World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Северный Кавказ

Версия для распечатки

Кавказ в борьбе за нефть

Новая вспышка военных действий в Абхазии

Патрик Рихтер и Петер Шварц
21 декабря 2001 г.

Настоящая статья была опубликована на немецкой странице МСВС 30 октября 2001 г.

В то время как все внимание мировой общественности оказалось сосредоточенным на войне США против Афганистана, в другой части Центральной Азии снова воспламенился уже давно незаметно дремавший конфликт. С начала октября в Абхазии возобновились военные столкновения между боевиками и подразделениями абхазского правительства, которые угрожают разрастись до конфликта между Россией и Грузией.

Абхазия, которая простирается от вершин Кавказа до берегов Черного моря, согласно международному праву входит в состав Грузии и находится на северо-западе этого закавказского государства. После 1992-93 годов, когда в кровавой гражданской войне было убито свыше 10.000 человек, а четверть миллиона грузинских жителей изгнано, Абхазия стала фактически независимой. Абхазское правительство даже ходатайствовало о приеме в состав Российской Федерации, в то время как тбилисское правительство настаивает на том, чтобы Абхазия осталась составной частью Грузии, и готово вести переговоры только о расширении ее автономии.

Абхазия находится под защитой российских войск, которые в ходе гражданской войны поддерживали абхазских сепаратистов и с тех пор находятся в Абхазии в качестве «миротворцев». С 1993 года состояние перемирия контролируется также специальной миссией ООН (UNOMIG), в которую входят 23 страны, в том числе США, Россия и Германия. Еще в 1999 году на конференции ОБСЕ в Стамбуле было достигнуто соглашение, по которому Россия обязалась вывести свои войска с военной базы в Гудауте (Абхазия), однако это соглашение правительство России до настоящего времени не выполнило. Высокопоставленные лица командного состава заявили, что это продлится еще по меньшей мере 15 лет.

После того как в течение многих лет абхазский конфликт тлел на малом огне, с августа этого года снова начались вооруженные столкновения, которые развернулись главным образом в пограничной полосе, расположенной в Кодорском ущелье, между Абхазией и Грузией, и привели ко многим жертвам. Согласно российским и абхазским данным несколько сотен чеченских и грузинских боевиков под руководством чеченского полевого командира Руслана Гелаева проникли с грузинской стороны в эту область и совершили нападение на ряд абхазских деревень.

После временной военной паузы эти сражения вновь возобновились в сентябре и достигли своей высшей точки четвертого октября. В этот день было захвачено селение Георгиевское, которое в тот же день вновь было отвоевано абхазскими частями. В ходе боев погибло по меньшей мере 14 человек. Спустя четыре дня, восьмого октября, на том же месте во время своего регулярного контрольного полета был сбит вертолет ООН. Девять человек было убито: пять наблюдателей ООН, местная переводчица и украинский экипаж, состоявший из трех человек.

На следующий день боевые самолеты бомбардировали деревни в северной Абхазии. Москва сначала отрицала, что в этом налете участвовали российские самолеты, а позднее заявила, что российский самолет сбился с пути во время участия в военных действиях в Чечне (которая находится в 500 километрах к востоку!). Семнадцатого октября российские боевые самолеты опять вторглись на грузинскую территорию. Как с российской, так и с грузинской стороны на общую границу были переброшены тысячи солдат, что спровоцировало наиболее серьезный кризис в российско-грузинских отношениях, начиная с 1993 года.

Запутанная игра

До сих пор неясно, кто несет ответственность за вспышку боевых действий в Абхазии и за уничтожение вертолета ООН. В потоке взаимных обвинениях сами участники не всегда могут ясно установить, что является правдой, а что — пропагандой.

Россия уже давно обвиняет Грузию в том, что она предоставляет чеченским мятежникам убежище в непосредственно прилегающем к чеченской границе Панкисском ущелье. Оттуда бойцы Гелаева по договоренности с грузинским правительством двинулись в направлении Абхазии, чтобы способствовать ее новому завоеванию и открыть второй фронт против России. Российская газета 12 октября даже утверждала со ссылкой на пойманных чеченских бойцов, что нападение на Кодорское ущелье было лично согласовано Гелаевым с грузинским президентом Эдуардом Шеварднадзе. Достоверных доказательств для подобных утверждений, разумеется, предъявлено не было. Грузинское правительство отрицает свою ответственность и не признает, что Гелаев когда-либо находился на территории Грузии.

С грузинской стороны распространяется слух, что в недавних столкновениях речь идет о российской провокации с целью дискредитации грузинского правительства, которое могло бы быть заклеймлено в качестве пособника «террористов». Военнослужащие грузинской армии утверждают, что подслушали радиопереговоры размещенных в пограничной области солдат российской армии, в ходе которых им дали распоряжение симулировать шум борьбы и бесцельно стрелять во всех направлениях. Сверх того, грузинская армия не располагает переносными ракетами класса «земля-воздух», которыми был сбит вертолет ООН.

Согласно третьему — и наиболее вероятному — тезису сражение фактически было спровоцировано чеченскими и грузинскими боевиками, однако было поддержано не президентом Шеварднадзе, а теми грузинскими правительственными кругами, которые не принимают прозападный курс Шеварднадзе. В связи с этим упоминается министр внутренних дел Каха Таргамадзе, который считается в узком кругу посвященных «человеком Москвы» и рассматривается в качестве возможного наследника Шеварднадзе.

Участие Таргамадзе объяснило бы, как чеченские бойцы смогли беспрепятственно проехать 400 километров через всю Грузию к абхазской границе и не попасться никому на глаза. В пользу этой версии говорит также то, что Шеварднадзе отсутствовал при начале боевых действий. Он находился в США с государственным визитом.

Возможно также, что эту вылазку осуществила за спиной президента Владимира Путина российская армия — самостоятельно или в сотрудничестве с пророссийскими силами в Грузии. Недавнее сближение Путина с США вызывает неприятие среди высших кругов российских военных и спецслужб. Особенно острую критику вызвало недавнее решение Путина закрыть российскую станцию слежения Лурдес на Кубе и базу флота Камрань во Вьетнаме, а также данное Кремлем согласие на использование правительством США бывших российских военных объектов в Узбекистане.

Незадолго перед тем, как размещение американских войск в Узбекистане стало реальностью, министр обороны Сергей Иванов категорически исключал саму эту возможность. Михаил Делягин, директор московского института глобализации, говорил о «крайней глупости, потому что мы отказались от нашего стратегического влияния». Московская газета Время Новостей, которая выходит в сотрудничестве с Newsweek, уже предвидит появление в политической элите России массовой, хотя и не выраженной открыто, оппозиции против курса Путина и высказывает предчувствие, что это может напоминать последнюю фазу президентства Михаила Горбачева в 1990 году.

Борьба за нефть

Хотя пока и неясно, кто и какие интриги плетет в Абхазии, недавние столкновения, однако, явно показывают, что за фасадом «альянса против терроризма» между крупнейшими и региональными державами с неослабевающей силой продолжается игра в покер за власть и влияние в Центральной Азии.

После распада Советского Союза в центре внешнеполитической борьбы стоит вопрос, кто будет контролировать богатый сырьем и стратегический важный регион в самой сердцевине евразийского континента. Ключевой вопрос при этом — каким образом можно доставлять на мировой рынок нефтяные и газовые ресурсы региона.

После обретения бывшими советскими центрально-азиатскими республиками независимости Россия также обладала монополией на все имеющиеся здесь нефтепроводы, которые проходили по российской территории. Поэтому западные державы начали интенсивно стремиться поиску альтернативных маршрутов экспорта, стремясь сломить российскую монополию и открыть западным нефтяным концернам прямой доступ к каспийской нефти.

Кратчайший путь на юг через Персидский залив был блокирован из-за американской политики санкций против Ирана. Режим мулл в Тегеране ни в коем случае не должен был контролировать маршруты транспортировки нефти. На юго-востоке препятствием планам строительства нефтепровода поначалу была гражданская война в Афганистане, а потом — конфликт с режимом Талибана. (Идущая сейчас против Афганистана война служит преимущественно тому, чтобы изменить это положение и установить в Кабуле зависимый от Запада режим. Однако если это даже и удастся, то потребовались бы годы для того, чтобы снова построить необходимую инфраструктуру в разрушенной войной стране).

Итак, остался только путь на запад, и здесь Грузия оказалась идеальным коридором, который связывает нефтедобывающий Азербайджан с Черным морем. С европейской и американской стороны были предприняты значительные усилия с целью оторвать эту страну от российской зависимости и присоединить ее к западному блоку.

Грузия и Азербайджан оказались в самом центре проекта TRACECA (Transpor Corridor Europe-Caucasus-Asia), претворенного в 1993 году в жизнь Европейским союзом. Этот быстрый и экономически выгодный транспортный и коммуникационный путь из Европы в Азию — так называемый шелковый путь 21-го века — должен был быть осуществлен в качестве альтернативного маршрута транспортировки нефти, минуя Россию. В 1996 году возник еще один консорциум под названием INOGATE (Interstate Oil and Gas Towards Europe), в котором определенную роль играют США. Он ориентирован на строительство нефтепроводов, железных дорог, улиц, портов и аэропортов между Азербайджаном и Украиной через территорию Грузии. Одной из кульминаций этих усилий стала проведенная в сентябре 1998 года в Баку конференция, в работе которой участвовали 33 страны, 12 международных организаций и 21 большие нефтяные фирмы из одних только США.

С середины девяностых годов к союзу ГУУАМ присоединились Грузия, Азербайджан, Украина, Молдавия и, наконец, Узбекистан (в результате чего и сложилось само название, образованное от сложения начальных букв этих стран), тесно сотрудничающие и ориентирующиеся на НАТО. Еще один опирающийся на НАТО союз должен быть образован между Турцией и Азербайджаном.

Россия сопротивлялась этому ходу событий, разжигая этнический конфликт в Грузии (Абхазия и Южная Осетия) и при этом усиливала хроническую политическую нестабильность в этой стране. Президент Шеварднадзе обвинил Москву даже в том, что она несет ответственность за покушение на него. Грузия, со своей стороны, предоставила чеченским сепаратистам свою территорию для отступления под давлением российских войск. Через воюющую Чечню проходит нефтепровод, который связывает азербайджанскую столицу Баку с российским черноморским портом Новороссийск — до 1999 года это была единственная связь между Каспийским и Черным морями. С тех пор эта связь оказалась почти полностью разрушенной.

В начале 1999 года усилия Запада привели к первому успеху. Начал функционировать нефтепровод, идущий от Баку к грузинскому черноморскому порту Супса. Его построил консорциум во главе с британо-американским концерном «BP-Amoco». Вследствие этого впервые со времен нефтяных пионеров Ротшильда и Нобеля нефть из Баку снова потекла на запад, минуя российские территории.

Правда, мощность нового нефтепровода незначительна — пять миллионов тонн в год. В десять раз более мощный нефтепровод, который должен дальше проходить через Турцию в порт Средиземного моря Джейхан, находится еще в стадии планирования и может быть построен не раньше 2006 года. Правительство США, исходя из политических соображений, в течение многих лет явно тяготело к проекту строительства нефтепровода Баку-Джейхан. Однако нефтяные концерны встретили этот план скептически, как вследствие его большой протяженности (1730 километров), так и вследствие высоких расходов по его созданию (2,9 миллиардов долларов). Этот нефтепровод стал бы себя окупать только в том случае, если бы вместе с азербайджанской нефтью с его помощью доставлялась бы также и нефть из Казахстана, которая в настоящий момент перевозится на кораблях или транспортируется через Каспийское море по другим нефтепроводам.

1 октября все эти планы получили чувствительный удар, когда был открыт новый нефтепровод, связавший Тенгиз, наиболее важное нефтяное поле в Казахстане, с российским черноморским портом в Новороссийске. Ветка нефтепровода, построенная по эгидой Каспийского Трубопроводного консорциума (КТК — Caspian Pipeline Consortium), проходит исключительно по российской территории и обладает годовой мощностью в размере 28 миллионов тонны, которая может быть повышена до 67 миллиона.

Хотя в КТК участвуют иностранные концерны, в особенности американский концерн «Шеврон», все же ввод в эксплуатацию нефтепровода «Тенгиз-Новороссийск» означает, что планы создать мощный, независимый от России западный коридор, пока провалились.

Именно в этом контексте следует рассматривать вновь вспыхнувшие бои в Абхазии. До сих пор они приносили пользу, главным образом, России. С одной стороны, они дают российскому руководству предлог для того, чтобы оказывать на Грузию военное давление. Так, по словам министра обороны С. Иванова, произнесенными после того, как был сбит вертолет ООН, теперь стало абсолютно очевидным, что грузинское руководство не контролирует положение на своей территории или манипулирует действиями террористов в своих целях. В этом проглядывала едва скрытая угроза, требующая, чтобы Грузия сама позаботилась о наведении у себя порядка и арестовала «террористов».

С другой стороны, нестабильность в Грузии подрывает планы прокладки нефтепровода Баку-Джейхан, крушение которого предоставило бы России на протяжении длительного периода контроль над экспортными маршрутами нефти из каспийского пространства и дало бы ей тем самым в руки важный рычаг геополитического влияния в регионе.

Присоединения России к американскому «альянсу против терроризма» не означает, что российское правительство прекратило защищать свои собственные стратегические интересы, которые в конце концов несовместимы с американскими. То же самое касается также Китая, европейских государств и всех остальных членов альянса.

«В какой бы форме эти союзы ни заключались, в форме ли одной империалистической коалиции против другой империалистической коалиции или в форме всеобщего союза всех империалистических держав — они являются неизбежно лишь "передышками" между войнами. Мирные союзы подготавливают войны и в свою очередь вырастают из войн» (Ленин В.И., Избранные произведения в 4-х тт., т. 2, М., Политиздат, 1984).

Эти слова были написаны 85 лет тому назад не кем иным, как Лениным, одним из наиболее проницательных знатоков империализма. И сегодня они полностью сохраняют всю свою силу.

Смотри также:
Пакт США и Узбекистана проливает свет на военные цели Вашингтона в Центральной Азии
(27 октября 2001 г.)
Китайско-российский договор — Реакция против политики агрессивной односторонности Вашингтона
( 8 августа 2001 г.)
Арест журналистки А. Политковской и беззаконие российских вооруженных сил в Чечне
( 15 марта 2001 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site