World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : История : СССР

Версия для распечатки

Вопрос об экономических причинах краха Советского Союза

22 февраля 2001 г.

Нижеследующий материал был опубликован на английской странице МСВС 12 сентября 2000 г.

Дорогие редакторы,

Мне хотелось бы задать идеологический вопрос о Советском Союзе, который, как мне кажется, имеет центральное значение. Обычно МСВС описывает развал Восточного блока как политический процесс, предательство партийной бюрократии (то есть то, что признавал сам Горбачев).

Однако те, кто жил в Советском Союзе, знают, что политическое предательство являлось, среди прочих вещей, результатом экономического развала. В особенности кризис производства (длинные очереди у магазинов, пустые прилавки и т.д.) создал инакомыслие "снизу". На самом деле люди были озабочены не вопросами противостояния социализма и капитализма (позднее представленными как "насильственное равенство против свободного предпринимательства), а постоянным снижением материальных условий жизни. Бюрократия, в свою очередь, использовала этот протест, чтобы толкать СССР по пути капиталистической реставрации. Эти ухудшающиеся условия и рост неравенства в эпоху Горбачева также усиливали чувство национализма и расистские взгляды, которые привели к уничтожению СССР как единого политического образования. (Согласны ли вы с этим анализом?)

Таким образом, центральный вопрос, по крайней мере, для меня - это вопрос экономики. Почему советский социализм потерпел неудачу? Может ли социализм быть более производительным, чем капитализм? Совместимы ли вообще социализм и технологический прогресс? (На последний вопрос можно было бы ответить указанием на высокий уровень развития военных технологий, созданных в советскую эпоху).

И другой вопрос: Советский Союз пережил знаменитый период роста в сталинское время (огромной ценой) и период застоя после его смерти, когда режим стал менее репрессивным. Как это можно объяснить? Является ли сталинизм единственно возможным социализмом?

Если бы Вы могли указать мне на такой экономический анализ, я был бы вам очень признателен.

АД

* * *

Уважаемый АД,

Невозможно в рамках одного ответа подробно осветить все те важные вопросы, которые Вы подняли в своем электронном письме. Я попытаюсь рассмотреть наиболее значимые пункты, которые Вы ставите, и предложить литературу для чтения, с которой Вы могли бы ознакомиться.

Первое замечание, которое мне хотелось бы сделать - это то, что для МСВС предательство сталинистской бюрократии не ограничивается ликвидацией ею Советского Союза и "восточного блока", а также проведенной ею реставрацией капитализма. Эти события стали лишь кульминацией процесса, который был приведен в движение многие десятилетия назад.

Еще в 1936 году Лев Троцкий в своей книге Преданная революция проследил происхождение бюрократии и предупреждал, что монополизация ею политической власти, ее националистическая доктрина социализма в одной стране и защита своих материальных интересов и привилегий против советских масс неизбежно приведет к ликвидации всех достижений революции 1917 года и реставрации капитализма в том случае, если она не будет свергнута рабочим классом.

В этой книге Троцкий отказывался применять к Советскому Союзу термин "социалистический". Русская революция и национализация собственности, утверждал он, не более как заложили основы для превращения Советского Союза в социалистическое общество. Его будущее зависело от сложной комбинации национальных и международных факторов. Переход к социализму зависел от взаимосвязи двух процессов. Если революция, которая началась в 1917 году, распространится на развитые капиталистические страны, и если советский рабочий класс окажется способным низвергнуть узурпаторскую сталинистскую бюрократию, то СССР мог бы развиваться в направлении к социализму. Однако если Советский Союз останется изолированным, и если бюрократия для защиты своих материальных выгод и привилегий продолжит подавлять прогрессивные тенденции, присущие национализированной промышленности и централизованному планированию, то Советский Союз подвергнется дальнейшему вырождению, в конечном счете ведущему к реставрации капитализма.

Троцкий разъяснял, что историческая неравномерность развития капитализма привела к тому, что возможность для рабочего класса взять власть впервые возникла не в одной из развитых капиталистических стран Запада, а в одной из самых отсталых стран Европы - России.

В более развитых странах Европы национальные и демократические буржуазные революции происходили в условиях, когда рабочий класс как особый социальный класс только находился в процессе формирования. Однако запоздалый характер развития России проявился, в том числе, в том, что когда началась демократическая революция, там уже существовал могучий рабочий класс, созданный быстрой индустриализацией в конце 19-го века. Это означало, что русская буржуазия была политически парализована; она не смела развязывать борьбу против царизма из опасения, что это повлечет за собой рост движения рабочего класса и крестьянства.

Условия в России были таковы, что задачи демократической революции: свержение царизма и социального порядка, на котором он основывался - могли быть осуществлены только рабочим классом. Однако, как уже предвидел Троцкий в своей теории перманентной революции, рабочий класс, захватив власть, столкнется с необходимостью производить существенные вторжения в буржуазную собственность.

Пролетариат мог бы удержать власть и осуществить переход к социализму только в условиях, когда революция в России откроет путь приходу к власти рабочего класса в главных центрах капитализма в Западной Европе.

Ленин, Троцкий и большевики были настолько далеки от теории социализма в одной стране, которая стала официальной доктриной сталинского режима менее чем десятилетие спустя, что они даже не предполагали, что рабочий класс мог бы удержать власть в России без распространения революции в международном масштабе, и тем более начать реализацию задачи строительства социализма.

Однако историческое развитие приняло более сложную форму, чем предусматривалось перспективами Ленина и Троцкого. Несмотря на кризис капитализма после Первой Мировой войны, рабочий класс не пришел к власти в Западной Европе. Но и Октябрьская революция 1917 года не была уничтожена. Тем не менее неудача в распространении революции должна была иметь далеко идущие последствия для рабочего государства.

В то время как запоздалый характер капиталистического развития и общая отсталость экономики создали условия, при которых рабочий класс оказался способным стать во главе крестьянства и свергнуть буржуазию, именно та же самая отсталость создала огромные проблемы для рабочего государства. Рабочее государство не было свергнуто, но оно начало вырождаться, и формой этого вырождения был рост бюрократии в аппарате партии и государства.

Истоки бюрократии лежат в противоречиях рабочего государства. С одной стороны, формы собственности были социалистические. В их рамках частная собственность на средства производства была отменена. Однако уровень развития производительных сил в Советском Союзе был намного ниже, чем это необходимо для обеспечения всех членов общества материальными продуктами и услугами в соответствии с их потребностями. Распределение продуктов осуществлялось все еще неравным образом - под руководством и контролем государственного аппарата.

В этом, разъяснял Троцкий, лежат корни бюрократии. Она была, по его определению, "рассадником и защитником неравенства".

Возникновение этой тенденции происходило под знаменем теории "социализма в одной стране", впервые выдвинутой Бухариным и Сталиным в 1924 году. К 1928 году эта теория была превращена в официальную доктрину Коммунистического Интернационала. В то время как Ленин, Троцкий и большевики, согласно научным теориям марксизма, объясняли, что социализм возможен только на основе самого высокого уровня развития, достигнутого капитализмом, Сталин и Бухарин утверждали, что можно построить социализм в одной стране, огражденной от прямой военной интервенции.

В своем опровержении этой новой доктрины - а, в действительности, старой теории, разработанной правым крылом немецкой социал-демократии - Троцкий объяснял, что принципиальным вопросом в развитии социализма является не военная интервенция капиталистических государств Запада, а, в конечном счете, то, что на самом фундаментальном уровне социализм зависит от подъема производительности труда выше уровня, достигнутого капитализмом. Пока этого не будет достигнуто, продолжал он далее, Советский Союз будет всегда находиться перед лицом большей опасности быть низвергнутым потоком более дешевых товаров с Запада, чем империалистическими армиями.

Доктрина социализма в одной стране была теорией бюрократического аппарата, для которого государство, вышедшее из Октябрьской революции, было не средством к достижению мировой социалистической революции, а источником его материальных выгод и привилегий.

Бюрократия, утверждал Троцкий, являлась не новым классом, а привилегированной социальной кастой, которая выросла в условиях экономической отсталости и вынужденной изоляции из-за поражений мировой революции. Это было внутренне неустойчивое положение: или бюрократия создаст для себя определенные основы в реставрации буржуазной собственности, или она будет свергнута рабочим классом. Советский Союз, утверждал Троцкий, не представлял собой прочно устоявшегося исторического образования.

В конечном счете, причина его вырождения и окончательного краха лежит в экономике. Но потерпел неудачу не "советский социализм". Именно из-за того факта, что экономическое развитие и производительность труда отставали от уровня, достигнутого Западом, в Советском Союзе не могло быть социализма.

Бесспорно то, что существование отношений национализированной собственности и централизованного планирования заложили условия для экономических достижений. Однако, как замечал Троцкий, именно эти достижения обострили все проблемы, выраставшие из экономической изоляции и господства сталинского аппарата.

В Преданной революции он писал: "В то время как рост промышленности и вовлечение земледелия в сферу государственного плана чрезвычайно усложняют задачи руководства, ставя на первое место проблему качества, бюрократизм убивает творческую инициативу и чувство ответственности, без которых нет и не может быть качественного прогресса. Язвы бюрократизма, может быть, не столь явны в крупной промышленности, но зато, наряду с кооперацией, разъедают легкую и пищевую промышленность, колхозы, мелкую местную промышленность, т. е. все те отрасли хозяйства, которые ближе всего стоят к населению".

"Прогрессивная роль советской бюрократии совпадает с периодом перенесения важнейших элементов капиталистической техники в Советский Союз. На заложенных революцией основах совершалась черновая работа заимствования, подражания, пересаживания, прививки. О каком-нибудь новом слове в области техники, науки или искусства пока еще не было и речи. Строить гигантские заводы по готовым западным образцам можно и по бюрократической команде, правда, втридорога. Но чем дальше, тем больше хозяйство упирается в проблему качества, которое ускользает от бюрократии, как тень. Советская продукция как бы отмечена серым клеймом безразличия. В условиях национализированного хозяйства качество предполагает демократию производителей и потребителей, свободу критики и инициативы, т. е. условия, несовместимые с тоталитарным режимом страха, лжи и лести" (Троцкий Л., Преданная революция. М., 1991, с. 228).

Все эти тенденции, которые Троцкий очертил еще в тридцатые годы, обострились в продолжение последних 25 лет в процессе развития основанных на компьютерах технологиях и так называемой информационной революции. Сталинистский режим по двум причинам оказался во все растущей степени несовместимым с новыми методами производства: во-первых, в силу их международного характера, и, во-вторых, из-за огромного роста информации, который они влекли за собой. Развитие компьютеризированных методов производства основывалось на дальнейшем развитии международного разделения труда, в сопоставлении с которым националистические экономические программы сталинистских режимов оказывались все более отсталыми. Новые методы нуждались в наличии населения, знакомого с передовыми методами коммуникации. Однако такое развитие работало против бюрократии. Как можно было бы развивать новые компьютерные технологии при режиме, который запрещает ксерокопии?

Возникающий здесь вопрос состоит в следующем: в то время как в течение первых 25 лет после окончания войны производительность труда в Советском Союзе и Восточной Европе в некоторой степени выдерживала темп, заданный Западом, то начиная с семидесятых годов и в особенности в результате быстрых изменений в производственных методах в 1980-е годы, она быстро оказалась далеко позади.

Застой в экономических результатах начал приобретать все более угрожающий характер. Сталинистский режим страшился оказаться перед лицом восстания рабочего класса - признаки которого показались с возникновением "Солидарности" в Польше. Это было подоплекой возникновения горбачевского крыла в бюрократии и процесса капиталистической реставрации, который оно привело в действие. Старая программа социализма в одной стране пришла к концу, и бюрократия чувствовала, что почва уходит у нее из-под ног. Неспособная удовлетворить требования масс из-за растущей относительной отсталости советской экономики и боящаяся политический событий, которые это могло произвести, она пошла к стабилизации своего правления, стремясь гарантировать свои привилегии и материальные выгоды учреждением определенных форм собственности.

И в осуществлении этого перехода она цинично эксплуатировала в своих собственных целях недовольство советских масс отсутствием потребительских товаров, длинными очередями, низким качеством товаров и т. д. Я хорошо помню некоторые из своих впечатлений от посещения России и Украины в сентябре 1990 года, когда я участвовал во многих дискуссиях по вопросу о том, что может принести введение "рынка". В этих дискуссиях я указывал на то, что рынок для рядовых рабочих будет означать не систему, при которой им не придется часами стоять в очередях. В действительности главным будет то, что новая программа приведет к приватизации государственной собственности и отдаст ее в руки нового капиталистического класса, возникающего из бюрократии и русской уголовной среды.

Теперь к ответу на Ваши вопросы. Прежде всего, не советский социализм потерпел неудачу, а сталинистская система бюрократического правления, основанная на реакционной программе социализма в одной стране. Действительный социализм будет не только более производительным, чем капитализм, он является единственной основой, на которой производительные силы, опирающиеся на новые формы компьютерной технологии, могут гармонично развиваться. Это произойдет потому, что они будут направлены на реализацию человеческих потребностей, а не на потребности извлечения прибылей. Технологический прогресс оказался несовместимым не с социализмом, а со сталинизмом - его бюрократической противоположностью.

В действительности социализм - международная система производства, в которой глобальная экономика контролируется и регулируется объединенными производителями в своих интересах - является исторически неизбежным именно из-за того, что технический прогресс несовместим с общественными отношениями капитализма, основанными на частной собственности на средства производства, частной прибыли и разделении мировой экономики на конкурирующие национальные государства.

При капиталистическом способе производства, основанном на извлечении прибавочной стоимости из труда рабочего класса, технический прогресс, который имеет возможность гарантировать, чтобы население мира было способно удовлетворить свои материальные и культурные потребности, становится средством, которым огромные транснациональные корпорации проводят свои мировые сражения за прибыль, причиняя материальный ущерб производителям этого богатства - трудящимся всего мира.

Я надеюсь, этот ответ показал, что сталинизм крайне далек от того, чтобы быть "единственно возможной формой социализма" или даже просто формой социализма. Социалистическая система, та, о которой стоило бы говорить, будет основываться на использовании производительных сил в интересах человечества в целом, социального равенства и действительной демократии, в которой будут ежедневно участвовать сами широкие массы для организации и управления обществом.

Именно само развитие производительных сил, которое, в конечном счете, ответственно за крах сталинизма, делает возможным достижение этих целей.

В заключение позвольте мне рекомендовать, если Вы уже этого не сделали, предпринять изучение выдающейся работы Перманентная революция, а также Коммунистический Интернационал после Ленина, которые можно получить, связавшись с издательством Mehring Books через Международный Социалистический Веб Сайт.

Искренне ваш,

Ник Бимс

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site