World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

  МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Балканский кризис

Раздираемая конфликтами оппозиция в Сербии

Петер Шварц
30 сентября 1999 г.

Настоящая статья была опубликована на немецкой странице МСВС 3 сентября 1999 г.

Со времени окончания войны в Косово правительства Запада ведут в Сербии интенсивные поиски такого движения, которое было бы в состоянии отстранить Слободана Милошевича от власти. Однако первый крупный смотр сил оппозиции, проведённый в Белграде 19-го августа, принёс горькое разочарование.

Вместо ожидаемого участия от двухсот до пятисот тысяч человек на первую централизованно проводимую манифестацию, к проведению которой призвали различные оппозиционные группировки, пользующиеся поддержкой сербской православной церкви, явилось лишь около ста тысяч участников. Итоги оказались при этом даже еще хуже ожидаемых: вместо сплочённости и силы манифестация продемонстрировала слабость и разрозненность оппозиции. Ораторы вырывали друг у друга микрофоны и поносили один другого, в то время как блюстители порядка за сценой устраивали потасовки.

К проведению манифестации призвал "Альянс за перемены", основанный в сентябре 1998 года. В нём сосредоточено около сорока оппозиционных партий, объединений и профсоюзов.

Рупором "Альянса" является группа "Г-17" состоявшая первоначально из 17-ти "независимых экономистов" (в настоящее время в него вошли ещё несколько других). Группа обнаруживает ярко выраженную ориентацию на Запад и является апологетом курса экономических "реформ", то есть радикальных мер приватизации. Она поддерживает тесные связи с режимом в Черногории, который стремится на основе поддержки со стороны Запада осуществить отделение от Югославии.

"Г-17" намерена побудить правительство Милошевича мирными средствами к добровольной отставке и заменить его правительством из экспертов на переходной период, которое затем в течение одного года должно подготовить меры по проведению выборов. В качестве ведущих фигур подобного переходного правительства обсуждаются кандидатуры 35-летнего Младьяна Динкича который является рупором "Г-17", а также 80-летнего Драгослава Аврамовича. Амврамович до мая 1996 года являлся руководителем югославского Центрального банка и с тех пор состоит в контакте с различного рода оппозиционными группировками. Поскольку в середине 90-х годов ему удалось приостановить гиперинфляцию, он пользуется некоторой популярностью и рассматривается в качестве "спасителя динара". Весной он наряду с президентом Черногории Джукановичем был приглашён в Сараево на международную встречу в верхах в качестве единственного югославского политического деятеля.

Представителями того же союза являются Демократическая партия Зорана Джиндича и Гражданский союз, во главе которого до недавнего времени находилась Весна Пешич. Обе эти партии зимой 1996-97 гг. совместно с Сербским Движением Обновления под предводительством Вука Драшковича учредили союз "Заедно" ("Единство"), который привёл в замешательство режим в Белграде путём организации массовых демонстраций и одержал убедительную победу во время муниципальных выборов. Однако союз "Заедно" распался, как только речь зашла о распределении власти и связанных с нею вотчин в городах, находившихся под влиянием оппозиции. В результате потери на этой почве доверия союзу до сих пор так и не удалось оправиться от кризиса.

Во время недавней манифестации в Белграде Джиндич теперь пригрозил Милошевичу, требуя от него "убраться" в течение двух недель, иначе люди в 50-ти городах выйдут на улицы и принудят его к добровольной отставке. Ввиду явной слабости со стороны оппозиции никто всерьёз не воспринял эту угрозу. Кроме того, Джиндич сразу же почувствовал оппозицию со стороны Вука Драшковича, который тяготеет к поиску компромисса с режимом. Драшкович выступил против учреждения переходного правительства. Нельзя учредить правительство на улице и передать власть в руки совершенно неизвестных лиц, сказал он под бурные протесты со стороны части публики.

Сербское Движение Обновления Драшковича считается самой влиятельной оппозиционной партией; однако сам он считается одиозным политическим деятелем, который попеременно выступает то как пламенный националист и демократ, то как оппозиционер, а то и как союзник режима. После развала союза "Заедно" он временно вошёл в состав югославского правительства, из которого вышел лишь в период войны. Сначала он не намеревался принимать участие в белградской манифестации, но затем неожиданно всё-таки появился на ораторской трибуне и выступил с нападками на организаторов.

Большинство наблюдателей объясняет слабость сербской оппозиции жаждой власти и раздором среди ее участников. Но это является лишь полуправдой. Более серьезной причиной является та глубокая пропасть, которая отделяет оппозицию от населения и его повседневных проблем.

Ещё до начала натовских бомбардировок в Сербии согласно регистрации насчитывалось 830.000 безработных. После разрушения большинства промышленных предприятий более половины трудоспособного населения осталось без работы. Но и те, у кого ещё есть работа, зачастую уже месяцами не видят зарплаты. Инфраструктура страны сильно повреждена, в результате чего многие вынуждены обходится без воды, отопления и электричества. Несмотря на всё это, ни один из ораторов на белградской манифестации не указал выхода из ситуации социального обнищания. Помимо иллюзорных надежд на помощь со стороны тех правительств, которые только что обратили в пепел всю Югославию, им совершенно нечего предложить.

Владан Батич, координатор манифестации и председатель Демократическо-христианской партии в интервью, данном для газеты Sueddeutsche Zeitung 30-го августа, совершенно открыто заявил, что оппозиция намерена прийти к власти на основе обнищания, являющегося прямым результатом натовской политики. Он выступил в качестве апологета продолжающихся санкций против Югославии и завершил своё выступление словами: "Мы хотим, чтобы дело дошло до социальной напряжённости. Мы сможем тогда канализовать её в русло политических требований".

Горан Свиланович, новый лидер Гражданского союза, разъяснил свою общественную ориентацию французской газете Le Monde: "Мы требуем добровольной отставки Милошевича и образования переходного (временного) правительства... Я ожидаю того, что динамика будет исходить от тех лиц, которые обладают в Сербии деньгами. Поскольку Милошевич является не только помехой для оппозиции, но и для богачей, которые близко стоят у власти, контролируют финансы и управляют фирмами".

Со стороны белградских властей, представляющих собой коалицию между старой югославской номенклатурой под руководством Милошевича и ультранационалистами под началом Войислава Шешеля, борьба против такого рода оппозиции оказалась легкой игрой.

Попытка западных правительств создать мощную оппозицию, направленную против Милошевича, напоминает поиск квадратуры круга. Для того, чтобы стать эффективной, оппозиции нужна поддержка снизу. Однако любое движение снизу обращается согласно своей логике и против самих западных правительств, несущих ответственность за социальное обнищание в Югославии. Это связано не только с последствиями самой войны, но и с экономическими программами, на основе которых западные правительства превратили всю Восточную Европу в нищенский дом.

Ввиду бессилия оппозиции взоры обращаются всё в большей степени на возможную опору в рамках самого режима. А в нем между тем всё больше концентрируются кандидаты, выступающие за сотрудничество с Западом.

Некоторые из них открыто перешли на сторону оппозиции. К ним относится, например, Момчило Перишич, который в ноябре 1998 года был снят с поста главы Генерального штаба югославской армии, а в августе 1999 года учредил Движение за демократическую Сербию. Злые языки утверждают, что он якобы озабочен лишь тем, чтобы спасти свою собственную шкуру. В Хорватии за свою роль при обстреле городов Задар и Мостар Перешич был заочно приговорён к многолетнему тюремному заключению.

Другие из них - прежде всего в так называемом "умеренном крыле" Социалистической партии Милошевича - ещё скрываются в тени. К ним относится и Милорад Вукелич, бывший вице-президент партии, директор югославской таможни и процветающий предприниматель, скрывшийся во время войны вместе со своим состоянием в Греции. Примечательно то, что имя его нигде не числится в списке тех 300 функционеров высокого ранга, которые не получили визы Европейского Союза и счета которых заморожены в международных банках. Между тем банковские счета одного из его ближайших друзей, бывшего шефа тайной полиции Йовича Станишича, также уже разморожены, в результате чего возникли дополнительные слухи относительно раскола внутри сербского руководства.

При ближайшем рассмотрении пропасть между режимом и оппозицией в целом является намного менее значительной, чем это может казаться извне. У них практически совершенно отсутствуют разноглася программного толка, а большинство участников оппозиции прежде поддерживали с режимом тесные связи.

В этом отношении показательна роль президента Черногории Мило Джукановича, являющегося ключевой фигурой оппозиции, с которым тесные связи поддерживает не только "Г-17", но и Демократическая партия Джиндича. Джуканович принадлежал к группе молодых черногорских коммунистов, которые в конце 80-х годов в результате путча против старого крыла лидеров Компартии существенно помогли Милошевичу одержать верх и в самой Черногории. Джуканович был вознаграждён за это постом руководителя правительства Черногории и в этой своей функции он оказал поддержку Белграду во время войны с Хорватией и Боснией. Ныне он принадлежит к числу самых богатых людей в регионе. Его состояние основано на контрабандной торговле сигаретами и горюче-смазочными материалами, одним из главных центров которой стала Черногория. Отсюда проистекает и его интерес к тому, чтобы выделить Черногорию из состава Югославской Федерации. Однако для 630.000 жителей этой горной, нищей страны суверенитет не обещает никакой экономической перспективы.

Истинная пропасть на территории Югославии проходит - как можно увидеть со всей очевидностью - не столько между режимом и оппозицией, сколько между режимом, оппозицией и основной массой самого населения. Народу до сих пор не удавалось выразить свои истинные потребности иначе, как только ногами. Согласно некоторым оценкам, за прошедшие 15 лет из остаточной части Югославии эмигрировало полмиллиона жителей, большинство из которых - люди с образованием. Проведенный недавно опрос показал, что 70 % студентов в Белграде намерены эмигрировать.

На место этих эмигрантов пришли беженцы из Хорватии, Боснии и Косово, зачастую обедневшие и необразованные, которые попали в объятия конкурирующих демагогов.

Смотри также:

После кровавой бойни:
Политические уроки Балканской войны

[10 сентября 1999 г.]

Заявление редакции МСВС
Почему НАТО воюет с Югославией? Власть над миром, нефть и золото

[5 июля 1999 г.]

"Оппозиция" в Сербии
Зоран Джиндич - политический портрет

[3 сентября 1999 г.]

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site