World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

  МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Балканы

Версия для распечатки

Суд над Милошевичем - Уильям Уолкер в роли провокатора

Кит Ли
5 августа 2002 г.

Нижеследующая статья была опубликована на английской странице МСВС 20 июля 2002 г.

Уильям Уолкер (William Walker), бывший глава Миссии проверки в Косово (KVM) Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) настаивал в своих показаниях в Гааге, что Слободан Милошевич (Slobodan Milosevic) знал о событиях в Koсово и должен отвечать за совершенные там злодеяния.

Бывшего президента Югославии Милошевича судит Международный Уголовный Трибунал по бывшей Югославии (ICTY) за преступления против человечества. Ему предъявлены пять обвинений в военных преступлениях в Косово и 61 обвинение такого же характера, включая геноцид, в инкриминируемых ему преступлениях в Хорватии и Боснии.

Показания Уолкера были ключевыми в усилиях прокурора, направленных на установление вины Милошевича. Он сказал об обвиняемом: "Его знание было во многих отношениях весьма детальным. Я никогда не сомневался, что имею дело с человеком, который максимально контролировал события в Косово, по крайней мере с сербской стороны".

В частности, показания Уолкера о предполагаемом массовом убийстве в Рачаке должно было доказать, что Милошевич был ответственен за события в Косово и что натовские бомбардировки Сербии явились оправданными ответными действиями. Тогдашний госсекретарь США Мадлен Олбрайт (Madeleine Albright) назвала Рачак "стимулирующим инцидентом", а для германского министра иностранных дел Йошки Фишера (Joschka Fisher) "Рачак стал поворотным моментом".

Чтобы подчеркнуть важность его свидетельства, судьи гаагского трибунала предоставили Уолкеру почти два дня для дачи показаний. Однако когда Милошевич спросил, как долго он сможет допрашивать свидетеля, судья Мэй (May) сказал ему: "Три часа, не больше. Если Вы воздержитесь от споров со свидетелем, если Вы воздержитесь от повторения вопросов, если будете задавать короткие вопросы, то успеете сделать больше".

Несмотря на эту очевидную предвзятость со стороны суда, дело не пошло по пути, необходимому для обвинения. Показания Уолкера раскрыли центральную роль, которую он играл в объявлении случившегося в Рачаке массовым убийством и, тем самым, в прокладывание пути к бомбардировкам Югославии самолетами НАТО.

Уильям Уолкер был главой KVM, организованной под контролем ОБСЕ после соглашения между Милошевичем и посланником США Ричардом Холбруком (Richard Holbrooke) 13 октября 1998 года. Перед тем, как стать главой KVM, Уолкер в администрации президента Рейгана (Reagan) занимал пост помощника государственного секретаря Эллиота Абрахамса (Elliot Abrahams), замешанного в дело "Иран-Контрас", незаконное снабжение со стороны США оружием правых мятежников, стремившихся свергнуть сандинистское правительство в Никарагуа.

До выступления Уолкера в Гааге показания о событиях в Косово перед натовскими бомбардировками дали двое его инспекторов оружия — его заместитель генерал Кароль Древенкевич (Karol Drewienkiewicz) и полковник Ричард Ценглински (Richard Ciaglinski). Они также свидетельствовали о предполагаемом массовом убийстве в Рачаке.

Что произошло в Рачаке?

15 января 1999 года сербская полиция и военные, сопровождаемые инспекторами KVM и представителями средств массовой информации, организовали операцию против албанской Армии Освобождения Косово (АОК), боевики которой, как считали сербские власти, скрывались в Рачаке после того, как устроили засаду и убили трех полицейских. Армия ввела бронемашины и артиллерию в Рачак, Петрово (Petrovo), Малопольце (Malopoljce) и Ренаджу (Renaja). Двумя днями позже, после ожесточенных боев между югославскими силами и АОК, этот район посетили Древенкевич и Уолкер. Древенкевич рассказал, как по пути "Уолкер заявил, что я должен занять совершенно бескомпромиссную позицию в этом вопросе". Когда они прибыли на место, люди АОК отвели их к оврагу, в котором находилось 45 мертвых тел.

После обнаружения трупов, сказал суду Древенкевич, "помощник Уолкера помчался на вершину холма звонить в НАТО". На пресс-конференции в тот вечер Уолкер объявил, что имела место массовая казнь, однако не упомянул убийство трех полицейских. Незадолго до этого объявления, сказал Древенкевич, он слышал, как Уолкер по телефону говорил Ричарду Холбруку: "Дик, ты можешь распрощаться со своей Нобелевской премией мира".

Древенкевич добавил: "Я тогда был удивлен, что он столь уверенно назвал этот случай массовым убийством. Однако, я согласен с тем, что он сказал".

Уолкер признал, что за 14 часов до этого - вечером 15 января Древенкевич информировал его о происходивших в том районе боях между АОК и армией и что тремя или четырьмя днями раньше поблизости были убиты трое полицейских. 15 января он также знал о докладах полиции о том, что в Рачаке было убито 15 членов АОК, но на пресс-конференции он сказал, что не поверил им. Также имеется фильм, показывающий его среди трупов, одетых в форму АОК.

Несмотря на все это, Уолкер провел свою пресс-конференцию 16 января без упоминания убийства полицейских или боевиков АОК и утверждал, что все убитые были гражданскими лицами. Его заявление для печати было, как он сказал, "полностью собственным сочинением" (страница 6805). Уолкер признал, что он не обладает навыками "для обследования места преступления" (страница 6801), и когда 17 января прибыл такой специалист — судья Даница Маринкович (Danica Marinkovic), - он отказался встретиться с ней.. Он также показал, что не помнит разговора с Холбруком или командующим НАТО, генералом Уэсли Кларком (Wesley Clark): "Абсолютно не помню, чтобы я разговаривал с некоторыми из людей, которые позже утверждали, будто говорили со мной".

Однако Уэсли Кларк помнит разговор с Уолкером. В своей книге Кларк описывает телефонный разговор с Уолкером 16 января:

"Уэс, у нас тут неприятность", - начал Уолкер. - "Я знаю, что такое массовое убийство. Я видел их прежде, когда был в Центральной Америке. И теперь передо мной именно такая резня... Тут, в траншее, их человек сорок, возможно и больше. Это не боевики, это - фермеры, это видно по их рукам и одежде. И их расстреляли в упор".

Однако это сообщение было оспорено результатами работы группы финских экспертов судебной медицины, вызванной для расследования инцидента. Во-первых, группа критически отнеслась к тому, что из-за спешки назвать инцидент в Рачаке массовым убийством не были соблюдены основные процедуры на месте преступления. Через три дня группа финских судмедэкспертов заявила, что место преступления ни на минуту не было изолировано с целью недопущения туда посторонних лиц. В заявлении говорилось, что "потом место преступления должно быть сфотографировано и снято на видеопленку, должны быть собраны все улики, и определено и отмечено расположение отдельных жертв..., после этого каждое тело должно быть помещено в индивидуальный мешок для перевозки трупов для транспортировки в морг. В Рачаке ничего этого не было сделано или же было сделано только частично и ненадлежащим образом". Группа не имела независимой информации об убийстве и должна была полагаться на сообщения ОБСЕ, наблюдателей Европейского Союза или представителей печати. Другие результаты расследования показывают, что среди жертв была только одна женщина. Один убитый был моложе 15 лет. Шесть человек имели каждый по одному пулевому ранению. На теле большинства из 44 убитых обнаружено множество огнестрельных ранений, полученных под различным углом и с различной высоты, что скорее характерно при перестрелке, чем при расстреле с близкого расстояния. Только один человек был застрелен в упор, и не были найдены никакие признаки посмертных увечий. Группа не смогла подтвердить, что жертвы были жителями Рачака.

Сравните реакцию Уолкера на события в Рачаке с его отношением к убийству шести священников-иезуитов в Сальвадоре (Центральная Америка) или к убийству подростков в Пече (Pec), совершенному боевиками АОК. В Сальвадоре Уолкер пытался возложить вину за убийство иезуитов на партизан, переодетых в армейскую форму. Он сказал ICTY: "Я должен признать, что тогда сделал неточное заявление". Когда АОК была обвинена в убийстве сербских подростков в Пече, он заявил: "Намного труднее высказываться, когда не знаешь, что случилось... Мы до сих пор не знаем, кто это совершил." Но он не был столь осторожен в своих высказываниях о Рачаке.

Когда же Милошевич попытался коснуться событий в Сальвадоре, вмешался судья Мэй: "Суд считает недопустимой вашу попытку дискредитировать этого свидетеля при помощи столь давних событий." Позже он добавил: "Это - абсурдный вопрос, абсолютно абсурдный. Теперь вы впустую тратите наше общее время".

Милошевич обратил внимание на то, что Уолкер находился в аэропорту Илопанго (Illopango) вместе с полковником Оливером Нортом (Oliver North), незаконно поставлявшим оружие мятежникам "контрас", в то время как Уолкер будто бы обеспечивал их гуманитарной помощью. Уолкер объяснил это следующим образом: "Без моего ведома, без ведома государственного департамента, без ведома, по существу, всего мира, полковник Оливер Норт в Совете Национальной безопасности делал вещи, которые судьей Уолшем (Walsh) и его комиссией в конечном счете были квалифицированы как незаконные."

Дискредитированные показания Уолкера

Милошевич продолжил попытки дискредитировать показания Уолкера и его интерпретацию событий в Рачаке. Он спросил Уолкера: "Теперь, говоря о Рачаке, в Вашем заявлении Вы утверждаете следующее: ‘Осматривая эти тела, я заметил несколько вещей. Прежде всего, судя по ранам и крови вокруг них, а также по лужам высохшей крови на земле вокруг тел, было очевидно, что на них все еще была одежда, которую эти люди носили, когда были убиты. Я ничуть не сомневался, что они умерли именно на этом месте. Об этом ясно свидетельствовало количество и расположение луж крови на земле перед ними, перед каждым из них'".

Милошевич попросил продемонстрировать в правильном порядке несколько фотографий трупов и спросил: "Где эта кровь вокруг тел или около отдельных тел? Где Вы там видели следы крови?"

Тут произошел следующий разговор: Уолкер: "На этом снимке?"...

Милошевич: "Имеются ли где-нибудь здесь следы крови?"

Уолкер: "Я предполагаю, что это - кровь."

Милошевич: "Вы говорите о лужах крови на земле, а на земле вообще нет никакой крови".

Уолкер: "Не на этом снимке."

Милошевич: "И на предыдущем снимке тоже. Есть ли там кровь, любые следы крови, какие-либо лужи крови на почве?"

Уолкер: "Не на том снимке".

Милошевич: "Также и здесь нет и следа крови на земле, и мы видим, что кругом одни камни".

Некоторые из фотографий, используемых в судебном разбирательстве, были предоставлены одним из наблюдателей Уолкера в KVM, инспектором лондонской полиции Яном Робертом Хендри (Ian Robert Hendrie). Хендри недавно дал показания суду о своей поездке на "место массового убийства". Когда Милошевич спросил, совершал ли он эту поездку один или с сопровождением, Хендри сказал, что кто-то его сопровождал. Его спросили, кто именно, и он ответил: "Я не знаю." Хендри не мог объяснить, почему на его фотографиях видны только пятна, а не лужи крови.

В данных ранее показаниях главный судебный патологоанатом ICTY Эрик Баккард (Eric Baccard) признал, что степень окоченения мертвых тел и их положение было необычным, поэтому возможно, что их перемещали. Он сказал, что пулевые ранения не позволяли определить, были ли они получены "случайно", или это было "убийство или вооруженное столкновение".

Милошевич также спросил Уолкера, знает ли тот канадского историка Роли Кита (Roly Keith), который работал с НАТО в течение 30 лет и был главой KVM в Косовом Поле (Kosovo Polje). Уолкер ответил, что не знает и так и не смог вспоминить этого своего подчиненного в Косово. Причина столь выборочных воспоминаний Уолкера стала ясна, когда Милошевич процитировал Кита, давшего ситуации в Косово оценку, противоречащую показаниям Уолкера. В частности, Кит говорил: "Я могу засвидетельствовать, что в феврале и марте не было никакого геноцида. Что касается этнической чистки, то я при этом не присутствовал и не видел событий, которые могли быть характеризованы как этническая чистка. В связи с моим предыдущим ответом, я хочу заявить, что был свидетелем ряда инцидентов, и большинство из них спровоцировала АОК, а силы безопасности при поддержке армии реагировали на них".

Недомолвки Уолкера и его уклончивые ответы о действиях АОК снова обнаружились, когда Милошевич спросил, читал ли тот статью в Sunday Times от 12 марта 2000 года, озаглавленную "ЦРУ помогало партизанской армии в Косово". Уолкер ответил, что не читал. В этой статье рассказывалось о том, как агенты американской разведки помогали обучать боевиков АОК до натовских бомббомбардировок Югославии. В 1998-м и 1999-м году ЦРУ надзирало за перемирием в Косово, одновременно снабжая АОК руководствами по военному делу и консультируя по вопросам тактики.

Статья также поднимает вопрос о роли Уолкера в подготовке воздушных ударов натовской авиации: "У американцев, их дипломатических наблюдателей, т.е. ЦРУ, были совершенно другие задачи, отличавшиеся от задач европейцев и ОБСЕ, сказал один европейский посланник". Хотя Уолкер и отмел утверждения о том, что он желал авианалетов, он все же признал, что ЦРУ было вовлечено в обратный отсчет в их ожидании.

Уолкер заявил: "Внезапно у нас вместо горстки людей появилось человек 130 или больше. Могло их в тот момент прислать Управление? Конечно, могло. Это - их работа. Но никто мне об этом не говорил". Хотя нет доказательств, что Уолкер был агентом ЦРУ, его роль во многих отношениях не отличалась от роли такого агента.

Далее в статье говорится, что, по словам бывших сотрудников ЦРУ, дипломатические наблюдатели были "прикрытием для ЦРУ и собирали разведывательные данные об имеющемся у АОК оружии и о руководителях этой организации.Один агент рассказал: ‘Я мог посоветовать им, какого холма следует избегать, какой лес обойти - примерно в таком духе'. Клорин Красничи (Klorin Krasniqi), нью-йоркский строитель и один из самых щедрых финансовых спонсоров KLA, заявил: ‘Таким образом албанская диаспора помогала своим братьям'".

Статья рассказывает о том, как АОК нашла в законе лазейку, позволяющую экпортировать и продавать снайперские винтовки охотничьим клубам. Командир АОК Агим Чеку (Agim Ceku) ранее служил в хорватской армии и на заключительном этапе войны установил много полезных контактов. Он сообщил, что хорватская армия получала помощь от американской компании Military Professional Resources Inc., чей персонал в то время был в Косово.

Показания Уолкера стали еще одним поражением для трибунала в Гааге. Было обнародовано слишком много сведений об истинной последовательности событий, приведших к бомбардировкам Сербии в 1999 году. Произошло ли в Рачаке массовое убийство мирных жителей? Чтобы узнать это, необходимо дальнейшее расследование, хотя уже сейчас имеется достаточно свидетельств, чтобы любой объективный наблюдатель остерегался делать однозначные выводы. Неоспоримым же является то, что Уолкер играл основную роль в обеспечении НАТО повода для бомбардировок Югославии.

Смотри также:
Суд над Милошевичем - Дискредитирован важный свидетель обвинения
(6 июля 2002 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site