людей, вела кампанию кляуз, нашептывания и домыслов с целью разрушить авторитет Льва Троцкого. Эта кампания закончилась в январе 1925 года отставкой Троцкого с ведущих постов в военном ведомстве.

"Завещания (в отличие от заветов) выполняй всегда наоборот".

Речь идет о предсмертном "Завещании" Ленина, в котором Владимир Ильич указывает на вражду между Троцким и Сталиным и рекомендует снять Сталина с поста Генерального секретаря ЦК ВКП(б). Эпигоны, наоборот, отстранили Троцкого от занимаемых им постов в руководстве.

Предательство своих идеалов превратило Бухарина из энтузиаста в циника. Он продолжал носить поношенные сапоги и ободранную кожаную тужурку, по-прежнему жил скромным студенческим бытом, бесконечно много читал и обвораживал своих поклонников эрудицией, но в глубине души он уже не боролся за идеалы и идеи, наоборот, поносил тех оппозиционеров, которые продолжали гореть идеями и открыто бороться за них.

Бухарин и антисемитизм

Для полноты рассказа о духовном падении и перерождении высших эшелонов партии нужно рассказать еще об одном эпизоде внутрипартийной борьбы. Это тем более важно, что данный эпизод прямо затронул Бухарина. Медведев обходит этот случай стороной, не оставляя на этот раз даже многоточия. В этом он, впрочем, следует примеру своего американского коллеги, Стивена Коэна, который в своей книге о Бухарине тоже обходит этот эпизод стороной. Коэн в осторожной подстрочной заметке # 119 к главе 5 отсылает читателя к книге Дойчера: "Несколько обманчивое описание этого эпизода может быть найдено в книге Дойчера Prophet Unarmed [Разоруженный пророк], pp. 257-8. Это будет обсуждаться в главе 7" (8). К сожалению, Коэн не находит в главе 7 нужным разъяснить читателю суть дела.

Читатель может с огромной пользой для себя прочесть книгу Дойчера, благо она переведена на русский язык [под названием Троцкий в изгнании она была в 1991 г. опубликована Политиздатом]. Но мы, в отличие от Медведева и Коэна, попытаемся разъяснить суть дела. Вопрос стоит об использовании Сталиным антисемитизма в целях борьбы с оппозицией. Медведев упоминает об антисемитизме, но лишь в связи с послевоенными кампаниями против "Антифашистского комитета", борьбой с "безродными космополитами" и кремлевскими докторами. Медведев пытается подобным образом оставить у читателя впечатление, что обвинение оппозиции, будто руководящее ядро вокруг Сталина практиковало антисемитизм уже в двадцатые годы, является "преувеличением". В книге К суду истории он даже цитирует Сталина, который в 1931 году в одной из своих статей выступил с шаблонным заявлением против антисемитизма.

Развитие рабочего и социалистического движения в России стояло и стоит в неразрывной связи с борьбой против антисемитизма и всех других мастей мелкобуржуазного националистически ограниченного мышления. В царской России это было еще важней, чем в странах с более длительным органическим развитием рабочего класса. Молодая российская промышленность конца XIX и начала XX века быстрыми темпами рекрутировала рабочую силу в деревне, и российские рабочие страдали всеми болезнями, от которых страдает крестьянство: малограмотность, наивная вера в бога, узкий познавательный горизонт, средневековые суеверия, национальные предрассудки, местечковый шовинизм и пр. Энгельс в работе К жилищному вопросу писал об "изолированности и отупении, в которых прозябает сельское население" Англии и Западной Европы. Это суждение еще более применимо к отсталой и менее населенной царской России.

Для борьбы за социалистическое сознание в пролетариате социал-демократы опирались на тенденцию к интернационализации всех производственных и экономических отношений и на международную природу своего учения. Чтобы не отвлекаться слишком далеко в сторону, мы можем лишь указать на замечание Ленина о трех корнях марксизма: английская политэкономия, французская политическая история и немецкая классическая философия.

Со своей стороны, царская реакция сознательно прибегала к антисемитизму и шовинизму как к одному из наиболее действенных приемов отвлечения рабочего класса от общих социальных вопросов и направления его негодования в русло еврейских или армянских погромов. Царизм с переменным успехом применял оружие антисемитизма в попытках подавить революцию 1905 года. Министры и губернаторы поощряли такие черносотенные организации, как "Союз русского народа" и "Союз Михаила архангела"; полицейские начальники помогали в организации еврейских погромов. Через несколько лет, когда рабочее движение, оправившись после разгрома первой революции, снова поднимало голову, царское правительство и черносотенное православное духовенство снова попытались предотвратить революцию с помощью антисемитизма. Дело Бейлиса в 1912 году явилось попыткой использовать средневековые предрассудки и невежество части населения против революционного прибоя.

В 1917 году и во время Гражданской войны большевикам снова надо было бороться против вспышек антисемитизма, который превратился в одну из основ пропагандистских усилий белого движения. Деникин, Мамонтов, Шкуро и другие белые генералы снова и снова пытались привлечь русские и украинские массы на свою сторону с помощью черносотенных погромов и кличей о "жидовском коммунизме".

В конце 1925 и в начале 1926 года, когда "триумвират" Сталина, Зиновьева и Каменева развалился и Ленинградская оппозиция начала борьбу против сталинской клики в ЦК, сторонники Сталина в руководстве начали применять черносотенные приемы для борьбы с оппозицией. В этой кампании особенно отличился Н.А. Угланов, назначенный руководителем московской партийной организации осенью 1924 года. На партийных собраниях в ячейках и на заводах агитаторы и секретари начали делать все более открытые и злобные намеки, что, мол, "жиды бузят", что оппозиция вся состоит из евреев, которые восстают против коренных русских и т.п.

4 марта 1926 года Троцкий написал Бухарину письмо об этой черносотенной агитации внутри партии и пригласил его совместно поехать на собрание в рабочую ячейку и проверить эти слухи (9). Бухарин не ответил на письмо, а когда Троцкий поднял этот вопрос на заседании Политбюро, Бухарин и другие сторонники Сталина увернулись от ответа по существу, обвинили Троцкого в подозрительности, фракционности и пр.

Медведев заявляет в своих книгах, что оппозиция преувеличивала и злонамеренно искажала положение вещей в партийном аппарате, что лидеры партии оставались по-прежнему убежденными революционерами, скромными в быту, чистыми в своем отношении к рядовым партийцам. Мы можем теперь убедиться, что оппозиция была вполне права, когда заявляла в середине двадцатых годов о бытовом и духовном перерождении верхов партии и предупреждала рабочий класс России и Коминтерн об опасности Термидора.

Примечания:

  1. Связь времен, стр. 222.
  2. Бюллетень оппозиции, # 73, январь 1939 г., стр. 4-5.
  3. Бюллетень Оппозиции, # 73, январь 1939.
  4. Stephen F. Cohen, Bukharin and the Bolshevik Revolution, Vintage books, New York, 1973, p.220.
  5. О Сталине и сталинизме, стр. 165.
  6. Bukharin and the Bolshevik Revolution, p. 219.
  7. Известия ЦК КПСС, 1991, # 8, стр. 182.
  8. Bukharin, p. 420.
  9. См.: Лев Троцкий, Портреты революционеров. Москва, 1991 г., стр. 189-190.

Смотри также:

Рой Медведев - жрец полуправды (часть первая)
[1 декабря 1999 г.]

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site