World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

  МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Балканский кризис

"Оппозиция" в Сербии

Зоран Джиндич - политический портрет

Петер Шварц
3 сентября 1999 г.

Зоран Джиндич стал любимцем немецких средств массовой информации и политических деятелей. Не проходит и дня, чтобы какая-нибудь газета, радиостанция или телевидение не опубликовывали, не передавали или не показывали с ним интервью. Канцлер Шрёдер уже два раза принимал его у себя в Бонне. С ним обращаются как с государственным деятелем, и, действительно, его хотели бы как можно скорее видеть в качестве главы югославского государства, сменившего на этом посту Милошевича.

По этому поводу никто до сих пор не пытался поставить вопрос перед населением Югославии. Да и зачем это делать? В конце концов, только Вашингтон, Лондон, Париж и Берлин определяют, кто является истинным "демократом", а кто нет, кто относится к "мировому сообществу", а кто находится вне его. Зоран Джиндич это понял. Уже в декабре 1996 года он заявил в интервью журналу Spiegel во весь голос: "Я являюсь той лошадью, на которую Запад делает свою ставку".

Итак, кто же этот человек, который в качестве залога лучшего будущего страны расхваливает ее экономический бойкот и военные страдания для ее населения?

Набросать его портрет нелегко, потому что Джиндич отличается такими качествами - на самом деле, лучше сказать, полным отсутствием каких-либо качеств, - которые со времен завоевания успеха Клинтоном, Блэйром, Шрёдерем и Фишером считаются характерными чертами "современного" политического деятеля, а именно: полным отсутствием ясно выраженной точки зрения.

Перелистывая старые статьи о Джиндиче, можно многое узнать о его "почти без акцента изысканном немецком языке", о его "гладких, исключительно хороших манерах обращения", о его "пуритански оформленном в черных красках белградском бюро" и о его склонности одеваться "преимущественно в черное". Однако при этом мы очень мало или почти ничего не узнаем о его политических взглядах.

Когда десять лет тому назад сталинистские кадры Восточной Европы толпами превращались в убеждённых сторонников рыночной экономики, то народная мудрость создала для этого специальное понятие - "перевертыши". К Джиндичу оно, однако, вряд ли применимо, потому что при этом все-таки необходимо переходить от одной точки зрения к другой. Джиндич же вообще не имеет никакой точки зрения. Он обладает подвижностью и изворотливостью, если не сказать скользкостью, для которых уместно употребить выражение "способный быть хамелеоном".

Джиндич и его временный союзник Вук Драшкович, как писала газета Die Zeit в июне этого года, "в продолжение всей своей карьеры утверждали только то, что обещало им наибольшую выгоду... Оба и в будущем будут руководствоваться не чем иным, как только волей к власти". А газета Tages-Anzeiger еще три года тому назад упрекала Джиндича в том, что для него речь идёт главным образом "о собственной власти, нежели о правах человека и демократии".

Зоран Джиндич родился в 1952 году в северной части Боснии в семье офицера югославской армии. После окончания школы он изучал в Белграде философию, где по причине создания одной оппозиционной студенческой группы был арестован и осуждён к нескольким месяцам тюремного заключения. После отбытия своего срока заключения он продолжил учёбу у Юргена Хабермаса [нынешний глава философской Франкфурской школы] в университете Франкфурта-на-Майне, который находился тогда под влиянием заключительных аккордов студенческих волнений. По слухам, он увлекался в тот период критической теорией Хабермаса и был очарован деятельностью [террористической] группы Баадер-Майнхоф. Свою учёбу он закончил в университете города Констанц, где защитил кандидатскую диссертацию по теме "Критическая теория общества и проблема обоснования у Маркса".

В 1979 году он вернулся назад в Югославию и преподавал в качестве доцента в университетах Нови Сада и Белграда. Очевидно, он помирился с государственными органами власти.

Собственно, начало его политической карьеры приходится на 1990 год. Вместе с друзьями он основал Демократическую партию, от имени которой он в том же году был избран в парламент, а в 1994 году стал ее председателем. От начальных демократических требований он быстро сполз на националистические лозунги. "Сегодня я не являюсь более политиком принципов. Я пытаюсь делать реалистическую политику и знаю этому цену, - пояснял он в январе 1997 года это в газете Welt. - Я знаю, что в Сербии нельзя делать политику, успешную в глазах преобладающего большинства, не учитывая национальных страхов людей. Если это есть национализм, то я как раз националист".

Во время войны в Боснии он и в самом деле усердно продвигал гешефт "национального страха людей". Его Демократическая партия выступала за раскол Боснии и за присоединение населённых сербами областей к Югославии. Когда в 1994 году Слободан Милошевич склонился под давлением НАТО, то Джиндич демонстративно поехал в город Пале [центр сербской общины в Боснии] и заявил о своей солидарности с сербским националистом Радованом Караджичем. То же самое произошло и по отношению к Косово. Первоначально сторонники Джиндича поддержали требование косовской автономии. Однако потом Демократическая партия разыграла националистическую карту: она потребовала проведения мероприятий по ограничению уровня рождаемости среди косовских албанцев.

Своих наибольших до последнего времени политических успехов Джиндич достиг в 1996-97 годах. Ему удалось объединить три партии - Сербское Движение Обновления Вука Драшковича, Гражданский форум Весны Пешич и свою Демократическую партию - против югославского властителя. Союз "Заедно" ("Единство") выиграл в конце 1996 года муниципальные выборы в Белграде. Когда правительство аннулировало результаты выборов при помощи юридических уловок, то в столице начались продолжавшиеся неделями мирные демонстрации, в которых ежедневно принимали участие десятки тысяч людей. Джиндич упражнялся в качестве народного трибуна. В феврале 1997 года ему удалось наконец войти в белградскую ратушу в качестве мэра.

Однако успех "Единства" оказался в то же время и его концом. Оказалось, что за исключением совместной оппозиции против Милошевича союз не имел никаких других скрепляющих оснований, не говоря уже о том, чтобы быть в состоянии дать ответ на жгучие социальные и политические проблемы, с которыми столкнулись массы населения. Драшкович, сербский националист и монархист, опирается на традиции сербских "четников", которые во время Второй Мировой войны боролись против партизан Тито. Пешич, член-учредитель белградского Хельсинкского комитета, ассоциирует себя с движением за гражданские права. А Джиндич стоял за экономическое и политическое открытие страны перед Западом.

В июне, спустя всего четыре месяца после триумфа Джиндича, альянс развалился. В сентябре бывший союзник Джиджича Драшкович сумел изгнать его с поста за "неспособность". Драшкович, который позднее стал вице-президентом Югославии в правительстве Милошевича, объединился для этой цели с партиями правящей коалиции и с ультра-националистом Войиславом Шешелем. На этот раз никто не вышёл на улицу протестовать. Во время своёго короткого пребывания в должности Джиндич растерял свою популярность.

После фиаско "Единства" Джиндич делает ставку на карьеру в качестве партнера Запада. Он оказался достаточно умным для того, чтобы не поддержать открыто натовскую бомбардировку Югославии - в глазах пострадавшего населения это бы его очень сильно дискредитировало. Он даже критиковал НАТО за то, что она занимает слишком недальновидную и опасную политику без далеко идущей стратегии. Одновременно с этим не возникало никаких сомнений в том, что НАТО рассматривает его в качестве замены Милошевича, а сам он при этом рассчитывает со стороны НАТО на политическую поддержку.

9 мая вместе с президентом Черногории Мило Джукановичем он опубликовал декларацию, в которой призвал НАТО к тому, чтобы не вступать ни в какие соглашения по прекращению кризиса в Косово, которые позволили бы Милошевичу сохранить свою власть. Это было, по существу, едва прикрытым требованием к продолжению войны. В отношении же Вука Драшковича, который к тому времени ушёл со своих постов в правительстве Милошевича, было заявлено, что он не должен быть вероятным партнёром Запада, поскольку является инструментом в руках Милошевича.

Нечего поэтому удивляться тому, что Джиндич популярен у западных правительств и прославляется ими в качестве "демократа". Ему осталось теперь доказать только одну вещь: что именно в таком свете он видится также и народу Югославии.

В его многочисленных интервью, которые с началом войны приняли катастрофические размеры, до сих пор не найти и следа ответов на социальные проблемы страны. Джиндич ведь, в конце концов, демократ, а не социалист. И под демократией он понимает - подобно всем другим российским или восточноевропейским демократам - неограниченную свободу действий в интересах международного капитала и тех дельцов, нуворишей и полукриминальных элементов, которые разбогатели под сенью режима Милошевич, а теперь воспринимают оставшиеся государственные и властные структуры исключительно в качестве помехи.

Смотри также:

Заявление редакции МСВС
Почему НАТО воюет с Югославией?: Власть над миром, нефть и золото

[5 июля 1999 г.]

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site