World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Марксистская политическая экономия

Версия для распечатки

Член редакции МСВС Ник Бимс отвечает на вопрос читателя о трудовой теории стоимости


11 мая 2000 г.

Нижеследующий материал был опубликован на английской странице МСВС 29 апреля 2000 г.

Уважаемый г-н Бимс,

Я хотел бы получить Ваш ответ на вопрос о трудовой теории стоимости: по каким соображениям Вы считаете Маркса учеником Рикардо и насколько, по Вашему мнению, это верно?

Жду Вашего ответа.

Заранее благодарен,
В.Дж.С.
28 апреля 2000 г.

----

Уважаемый В.Дж.С.

Полное освещение Вашего вопроса об отношении между Марксом и Рикардо потребовало бы ответа размером с книгу. Насколько мне позволяют время и место, я сосредоточусь здесь лишь на самых главных моментах.

Маркс считал Рикардо и его предшественника Адама Смита выдающимися представителями того, что он называл классической политической экономией. Эта классическая школа, которая в лице Рикардо достигла наивысшего пункта собственного развития, развивала свои теории в условиях, когда растущая буржуазия еще боролась с представителями землевладельческих классов и преобладанием меркантилистских концепций, чтобы расчистить дорогу капиталистическому производству, и когда она еще не стояла перед лицом угрозы своему порядку со стороны рабочего класса. В этих условиях классическая политическая экономия была в состоянии добиваться научных открытий. Однако после Рикардо рабочий класс начинает выходить на сцену в качестве угрозы буржуазному порядку, и буржуазная политическая экономия все в большей степени становится идеологической защитой капитализма.

Одним из величайших достижений этой классической школы являлась трудовая теория стоимости, которая нашла своего выдающегося защитника в лице Рикардо. Адам Смит установил, что пропорции, в которых обмениваются товары, определяются воплощенным в них количеством труда. Однако, когда он стал исследовать капиталистическое общество, он споткнулся о вопрос о прибыли. Если товары обмениваются по их стоимостям и если труд получает свою полную стоимость, то откуда вырастает прибыль? Смит сделал вывод, что хотя трудовая теория может использоваться по отношению к простому товарному хозяйству, она не применима к изучаемому им капиталистическому обществу. Поэтому он дополнил теорию стоимости: стоимость товара определяется стоимостью его компонентов - труда, капитала, земли. Конечно, такая теория ничего не объясняет, поскольку она говорит, что стоимость товара определяется стоимостью других товаров, оставляя открытым вопрос о самой стоимости.

Рикардо подверг сомнению отказ Смита от трудовой теории стоимости. Он утверждал, что она применима для капиталистического общества, и что стоимостью любого товара является рабочее время, воплощенное в нем. На основе трудовой теории стоимости он стремился объяснить распределение продуктов между тремя главными классами: рабочими, капиталистами и землевладельцами. Он показал, что новая стоимость, добавляемая рабочими в процессе производства, распределяется между капиталистами и рабочими в форме заработной платы и прибыли, и что стоимость товара остается неизменной, независимо от того, каково количественное соотношение этих двух частей.

Однако Рикардо не смог объяснить, каким образом закон стоимости руководит обменом между капиталом и трудом, то есть каким образом прибавочная стоимость может вырастать на основе обмена эквивалентами.

В своем предисловии ко второму тому Капитала Энгельс разъяснил состояние экономической науки до открытий Маркса:

" Существование той части стоимости продукта, которую мы называем теперь прибавочной стоимостью, было установлено задолго до Маркса; точно так же с большей или меньшей ясностью было высказано, из чего она состоит, именно: из продукта того труда, за который присвоивший его не заплатил никакого эквивалента. Но дальше этого не шли. Одни - классические буржуазные экономисты - самое большее исследовали количественное отношение, в котором продукт труда распределяется между рабочим и владельцем средств производства. Другие - социалисты - находили это распределение несправедливым и выискивали утопические средства для устранения несправедливости. И те и другие оставались в плену экономических категорий, которые они нашли у своих предшественников" (Маркс К., Капитал,т. 2, с. 20; курсив Ф. Энгельса).

Далее Энгельс замечает, что Марксу было необходимо подвергнуть критике теорию стоимости Рикардо. Он показал, что рабочий продает не свой труд капиталу, а свою рабочую силу, или способность к труду. Стоимость рабочей силы определяется количеством труда, необходимого для ее воспроизводства. Однако новая стоимость, которая создается посредством потребления рабочей силы в процессе производства, является чем-то совершенно иным, и эта разница является источником прибавочной стоимости.

Раскрыв происхождение прибавочной стоимости, Маркс смог разрешить одну из основных проблем, на которой споткнулась школа Рикардо. Если труд является источником стоимости и если товары обмениваются по своей стоимости, то как получается, что норма прибыли имеет тенденцию к выравниванию во всех отраслях производства? Согласно трудовой теории стоимости, развиваемой Рикардо, отрасль промышленности, в которой доля труда более высока, должна получать более высокую норму прибыли. Однако этот вывод противоречит тому факту, что нормы прибыли на равные расходы капитала имеют тенденцию к выравниванию. Маркс показал, что, хотя каждый отдельный капитал вносит свой вклад в совокупную массу прибавочной стоимости в соответствии с тем количеством труда, которое он непосредственно эксплуатирует, доля этого отдельного капитала в общем количестве прибавочной стоимости определяется лишь в соответствии с его долей в совокупном капитале. Иными словами, Маркс выявил различие между прибавочной стоимостью, извлеченной из труда, и прибылью, формой прибавочной стоимости, присваиваемой каждой частью капитала.

Далее Маркс смог раскрыть происхождение тенденции нормы прибыли к понижению. Все политэкономы отмечали эту тенденцию. Смит полагал, что она является результатом конкуренции - положение, отвергнутое Рикардо. Последний утверждал, что тенденция понижения нормы прибыли вырастает из того факта, что прибыли падают, когда растет стоимость зарплаты. Стоимость зарплаты определяется стоимостью товаров, необходимых для поддержания рабочих, большая часть которых состоит из сельскохозяйственных продуктов. Когда капиталистическое производство развивается, необходимо вовлекать в производство больше земли. В той степени, в какой плодородие этой земли убывает - более производительные земли используются прежде всего - стоимость сельскохозяйственных продуктов будет иметь тенденцию к росту, стоимость зарплаты будет увеличиваться и, соответственно, норма прибыли будет иметь тенденцию к падению. Иными словами, тенденция нормы прибыли к падению является результатом уменьшающейся производительности труда в сельскохозяйственном производстве.

Как разъяснил Маркс, объяснение Рикардо переходит от политической экономии к химии. В противовес Рикардо он показал, что тенденция нормы прибыли к понижению вырастает не из уменьшения производительности труда, а, напротив, из ее увеличения.

Труд является единственным источником прибавочной стоимости. Однако норма прибыли складывается не на основе капитала, затраченного на покупку рабочей силы (переменного капитала), а всего капитала, использованного в производственном процессе, то есть на основе капитала, израсходованного на покупку постоянного капитала (сырых материалов и машин), а также переменного капитала. Поскольку возрастает производительность труда, постольку то же количество рабочей силы приводит в движение большую массу постоянного капитала (сырых материалов и машин). Так как постоянный капитал просто переносит свою стоимость на конечный товар и не создает прибавочной стоимости, то существует внутренняя тенденция нормы прибыли (рассчитываемой как отношение прибавочной стоимости ко всему капиталу, использованному в процессе производства) к понижению.

Было бы неверно заключать на основе вышеназванных моментов, что Маркс просто перенял трудовую теорию стоимости от Рикардо, сделав некоторые поправки и улучшения. Он осуществил, как сообщает подзаголовок Капитала, "критику политической экономии".

Обоснование этой критики дается в Капитале. Суммируя свое отношение к классической школе, Маркс пишет:

"Правда, политическая экономия анализировала - хотя и недостаточно - стоимость и величину стоимости и раскрыла скрытое в этих формах содержание. Но она ни разу даже не поставила вопроса: почему это содержание принимает такую форму, другими словами - почему труд выражается в стоимости, а продолжительность труда, как его мера, - в величине стоимости продукта труда?" (Маркс К., Капитал,т. 1, с. 90-91).

То, на что указывает Маркс, связано со следующим вопросом: почему продукт труда принимает форму товара? Каждое общество вынуждено решать задачу распределения общественного труда для того, чтобы сохранять себя. Каким образом происходит этот процесс в капиталистическом обществе, в котором производство осуществляется индивидуальными производителями? Здесь важно помнить, что эти индивидуальные производители не производят для своего собственного потребления, их производство носит общественный характер. Каким же образом затем распределение труда регулируется в условиях, при которых не существует всеохватывающего общественного контроля? Оно регулируется и может регулироваться только отношением товаров, вещей, продуктов труда.

Только при очень специфических условиях продукт труда принимает форму товара, который обменивается на рынке. В примитивном обществе, например, существует разделение труда и различных продуктов труда, однако эти продукты не принимают форму товара. Члены племени не делят продукты труда в соответствии с рабочим временем, которое было затрачено каждым из них.

Социалистическое общество, как и всякое другое общество, которое ему предшествует, также будет иметь задачу распределения общественного труда, чтобы сохранять и развивать общество. Однако это будет осуществляться сознательно посредством составления плана и дальнейшего дополнения и изменения этого плана.

Что же касается буржуазного общества, в котором нет сознательного контроля над общественным производством, то распределение и перераспределение общественного труда может осуществляться здесь только посредством стоимостных отношений между продуктами труда, то есть между вещами.

Продолжая свою критику классической школы, Маркс объяснил, что на этих формулах "лежит печать принадлежности к такой общественной формации, где процесс производства господствует над людьми, а не человек над процессом производства". Однако "эти формулы представляются ее буржуазному сознанию чем-то само собой разумеющимся, настолько же естественным и необходимым, как сам производительный труд" (Маркс К., Капитал,т. 1, с. 91).

А в примечании Маркс пишет: "Один из основных недостатков классической политической экономии состоит в том, что ей никогда не удавалось из анализа товара и, в частности, товарной стоимости, вывести форму стоимости, которая именно и делает ее меновой стоимостью. Как раз в лице своих лучших представителей А. Смита и Д. Рикардо она рассматривает форму стоимости как нечто совершенно безразличное и даже внешнее по отношению к природе товара" (там же).

Маркс продолжает, говоря, что причина этого лежит не просто в том факте, что они поглощены анализом величины стоимости, что причина эта лежит глубже. "Форма стоимости продукта труда есть самая абстрактная и в то же время наиболее общая форма буржуазного способа производства, который именно ею характеризуется как особенный тип общественного производства, а вместе с тем характеризуется исторически" (там же).

Кратко говоря, сущность марксовой критики трудовой теории стоимости Рикардо заключается в том, что последняя начинает с рассмотрения стоимостной формы продукта не как характерной черты определенной исторически-развитой формы производства, а как происходящей из природы и поэтому не обеспечивающей возможности любого дальнейшего исследования. Именно этот недостаток, утверждает Маркс, ведет к ошибкам классической школы, когда она переходит к анализу дальнейшего развития стоимостной формы в деньгах, капитале и т.д.

Научные открытия, сделанные Марксом, были бы невозможны без достижений классической школы. Однако Маркс не может считаться учеником Рикардо. В то время как Рикардо принимал категории политической экономии, Маркс подверг эти категории фундаментальной критике и таким образом показал обнаруженные противоречия в буржуазном способе производства, из которого они вытекают.

Я надеюсь, что этот ответ, со всеми своими ограничениями, окажет Вам некоторую помощь в исследовании этого вопроса.

Искренне Ваш,
Ник Бимс

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site