World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : История

Размышления по поводу книги Роя Медведева Капитализм в России? (Москва, 1998 г.)

Международный социализм или национал-реформизм?

Феликс Крайзель
15 октября 1999 г.

В первых двух статьях, посвященных анализу взглядов известного советского диссидента и "социалиста" Роя А. Медведева, которая были опубликованы на МСВС 24 сентября и 14 октября, речь шла об оценке периода правления Ельцина, природы советского общества, экономических воззрениях Р. Медведева и оценке им истории экономического развития Китая и Сингапура.

Статья третья | Статья первая | Статья вторая

Москва, Татарстан, Белоруссия и т.д.

Подумаем теперь об аргументах Р. Медведева в пользу государственного регулирования национального капиталистического хозяйства и попробуем извлечь из этих аргументов рациональное зерно.

Во-первых, нужно сразу указать на нелепость восхищения Медведевым кажущимся благополучием Москвы. При сталинистском режиме столица Советского Союза жила гораздо лучше, чем страна в целом. В значительной степени это происходило за счет того, что правившая страной бюрократия, большая часть которой жила в Москве, снимала сливки с продуктов национального хозяйства. Во всяком случае, в столице жили значительно лучше, чем в провинции. За последний период производство упало везде, в Москве, может быть, больше, чем где-либо. Но расстояние между доходом на душу населения в Москве и в провинциях России еще больше увеличилось и достигло небывалых размеров. Мне попалось года два тому назад вычисление одной российской финансовой фирмы, которая высчитала, что в 1996 году доход на душу населения в Москве в три и четыре раза превышал доход ростовчанина, рязанца или волгоградца. Как всем известно, платят пенсии и зарплаты в Москве более исправно, чем в других местах.

За счет чего это сравнительное благополучие? Мы не хотим давать простой ответ, что, мол, московские чиновники попросту разворовывают внешние иностранные кредиты, пошлину, налоговые поступления и так далее. Все это, конечно, происходит. Но Рой Медведев восхищается не этими преступными доходами, а, так сказать, эффективностью муниципального правительства, государственной мудростью мэра Лужкова, организацией столичного хозяйства и т.д. В чем же здесь дело?

В Москву поступает около 80 % всех инвестиций из-за рубежа, в столице находятся конторы всех иностранных фирм, имеющих дело с Россией. Ренты, которые взимает городское правительство, долларовые расходы иностранцев и "новых русских", услуги, которые требует и за которые платит новая знать столицы, - все это пополняет казну города и позволяет сохранять муниципальные услуги на довольно высоком уровне. В городе строятся деловые здания американского образца для офисов и контор отечественных компаний, таких как Газпром и Менатеп, а также филиалов иностранных кампаний и банков, строятся и обновляются гостиницы и рестораны. В Москве проживают десятки тысяч "новых русских", которые ходят по магазинам и увеселительным заведениям, нанимают персональных шоферов и охранников, докторов, юристов и проституток, открывают для своих детей детские сады и лицеи высшего уровня, покупают билеты в театры и музеи.

Таким образом, вокруг этих тысяч нуворишей работают и кормятся сотни тысяч "почти нормальных русских". Весь этот бизнес создает определенную базу для городского хозяйства, для муниципального транспорта, для поддержания канализации и санитарных узлов города, для сохранения системы здравоохранения и образования и так далее.

Но является ли этот бизнес производительным и самоокупаемым? Являются ли все эти роскошные увеселительные заведения и сверкающие хромом и кристально чистыми стеклами банки и ювелирные магазины нужными для развития и расширения российской экономики? Нет, совсем наоборот. Когда Москва потеряла свое влияние в других республиках бывшего СССР, иностранные фирмы завязали непосредственные связи с этими странами и свернули свои представительства в Москве. Тот же процесс происходит сейчас в отношении некоторых провинций России: растут прямые связи между российскими производителями экспортных товаров и их иностранными контрагентами. Самолеты из Франкфурта и Амстердама летят прямо в Екатеринбург и Санкт-Петербург, не делая посадки в Москве, эшелоны грузов следуют с заводов-производителей за границу тоже, по возможности, в обход столицы. В целях экономии российские капиталисты и их иностранные контрагенты пытаются избежать контроля со стороны жадных взяточников в Москве.

Москва, Нижний Новгород, равно как и многие регионы России, пытаются вести в настоящее время экономическую политику, независимую от федеральной. После того, как система ГКО зашла в тупик года три-четыре тому назад, различные российские губернаторы попытались обойти центральное правительство и начали занимать деньги на международном кредитном рынке. В Китае различные губернии тоже в свое время учредили кредитные корпорации и начали продавать свои квазисуверенные облигации. Одна из этих корпораций из провинции Гуандонг уже вылетела в трубу.

Недавно газета Financial Times сообщила читателям, что нижегородская область обратилась к своим кредиторам с просьбой об отсрочке платежей. Та же заметка предупреждает, что в условиях международных осложнений с задолженностями в Эквадоре, Бразилии и других местах осложняются условия кредита также и для Москвы и других областей России. Предоставляем читателям самим сделать вывод о перспективах дальнейших кредитно-финансовых операций этих местных правительств.

Развитие капиталистического государства

Если рассматривать развитие капитализма в историческом разрезе, то мы видим, что в эпоху первоначального накопления капитала в Голландии, Англии, Франции, Соединенных Штатах Америки и так далее дальновидные буржуа превозносили такие добродетели, как скромность в быту, трезвенность, семейное благополучие и т.д. В течение поколений постепенного развития буржуазного общества вырастали целые религии: лютеранство, пуританство, кальвинизм и т.п.

В политической плоскости в этих странах медленно и стихийно поднимавшейся буржуазии новый класс требовал ограничить вмешательство государства (королевской власти, жадных наследственных феодалов, церковных епископов) в управление обществом и страной. Это требование выражалось в идеале дешевого правительства, буржуазной республики и либерализма.

Рационализация управления и экономия средств имели целью ускорить капиталистическое накопление и способствовать расширению производительных сил. Скромный английский пуританин дорожил каждым пенсом, чтобы вложить его в оборот и увеличить свой рабочий капитал.

В отличие от этого, современные российские капиталисты не имеют никаких видов на будущее и прожигают вчерашние (советского периода) накопления и сегодняшние доходы, как будто завтра - потоп. Кажущееся московское благополучие зиждется на песке.

Р. Медведев проводит разделительную линию между мафиозным развратом в окружении Ельцина с более дисциплинированными и консервативными структурами власти, созданными Минтемиром Шаймиевым в Татарстане, Александром Лукашенко в Белоруссии и Исламом Каримовым в Узбекистане. Сравнительная обеспеченность Татарстана покоится на залежах нефти и на относительно надежном доступе к нефтепроводам и к рынкам сбыта в Западной Европе. Президент Шаймиев сумел добиться весьма льготного раздела доходов с центральным правительством в Кремле и с муллами в Казани.

Но даже и это сравнительное благополучие целиком зависит от влияния мирового рынка. Осеннее (1998 г.) падение мировых расценок на нефть до 11 долларов за баррель нефти типа "брент" сильно ударило по доходам Татнефти и поступлениям в казну Шаймиева. С тех пор цены поднялись до сравнительно высокого уровня в 20 с лишним долларов и Татнефть снова прибыльна. Но долгосрочного базиса для развития татарской экономики нет и в помине. Как стало известно не так давно, чтобы залатать дыры в бюджете, правительство Шаймиева в 1997 и 1998 году заняло через подставные фирмы (в основном, через Татнефть) сотни миллионов долларов в ведущих банках мира. Эти задолженности Татарстана и Татнефти ставят население Татарстана в рабскую зависимость от мировой биржи. Таким образом, даже "сильный", по глазомеру Р. Медведева, Татарстан по сути дела не более, как щепка в бурных волнах мирового экономического океана.

Что касается Белоруссии, Узбекистана и некоторых российских регионов, дисциплинированное управление которыми так нравится г-ну Медведеву, то тучи сгущаются и над ними. Полицейская диктатура номенклатуры и жесткая карточная система могут замедлить падение производства по сравнению с общероссийским, могут несколько продлить стагнацию, но они не способны развить промышленность и сельское хозяйство до мирового уровня. Такие регионы тоже обречены на упадок.

В общем и целом положение отсталых стран продолжает ухудшаться. Независимо от конъюнктурных изменений мировых цен на экспортные товары данной конкретной страны (нефть, газ, металлы, хлопок, кофе и так далее), каждая из них полностью зависит от доминирующего мирового рынка, давления империалистических стран и экономических институтов империализма.

Блага "государственного капитализма"

Но мы обещали читателю найти рациональное зерно в путаных аргументах Р. Медведева по поводу государственно-капиталстического управления хозяйством. Оно все же есть, но понять его можно только в контексте мировой истории.

Развитие английского капитализма происходило на острове, где растущая стихийным образом буржуазия не имела надобности в постоянной армии. Буржуазия XVII и XVIII веков стремилась к дешевому правительству, ограниченному и простому законодательству, республике, скромной церкви. Привело это к тому, что Кромвель отрубил голову Карлу I, чтобы обеспечить буржуазии превосходство над королевским двором, чтобы ограничить притязания дворян, упразднить засилье средневековых обычаев, наследственной иерархии феодалов, князей церкви и т.п.

Но уже в XIX веке, после выступления на сцену политической истории пролетариата, буржуазия поняла, что в ее борьбе с этим новым врагом ей необходима сильная власть, армия, государственная полиция, тюрьмы и прочие атрибуты "сильного" государства. Для национального объединения буржуазной Германии в эпоху усиливавшихся межнациональных раздоров и империалистической хозяйственной политики понадобился "железный канцлер" Бисмарк, который в свою очередь был вынужден провести целую серию законов о правах рабочих, чтобы нейтрализовать германский пролетариат во время эпохи объединения Германии (1860-70 годы).

Кроме этого политического фактора важен и экономический. Ленин в своей работе Империализм заметил исключительно важную роль, которую государство играет в хозяйстве страны в современный период. Империалистическая политика все время толкает в сторону усиления исполнительной власти (президент, премьер-министр, король) за счет парламента и более демократической законодательной власти.

Следует отметить, что в России развитие капитализма шло несколько другим путем и роль государства в подталкивании и управлении хозяйством была - уже с петровских времен - гораздо шире. Бедность и сравнительная малочисленность населения (в расчете на площадь территории) тормозили стихийное развитие мануфактур и буржуазного рынка. Борьба с внешними врагами, с другой стороны, вынуждала правительство самому заниматься организацией производства.

Рой Медведев приводит пример Южной Кореи, капиталистическое правительство которой намечало пятилетние планы развития, содействовало развитию промышленности через посредство финансовых, таможенных и налоговых мер, а также, - нам не совсем понятно, как такой отменный социал-демократ забыл об этом немаловажном факте, - через посредство своей жестокой полицейской политики в отношении стачек и профсоюзов.

Пример Южной Кореи, наверное, казался Р. Медведеву неотразимым года полтора тому назад. Сейчас, после хозяйственного краха Южной Кореи, когда наиболее могучие промышленные тресты, как, например, Daewoo и Hyundai, объявили себя банкротами, а кредиторы продают их с молотка, - сейчас эти аргументы направлены против их автора.

На Западе оценка именно этой "государственно-капиталистической" характеристики "азиатских тигров" тоже изменилась. До совсем недавнего времени (года два-три тому назад) экономисты повально ссылались на успех Японии, Южной Кореи, Тайваня и советовали Соединенным Штатам тоже следовать их примеру. Сейчас, такую государственную помощь капиталистам называют "панибратским капитализмом" (crony capitalism) и обвиняют ее в том, что она способствовала выживанию отсталых, неэффективных и неконкурентоспособных трестов в этих странах.

Рациональное зерно в аргументации Медведева заключается в том, что историческое развитие капитализма идет от менее организованных и более стихийных форм к организованным и централизованным формам. При капитализме, при буржуазной власти это должно вести к умалению реальной демократии, ко все более полному диктату большого капитала. В США, которые обычно показывают будущее капитализма, демократия существует лишь формально: двухпартийная система давно привела к сужению диапазона политических дискуссий в средствах массовой информации, к выборам без выбора, к отсутствию гласного обсуждения каких-либо разногласий.

При социализме мировая интеграция и плановой характер управления производством должны привести к яркому расцвету демократии, к горячему обсуждению в самых широких массах по поводу того, что производить, как производить и как избегать нежелательных последствий.

Мы обратили столько внимания на анализ ошибок экономического характера в книге Р. Медведева потому, что его ошибки и ложные представления очень характерны для всего российского истэблишмента. Воззрения, бытующие в российской прессе, весьма вульгарны и непоследовательны, анализ событий скользит по поверхности, не проникая к корням вещей. В итоге Медведев, вчерашний "борец со сталинизмом" и "социалистический демократ", сегодня расхваливает капиталистическую диктатуру в Южной Корее и признает государственную мудрость Сталина. Да, и Сталина!

Мы уже заметили, что в своей книге Р. Медведев не находит нужным сообщить читателю об анализе Троцкого и критике сталинизма слева, хотя он приводит множество мнений справа: цитирует П. Милюкова, похвально отзывается о реформах Столыпина, ссылается на идеологов монетаризма фон Хайека и М. Фридмана, называет П. Струве идеологом либерализма. Но еще поразительней для поверхностного глаза новая оценка Медведевым роли Сталина в развитии СССР.

На странице 98 Медведев замечает: "Денежная реформа, проведенная в декабре 1947 года, через два с половиной года после окончания войны, была гораздо более гуманной, чем денежная политика гайдаровского правительства... При этом, выбирая из нескольких вариантов реформы один, Сталин остановился на таком варианте, при котором максимально защищались денежные вклады населения".

Здесь мы видим направление мысли Медведева. От критики Сталина и сталинизма "слева" он переходит к оправданию тоталитарной диктатуры над рабочим классом, к восхвалению "просвещенного тирана". Чтобы понять перемену идеологических ориентиров Роя Медведева, мы должны рассмотреть его прошлые исторические концепции. Этот анализ принесет нам дополнительную пользу, так как концепции Медведева являлись одной из важных идейных струй, которые вошли в мировоззрение евросталинизма за рубежом и "перестроечных коммунистов" внутри бывшего СССР.

Смотри также:

Международный социализм или национал-реформизм?
Статья вторая

[14 октября 1999 г.]

Международный социализм или национал-реформизм?
Статья первая

[24 сентября 1999 г.]

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site