World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : История : СССР

Эпизод из истории политической борьбы в СССР 20-х гг.

Самоубийство Бориса Елькина

Владимир Волков
13 мая 1999 г.

Осенью 1927 года в Челябинске произошел трагический случай. Молодой рабочий железнодорожных мастерских еврейского происхождения, Борис Елькин, покончил жизнь самоубийством, выстрелив в себя из пистолета. Ему исполнился только 21 год. Это событие потрясло городскую парторганизацию, равно как и жителей города, но было удачно замолчано местными руководителями, потому что имело очень близкое отношение к событиям, которые разворачивались тогда внутри Коммунистической партии и были связаны с политической борьбой между Левой оппозицией и большинством ЦК ВКП(б) во главе со Сталиным.

Семья Елькиных

В начале века в Челябинске проживала относительно небольшая еврейская община. Как это было типично для России того времени, очень многие выходцы из еврейских семей участвовали в социал-демократическом движении, многие поддерживали партию большевиков.

В начале 1917 года, например, лидером челябинских большевиков был Самуил Цвиллинг, погибший позднее в годы гражданской войны. Помимо своего авторитета в качестве политического лидера, он пользовался уважением и поддержкой еврейской общины города.

Весной 1917 года С. Цвиллинг принял участие в известном мероприятии большевистской партии, которое получило название Всероссийского мартовского совещания большевиков. На этом совещании, созванном вскоре после падения самодержавия, руководители большевистской партии обсуждали вопрос об отношении к Временному правительству, о тактике и стратегии политической работы в условиях возникшего двоевластия. В целом это совещание заняло непоследовательную, половинчатую позицию поддержки Временного правительства "постольку-поскольку", которая была вскоре подвергнута уничтожающей критике Лениным, вернувшимся из эмиграции. На мартовском совещании С. Цвиллинг проявил себя как типичный представитель "старых большевиков". Его выступление по вопросу о работе в армии имеется в опубликованной стенограмме этого совещания.

Известной семьей еврейского происхождения, активно поддерживавшей партию большевиков, были Елькины. Именем одного из Елькиных, героически проявившего себя и погибшего в годы гражданской войны, названа одна из улиц в центре Челябинска. Не менее драматично сложились судьбы других членов этой семьи.

Внутрипартийная борьба в СССР 20-х гг.

Социально-экономические процессы, развивавшиеся в Советской России в продолжение 20-х гг. на почве нэпа и изоляции русской революции, привели к резкому обострению положения внутри партии и государства. Начиная с осени 1923 года в большевистской партии формируется Левая оппозиция, которая начинает все более активно выступать с критикой курса, проводимого большинством сталинского Политбюро и ЦК ВКП(б). Эта внутрипартийная борьба велась не только на верхах партии, но вовлекла в себя также и глубокие пласты рядовых членов партии.

Партийная организация Челябинска, в которой было много людей, прошедших гражданскую войну и имевших определенный политический опыт, в целом поддержала Левую оппозицию. Когда в конце 1923 года ЦК ВКП(б) под давлением оппозиции принял резолюции о рабочей демократии, Бюро челябинского Окружкома партии активно и сознательно поддержало точку зрения этой резолюции (1), а также тех документов, которые в то время принимались в московской парторганизации под влиянием сторонников оппозиции. Только трое из пятнадцати членов тогдашнего Бюро челябинского Окружкома защищали позиции большинства Политбюро и ЦК.

Позицию Бюро Окружкома поддерживало также большинство членов окружной парторганизации, которая насчитывала в начале 20-х гг. около 3 тыс. человек. При голосовании резолюций выяснилось, что из трех районных организаций Челябинска две были полностью за оппозицию. Копейск (шахтерский пригород Челябинска) также стоял за оппозицию целиком.

Несмотря на то, что оппозиция потерпела в 1923 г. поражение, а ее сторонники в центре и на местах подвергались все более суровым преследованиям, недовольство в партии проводимой большинством ЦК и Политбюро политикой сохранялось.

В 1927 году накопление диспропорций в экономическом развитии СССР в сторону усиления влияния частнокапиталистических тенденций в городе и деревне было дополнено провалом сталинско-бухаринской политики в Китае. Это вызвало новое обострение внутрипартийных разногласий, которые достигли своего пика осенью 1927 года. В этот момент партийно-государственный аппарат постарался сделать все возможное для того, чтобы не дать Левой оппозиции довести свою критику до широких партийных и беспартийных масс трудящихся. Во время ноябрьских торжеств по случаю 10-летия Октябрьской революции дело дошло до прямых столкновений между сторонниками оппозиции и относящимися лояльно к официальной линии работниками ГПУ.

Левая оппозиция вновь потерпела политическое поражение. Свою победу аппарат постарался немедленно закрепить организационными мерами. На состоявшемся в самом конце 1927 года XV съезде ВКП(б) лидеры Левой оппозиции были исключены из партии и вскоре сосланы в Сибирь в административные ссылки.

Эти бурные события наложили свой резкий отпечаток на многие личные судьбы.

Трагическая судьба Бориса Елькина

Один из молодых членов семьи Елькиных, Борис, некоторое время работал в ГПУ, однако в 1926 году перешел на работу в железнодорожные мастерские. Там в этот момент существовала небольшая оппозиционная группа, которую возглавлял другой молодой рабочий, Николай Пастухов. Не порвав окончательно своих связей с ГПУ, Борис Елькин стал поддерживать группу Пастухова и участвовать в ее пропагандистской работе. Не приходится сомневаться в том, что Б. Ельцин действовал искренно под влиянием симпатий к оппозиции.

Местные руководители, боявшиеся усиления влияния группы Н. Пастухова, решили использовать Бориса Елькина как доносчика, делая ставку на его бывшую связь с ГПУ и то, что тот является кандидатом в члены партии. От него потребовали сообщать о всех действиях оппозиционеров.

Так Б. Елькин невольно попал в тиски жестокой политической и моральной дилеммы, которая упиралась в самые драматические вопросы, связанные с процессами перерождения партийного и советского аппарата страны. С одной стороны, Борис Елькин продолжал испытывать уважение к существовавшей системе власти, в котором он видел наследника героических традиций большевизма, несмотря на тот режим запугивания, который насаждался сверху во все большей и большей степени. Он не видел причин для того, чтобы не оказывать ему содействия, пусть даже и путем доносов. С другой стороны, чем дальше, тем больше он убеждался в полнейшей беспринципности тех интриг, которые руководители партийного аппарата и ГПУ вели против честнейших партийцев, примыкавших к Левой оппозиции, и которым сам он глубоко симпатизировал.

После долгих колебаний и сомнений в конце лета 1927 года Б. Елькин написал заявление в ГПУ, в котором раскрыл адреса и имена известных ему оппозиционеров. Это привело к преследованиям названных в заявлении лиц в разгар очередной кампании по разоблачению "троцкизма" в преддверии XV съезда партии.

Б. Елькин понял, что им воспользовались в неблаговидных целях, и поэтому чрезвычайно тяготился тем, что сделал. Однако местные начальники не оставляли его в покое, заставляя двигаться дальше по пути предательств. Когда Борис попытался сопротивляться, его немедленно обвинили в двурушничестве и "контрреволюционной деятельности".

Это окончательно сломило молодого рабочего. 6 октября 1927 года он застрелился у себя в комнате. При нем была обнаружена записка, в которой Б. Елькин сообщал, что к доносу на оппозиционеров его принудили местные чиновники из Окружкома и ГПУ, и называл их имена (2). Кроме этого была найдена предсмертная записка Бориса Елькина, обращенная к друзьям и написанная в стихотворной форме (3).

Аппарат заметает следы

Самоубийство Б. Елькина произвело огромное впечатление на местных партийцев. Всем было ясно, какой глубоко симптоматичный и символический характер оно имеет, показывая, что невозможно оставаться честным членом партии и одновременно участвовать в гнусных махинациях сталинского ГПУ и партийного аппарата. В данном случае самоубийство простого рабочего имело важное политическое значение, разоблачавшее подлинный смысл той борьбы, которую растущая бюрократия вела за свое выживание против Левой оппозиции.

Это самоубийство явилось трагическим выражением и проявлением того факта, что интересы советской бюрократии и идеалы коммунизма не могут быть примирены между собой.

Сестра Бориса Елькина была замужем за известным челябинским большевиком Михаилом Голубых, который был одно время главным редактором областной партийной газеты, но был снят с этой должности за открытую поддержку Левой оппозиции. Продолжая сохранять личный авторитет в местной парторганизации, М. Голубых потребовал провести незамедлительное и детальное расследование этого дела через местную партийную Контрольную Комиссию.

М. Голубых попытался также послать запрос в Москву, в ЦКК, с тем, чтобы была прислана специальная комиссия для разбирательства. Однако местные аппаратчики приложили все усилия к тому, чтобы замять эту неприятную для них историю, случившуюся как раз в момент предельного обострения внутрипартийного кризиса накануне XV партсъезда.

Дело в конце концов действительно удалось замять, для чего М. Голубых в партийном порядке было предписано немедленно уехать с командировкой в Свердловск.

Объединенный пленум Окружкома партии и Окружной КК, который состоялся в Челябинске 12-14 октября 1927 года, был созван во многом именно в связи с делом Б. Елькина, хотя формально это и не стояло в повестке дня. На этом пленуме местная оппозиция была подвергнута организованной травле. В частности, одним из аргументов выступавших аппаратчиков служила мысль, что оппозиция пытается просто спекулировать на самоубийстве Б. Елькина в своих целях. Михаил Голубых выступал на этом пленуме, достойно отвечал на клевету, защищая Левую оппозицию и светлую память о Борисе Елькине (4).

Примечания:

  1. См., напр.: ЦДНИЧО [Центр Документации Новейшей Истории Челябинской Области, - бывший партархив], ф.75, оп.1, д.2, л.13.
  2. Там же, ф. 76, оп. 1, д. 451, л. 8. В своей предсмертной записке Борис Ельцин писал: "... Нашлись те люди, которые способны глотать молодые жизни и после этого, вероятно, будут оправдываться и складывать свою вину на того человека, с которого уже нельзя взять ничего, кроме того, что видеть его вроде какого-то неподвижного предмета. Вот эти-то люди и есть наши челябинские аппаратчики, как-то из-за своей шкуры сдирают другую шкуру стоящего человека ниже их и которому они ставят в обвинение провокацию и еще ряд целый обвинений, от которых у меня волосы встали дыбом... Так такими животными и называются начальник и помощник ОК ГПУ и заместитель секретаря окружкома ВКП(б)".
  3. Там же, л. 42. Здесь Б. Елькин, в частности, говорил, что "его теперь вот тройка загубила".
  4. См.: там же, ф.75, оп.1, д.391, л.16-21.
  5. К началу страницы

    МСВС ждет Ваших комментариев:



    © Copyright 1999-2017,
    World Socialist Web Site