World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : История

Версия для распечатки

Сочинения Троцкого о национал-социализме

Вольфганг Вебер
28 января 2000 г.

Осенью 1999 г. немецким издательством "Арбайтерпрессе Ферлаг" (Arbeiterpresse Verlag) и партией "За социальное равенство" (Partei fuer Soziale Gleichheit - немецкая секция Международного Комитета Четвёртого Интернационала) было опубликовано новое издание избранных сочинений Льва Троцкого о Германии. Сборник под названием Портрет национал-социализма содержит десять статей и несколько писем Троцкого 1930-1934 годов. Ниже мы воспроизводим предисловие к этому новому изданию, которое появилось на немецкой странице МСВС 29 сентября 1999 г.

На сегодняшнем книжном рынке можно найти немало книг, которые пытаются подвести итог прошедшего столетия, объяснить его историю и дать ответ на его основные вопросы. Это было столетие беспримерного научного и технического прогресса, в конце которого наблюдается бурное развитие всемирной коммуникационной технологии, применение компьютеров во всех областях производства и научных исследований. Но, с другой стороны, это было столетие, которое породило фашистский террор нацистского господства, массовое уничтожение и две мировые войны. В конце этого столетия тени этой общественной катастрофы не исчезли; нерешёнными на пороге нового века остались и те жгучие вопросы, которые, начиная с той поры, продолжают волновать человечество: как могло дойти дело до такого варварства? почему оно не могло быть предотвращено? был ли приход Гитлера к власти неизбежным?

Предлагаемый сборник сочинений Льва Троцкого о Германии даёт ответ на эти вопросы. Исследования Троцкого, касающиеся истории и тогдашнего положения в Германии, экономической программы национал-социализма, его социальным корням, психологическим и политическим механизмам политической борьбы того времени обнаруживают аналитическую остроту и политическую проницательность, которые по сей день заставляют читателя испытывать чувства восхищения и глубокой заинтересованности. Эти работы принадлежат к числу выдающихся достижений марксисткой мысли, продолжающих традиции классических исследований по политической истории, вышедших из-под пера Карла Маркса или Фридриха Энгельса.

Троцкий писал собранные в данном сборнике письма и статьи не просто для того, чтобы объяснить нечто уже прошедшее и необратимое, а чтобы оказать влияние на актуальные политические и общественные процессы в Германии и предотвратить предвиденную им катастрофу. Он сделал это на основе огромного опыта и авторитета, которым он обладал в качестве теоретика и вождя Октябрьской революции 1917 года и как глава интернациональной марксистской оппозиции против Сталина.

Всё зависело от того, будет ли объединена против фашистской опасности громадная по своей мощи социальная сила, то есть организованный рабочий класс.

Профсоюзы являлись тогда массовыми организациями, а СДПГ и КПГ, будучи рабочими партиями, насчитывали миллионы членов. Сегодня следует напомнить об этом ввиду той дегенерации, которую с того времени претерпели эти организации и партии. Конечно, СДПГ дискредитировала себя в глазах прогрессивных рабочих и интеллигентов уже в 1914 году, когда она одобрила военные кредиты, и в 1918-19 годах, когда она вместе с рейхсвером (армией) и фашистскими штурмовыми отрядами подавляла революцию. Но большинство её членов были тогда ещё рабочими, преданными социалистическим идеям. Привлечь их на свою сторону являлось задачей КПГ, которая в 1919 году была учреждена на основе программы интернационального социализма как революционная альтернатива по отношению к СДПГ. Была ли КПГ в состоянии справиться с этой задачей после убийства Розы Люксембург, Карла Либкнехта и Лео Иогихеса (Тышка), её опытных политических вождей? Какую программу и какую тактику ей следовало бы для этого проводить?

Троцкий выступал за то, чтобы КПГ взяла на себя инициативу и предложила вождям СДПГ и лидерам профессиональных союзов совместные действия против нацистского террора, направленные на защиту всех организаций, партий и прав рабочего движения. Чудовищно быстрый рост рядов нацистской партии не являлся неотвратимым, фатальным процессом. Будучи марксистским диалектиком и вождём революций 1905 и 1917 годов в России, Троцкий точно знал, как быстро может измениться во всеобъемлющем общественном кризисе политическое настроение масс. Прежде всего ему было ясно, что при таких условиях решающим фактом для революционной партии является правильная политическая линия и тактика, ориентирующуюся на объективные потребности рабочих масс. Только таким образом она может привлечь на свою сторону большинство рабочих. Но это является также и предпосылкой для привлечения значительных частей мелкобуржуазных слоёв на сторону рабочих, которые иначе могли бы повернуться в сторону реакции, то есть к Гитлеру.

Однако к этому времени в Коммунистическом Интернационале тон задавали уже не марксисты и не политические и теоретические вожди Октябрьской революции, подобные Льву Троцкому, а Сталин и консервативные слои бюрократии. Москва категорически рекомендовала КПГ стремиться не к единому фронту, а "заклеймить" СДПГ и профессиональные союзы как "социал-фашистов". Несмотря на все ультралевые фразы, КПГ, таким образом, действовала сообща с правыми социал-демократическими вождями. Они, в свою очередь, тоже отвергали все совместные действия с КПГ, направленные против коричневорубашечников, и поддерживали буржуазную республику даже тогда, когда её апологеты уже явно прокладывали путь к фашизму.

Чем дальше рабочие партии показывали свою неспособность объединённо противостоять фашистскому террору, тем легче Гитлеру и его бандам удавалось рекрутировать растущие толпы отчаявшихся и деклассированных элементов из мелкой буржуазии и люмпен-пролетариата на свою сторону и превращать их в штурмовые отряды для установления своей диктатуры и разгрома рабочего движения.

Лев Троцкий анализирует в своих трудах роковую линию и тактику КПГ, все её повороты и витки и предостерегает от их последствий. Он доказывает, что эта политика, представляющая собой смесь из высокопарных ультралевых фраз, слепоты и трусости основывалась на социальных инстинктах и политических взглядах внутри правящих кругов в Советском Союзе, обнаруживая прямые противоречия с интересами интернационального рабочего движения. За это в Германии пришлось заплатить высокой ценой: Гитлеру удалось без единого выстрела прийти к власти, укрепить её, подавив своих соперников, и обеспечить подготовку к войне.

Исследования Троцкого, его предостережения и предложения относительно программной альтернативы по отношению курсу Коминтерна и КПГ подчёркивают несостоятельность и бессодержательность тезисов Даниеля Голдхагена (Goldhagen). Гитлер пришёл к власти не потому, что немецкий народ в своём большинстве не имел иного стремления, как только убивать евреев. Основной причиной его восхождения к власти явились тупоумие и предательская политика как СДПГ, так и КПГ, которые в политическом плане полностью парализовали рабочее движение, а также подорвали возрастающую силу его идеологического сопротивление против яда расизма и антисемитизма.

Разумеется, Голдхаген не одинок в своих представлениях. Он только довёл до абсурда те воззрения, которые широко распространены как в учебниках, так и у большинства историков: если такой феномен, как Гитлер, и может быть объяснён, то только близорукостью людей вообще или их злобной натурой. Отсюда же вытекает и теория коллективной вины, прежде всего немцев. Весьма распространено также и представление о том, что растущая безработица и обнищание вследствие мирового экономического кризиса якобы неотвратимо способствовали растущему влиянию Гитлера на массы, поскольку он пообещал им хлеб и работу. После трехлетней депрессии немецкое общество стало "интолерантным", - пишет в своей недавно вышедшей биографии Гитлера британский историк Ян Кершоу (Kershaw). Диктатура Гитлера была, таким образом, "не навязана Германии", а возникла на основе "ожиданий и мотиваций немецкого общества". Одновременно следует обратить внимание на то, что на 900 страницах его толстой книги СДПГ и КПГ едва упоминаются, а их политическая эволюция вообще не подвергнута никакому серьезному исследованию.

Подобного рода объяснения полностью игнорируют социальные противоречия и борьбу, которая расчленила немецкое общество по классовому признаку. На стороне Гитлера стояли не миллионные массы, а миллионеры, как это уже тогда запечатлел на своём знаменитом фотоколлаже Джон Герфильд (Hertfield). Гитлер пришёл к власти не благодаря победе на парламентских выборах, а путём манёвров и интриг внутри правящей клики промышленников, банкиров, крупных землевладельцев и военных. Начиная со своего пропагандистского сочинения Майн Кампф в 1924 году и кончая своей пресловутой речью в Дюссельдорфском клубе промышленников в начале 1932 года, Гитлер неоднократно обещал этим кругам одно и тоже: диктатуру внутри страны и войну за её пределами. Разгром рабочего движения должен был проложить путь для завоевания Советского Союза на Востоке и для реванша, направленного против победителей предыдущей мировой войны, на Западе.

Однако нацисты натолкнулись на ожесточённое сопротивление со стороны рабочего движения и поэтому были вынуждены поддерживать своё господство путём безжалостного насилия банд штурмовиков (SA), а после прихода к власти опираться на Гестапо, убийственную юстицию немецких судей и на концентрационные лагеря для политических противников. Во время парламентских выборов в ноябре 1932 года, последних перед приходом Гитлера к власти, СДПГ и КПГ вместе получили на полмиллиона голосов больше, чем нацисты, которые, в свою очередь, по сравнению с предыдущими выборами потеряли два миллиона голосов своих сторонников. Рабочее движение с его партиями вновь проявило себя в тот момент в качестве могущественного и даже решающего политического фактора. Исторический и политический анализ Льва Троцкого, а также его предложения, касающиеся политики, направленной против нацистов и на учреждение совместного практического, боевого союза между СДПГ и КПГ, были не только абсолютно правильными, но и вполне реальными.

Только таким путем удалось бы остановить нацистов, предотвратить массовое уничтожение, а также и мировую войну! По мнению Льва Троцкого, Единый фронт явился бы смертельным ударом для фашизма; он значительно ослабил бы политический режим буржуазии, юнкеров (помещиков) и генералов и усилил бы влияние организованных рабочих и КПГ. Он открыл бы собой начальный период революционной классовой борьбы, в ходе которой рабочее движение во главе с марксистским руководством было бы в состоянии обеспечить себе социалистический выход из общественного кризиса.

Это позволяет по-настоящему определить то значение, которое для всемирной истории имел триумф Сталина над Троцким и над интернациональной Левой оппозицией. Спустя десять недель после поражения на выборах в ноябре 1932 года, нацисты были уже у власти, и сразу наступила катастрофа. Политический раскол и дезориентация, исходившие в течении десяти лет от политики КПГ и СДПГ, сломили сопротивление рабочих. Этот факт не остался скрытым для наиболее сознательных представителей буржуазии. Они пришли к пониманию того, что сейчас они могут полностью рассчитывать на успех политики Гитлера, не рискуя взрыва упорной борьбы, исход которой мог бы стать непредсказуемым и которая помешала бы ходу их предпринимательства.

И даже после назначения Гитлера рейхсканцлером вожди Коминтерна и КПГ не видели необходимости в том, чтобы критически обдумать и исправить свою собственную политику. Наоборот, они направили рабочих из огня ультралевой "борьбы против социал-фашизма" в полымя ультраправого Народного фронта во Франции и в Испании, что явилось открытым подчинением буржуазным партиям и правительствам. Если бы КПГ и Коминтерн вместо этого на основе марксистского анализа Троцкого порвали бы с политикой Сталина, то ход событий в этом столетии изменился бы коренным образом.

Сталин взял вверх над Троцким не в силу веских аргументов, а в результате социального перевеса, которого достигла бюрократия как в Советском Союзе, так и внутри Коминтерна. С каждым поражением революционной борьбы за пределами Советского Союза, как, например, в 1923 году в Германии и в 1927 году в Китае, которое было вызвано политикой Сталина, ослаблялась позиция рабочих и в самом Советском Союзе. Бюрократия же чувствовала себя ввиду этого ещё надёжней в своём положении и действовала всё самоуверенней. Сталин начал расправляться с революционерами в своей собственной стране, исключив cначала из партии тех марксистов, которые опирались на политику Троцкого, затем отправив их в ссылку и, в конце концов, - после того, как Гитлер разгромил в Германии рабочее движение и опасность социалистической революции временно миновала, - проведя массовое убийство коммунистов в ходе Московских процессов.

Одной из самых больших и роковых концепций завершающегося столетия была идея о том, что борьба против фашизма и войны требовала поддержки советского правительства во главе со Сталиным. Только так можно было бы, согласно этому аргументу, защитить завоевания Октябрьской революции от происков ее главного врага. Необходимо было, исходя из этой точки зрения, заключить союз с московским руководством или, по крайней мере, не допускать критики по отношении к нему. Из представителей тех широких слоёв деятелей искусства и интеллигенции, которые в продолжение тридцатых и сороковых годов упорно придерживались такого ложного мнения, следовало бы назвать Лиона Фейхтвангера, Генриха Манна и Бертольда Брехта. Все они обнаружили свою любовь к Советскому Союзу именно в тот период, когда Сталин уже обладал прочной властью, а идеалы Октябрьской революции уже давно были задушены политическим и культурным засильем бюрократического господства. Талантливые и даже выдающиеся личности превращались в результате оппортунистического приспособленчества в политически жалкие фигуры и довольно часто утрачивали своё творческое величие и силу.

В действительности именно Сталин своей политикой расчистил путь фашизму и войне. Он возглавил социальное и политическое движение, направленное против Октябрьской революции, проводя внутри Советского Союза реставрацию многих мерзостей старого прошлого. Этот процесс не только сопровождался террористической реакцией буржуазных и мелкобуржуазных слоёв за пределами Советского Союза против завоеваний Октябрьской революции и революционной борьбы рабочего класса, особенно в таких странах, как Германия или Италия, но и находился в тесной взаимосвязи с нею. Спустя пятьдесят лет после событий того времени, в результате завершения процесса реставрации путём распада Советского Союза и восстановления на его территории рыночной экономики, опасность новых империалистических войн и фашистских движений снова становится всё более реальной. Чтобы убедится в этом факте, достаточно обратить свои взоры на Балканы, на внутреннее развитие событий в бывшем Советском Союзе и на соперничество крупнейших западных держав в борьбе за раздел добычи на востоке Европы.

Таким образом, читатель найдёт в трудах Льва Троцкого основной ключ к пониманию завершившегося столетия и сделает решающие выводы относительно того, как следует строить будущее в новом столетии и каким образом можно уберечь человечество от наступления нового варварства.

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site