World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

  МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Балканы

Версия для распечатки

Европейский Союз пытается ослабить сепаратистские устремления в Черногории

Пол Бонд и Крис Марсден
28 августа 2002 г.

Данная статья была опубликована на английской странице МСВС 22 августа 2002 г.

Спустя три месяца после того, как югославский парламент проголосовал за ликвидацию Союзной Республики Югославии (СРЮ) и создание менее тесного союза двух ее оставшихся частей, давление Запада, призванное оказать определяющее влияние ход событий в этом регионе, становится все более заметным.

Итоги голосования 31 мая, утвердившего подписанное 14 марта соглашение, которое ликвидирует СРЮ и создает государственное образование под названием Сербия и Черногория, были поданы в свое время как огромный дипломатический успех Хавьера Соланы (Javier Solana), выражающего политические интересы Европейского Союза.

Солане приписали заслуги по предотвращению отделения Черногории, которое привело бы к дальнейшей дестабилизации в регионе. Однако это голосование не разрешило ни одну из важных проблем в отношениях между двумя государствами.

Требование самоопределения для крошечной Черногории (всего 14 тысяч квадратных километров, размером примерно в американский штат Коннектикут) выдвигалось политиками-шовинистами, стремящимися к установлению наиболее выгодных отношений с империалистическими державами.

Запад поддерживал это стремление с целью подрыва режима Слободана Милошевича (Slobodan Milosevic) в Сербии и стимулирования распада Югославии. Черногория вследствие этого оказалась поставлена в привилегированное положение. В тот период, когда самоопределение было провозглашено «священной целью» Хорватии, Словении, Боснии, а позднее даже и Косово, набирал силу черногорский национализм, хотя Черногория и насчитывает только 660 тысяч жителей.

Соединенные Штаты и Европа никогда не поддерживали полностью это стремление к независимости, однако поощряли каждый очередной шаг к большей автономии. В одном лишь 2000 году США предоставили режиму президента Мило Джукановича (Milo Djukanovic) порядка 77 миллионов долларов финансовой помощи и освободили его от санкций, наложенных на Сербию. Больше помощи от США, в пересчете на одного жителя, получает только Израиль. В качестве противовеса расквартированному тогда в Черногории Седьмому батальону армии СРЮ, который обучали инструкторы из специальных войск Великобритании, было демонстративно создано черногорское вооруженное формирование — специальная полиция. Черногорское правительство практически предложило западным корпорациям свою территорию в качестве зоны свободной торговли, а тем временем ослабевали торговые связи между Черногорией и Сербией, когда-то составлявшие 40% торгового оборота Черногории с остальными югославскими республиками.

Когда Джуканович в 1997 году порвал с Милошевичем, правительство Черногории присвоило себе и такие функции союзного правительства, как ведение внешней торговли и сбор таможенных пошлин. К 1998 году оно уже полностью контролировало налоговую, денежную и внешнюю политику. В качестве параллельной валюты югославскому динару была введена немецкая марка — таким образом европейские державы постарались укрепить свое влияние в стране. Когда ввели евро, Черногория попала в еврозону фактически через черный ход, а Сербия оказалась в положении экономического изгоя. Генеральный директор Банка Черногории Любиша Кргович (Ljubisa Krgovic) заявлял, что ЕС, разрешив Черногории использовать евро, практически признал ее независимость.

Черногории больше по душе западная помощь, чем сербская промышленность. И в самом деле, все разговоры об экономической независимости этого крошечного государства велись на фоне продолжающейся поддержки со стороны стран Запада. У Черногории нет промышленной базы, а безработица, согласно официальной статистике, достигает почти 40%, хотя неофициально известно, что она вдвое больше. После выборов 2001 года правительство республики намеревалось ускорить процесс приватизации и либерализации цен «с помощью стороннего финансирования».

Однако за прошедшие два года у США и Европы появились сильные сомнения в том, что политика поддержки расчленения Югославии на национальные государства верна. В Косово албанские сепаратисты из Армии Освобождения Косово (АОК) своими агрессивными действиями против Сербии и террористической кампаний в соседней Македонии создают угрозу стабильности во всем регионе.

Другое соображение состоит в том, что создание соперничающих друг с другом национал-шовинистических режимов повлияло на возможности успешной эксплуатации региона американскими и европейскими корпорациями. Наиболее откровенно это выразил Рихард Прибе (Richard Priebe) из управления по Балканам Европейской Комиссии, назвав югославскую «конституционную неопределенность и неясные административные структуры самым большим препятствием интеграции в Европу».

К тому же широко распространенная уголовная деятельность, например, торговля наркотиками, проституция и контрабанда, обходится европейским державам в миллионы евро, необходимых для финансирования полиции, а также в миллионы евро в виде потерянных поступлений от налогов. Важным источником дохода для Черногории является контрабанда сигарет. По оценке сотрудника немецкой таможни, участвовавшего в расследовании, проводившемся газетой Financial Times Deutschland, за 1999-2001 годы нелегальный ввоз сигарет в Черногорию обошелся Европейскому Союзу в 15 миллиардов евро. Иречко Кестнер (Irecko Kestner), видная фигура на пути контрабандных грузов из Италии в Черногорию, рассказал следователям, что «Джуканович... под предлогом борьбы своей страны за независимость фактически защищает свое огромное состояние, приобретенное в течение многих лет поборами с торговцев сигаретами». Следователи, занимающиеся итальянской мафией, предполагают, что около 50% валового внутреннего продукта (ВВП) Черногории обязано своим происхождением контрабанде. Также считают, что трудовая деятельность примерно шестой части населения Черногории связана с черным рынком.

Черногорский сепаратизм беспокоит Запад

После устранения правительства Милошевича западные державы уже не в восторге от требований независимости для Черногории в качестве политического противовеса Белграду. Ведь теперь черногорские националисты выступают против режима, который США и Европа считают дружественным, и грозят государству дестабилизацией, которая даже может вызвать новую войну в этом регионе.

Страх перед дальнейшим дроблением и дестабилизацией на Балканах послужил причиной недавних попыток подавления сепаратистских настроений в Черногории и создания более устойчивых связей с соседней Сербией.

В декабре 2001 года ЕС предупредил правительство Черногории, чтобы оно отказалось от планов проведения референдума по вопросу о независимости. Президент Франции Жак Ширак (Jacques Chirac) велел Джукановичу прекратить провоцирование дальнейшего «процесса дезинтеграции» на Балканах и предостерег его следующими словами: «Лично я считаю, что Европейский Союз не должен признавать независимую Черногорию».

Солана и другие должностные лица ЕС назвали четыре причины, по которым они являются противниками референдума [об отделении Черногории]: это может привести к обострению противоречий по поводу независимости в самой Черногории; ее независимость может поставить под угрозу резолюцию № 1244 Совета Безопасности ООН, оправдывающую международное вмешательство в Косово; расчленение СРЮ усилит сепаратистские настроения в Республике Сербской [в составе Боснии-Герцеговины] и, наконец, независимая Черногория едва ли будет жизнеспособным образованием.

Солана предупредил Джукановича: «Отделение не является кратчайшим путем для присоединения к Европейскому Союзу... [это] более длительный путь». Ведомство Соланы 4 февраля 2002 года опубликовало следующее заявление: «Дальнейшее дробление в этом регионе не только несовместимо с процессом европейской интеграции, но и влечет за собой значительные экономические издержки. Таким образом будут потеряны преимущества более обширного рынка, возникнут препятствия для иностранных капиталовложений, а отсутствие общей торговой политики послужит препятствием для интегрирования в ЕС и во Всемирную организацию по международной торговле (WTO)».

В этом заявлении подчеркивалось, что отделение может помешать подписанию Договора о стабилизации и сотрудничестве (Stabilisation and Association Agreement — SAA) между ЕС и СРЮ. В конце марта в докладе комиссии по выработке SAA утверждалось: «Из этого юридического тупика должен быть найден выход — конструктивное сотрудничество в рамках перестроенного и дееспособного союзного государства».

Таким политическим давлением ЕС добился подписания договора от 14 марта. Он фактически отводит Европейскому Союзу роль полицейского в Черногории. Хотя правительство республики может сохранить «уже проведенные экономические реформы», оно имеет на это право лишь в рамках единого союзного правительства, добиваясь этих целей при помощи и под надзором ЕС — в лице его Верховного Представителя.

Первейшая забота — это неограниченный доступ для западных корпораций. Договор от 14 марта устанавливает: «От достигнутого в Сербии и Черногории уровня экономических реформ будет зависеть урегулирование взаимных экономических отношений». Не должно быть отката назад в таких сферах как собственные торговые и таможенные правила. Сохраняя свою отдельную валюту, Черногория и в дальнейшем будет пользоваться евро. Затем в заявлении разъясняется: «Согласование экономических систем стран-членов с экономической системой ЕС поможет преодолеть существующие различия», то есть различия между двумя странами будут преодолены путем подчинения их Европейскому Союзу.

Правительство США пока не возражает против того, чтобы ЕС взял на себя ответственность (и расплачивался) за предотвращение отделения Черногории. Старший директор Совета государственной безопасности по Юго-Восточной Европе Грег Шулте (Greg Schulte) сообщил 20 марта этого года на встрече в Джорджтаунском университете в Вашингтоне, что американской «стратегической целью в этом регионе» является «включение Балкан в Европу неделимыми, свободными и мирными» и «передача ответственности Европе, при оказании ей в этом деле помощи для достижения успеха».

США также оказали давление на правительство Черногории с целью заставить его ликвидировать свою сеть оффшорных банков — крупнейший источник прежних иностранных капиталовложений в экономику республики. Это было сделано после визита представителя Агентства международного развития США (USAID) Эндрю Воннегута (Andrew Vonnegut), который назвал этот шаг «частью всеобъемлющих усилий по интегрированию [Черногории] в международное сообщество и ее продвижению по направлению к вступлению в ЕС».

Новые мероприятия отнюдь не разрешили противоречий между Сербией и Черногорией, которые США и Европа столь старательно подогревали в продолжение прошедшего десятилетия. Сейчас сохранены все символы черногорской независимости, разрешенные ей Западом, но само государство не признается юридически независимым. Кроме того, Сербия и Черногория имеют право через три года пересмотреть свое пребывание в союзе. Сирил Штейгер (Cyrill Steiger) в Neue Zьrcher Zeitung от 13 июля прокомментировал это следующим образом: «Если Черногория предпримет такой шаг, Сербия останется юридической наследницей Югославии. Это будет означать, что Косово снова станет частью Сербии, а не — как теперь, согласно резолюции ООН № 1244 — частью Югославии. Таким образом, распад Союза Сербии и Черногории имел бы серьезные последствия для Косово».

Ныне давление националистов с обеих сторон лишь держится под спудом, но отнюдь не ликвидировано. С одной стороны, руководитель проюгославской СНП (Социалистической народной партии) Предраг Булатович (Predrag Bulatovic) радостно заявил, что Джуканович «уже не любимец международного сообщества». По другую сторону находится один из союзников Джукановича на выборах, выступающий за независимость Либеральный альянс Черногории во главе с Миодрагом Живковичем (Miodrag Zivkovic). Эта организация вынудила уйти в отставку премьер-министра Филипа Вуяновича (Filip Vujanovic), отказав в поддержке его правительству меньшинства и выражая этим протест против того, что вопрос о референдуме отложили в долгий ящик. Сейчас выдвигается предложение о проведении новых выборов.

Подобное государственное образование, действующее в интересах западных держав и имеющее целью обогащение соперничающих группировок националистических демагогов, не способно в долгосрочном плане обеспечить стабильность на Балканах и стать основой для удовлетворения важнейших социальных и демократических нужд народов этого региона. Для этого требуется совместная политическая борьба трудящихся, в основу которой были бы положены их общие классовые интересы.

Смотри также:
Военный лагерь "Бондстил" и американские планы по установления контроля над Каспийской нефтью
(13 мая 2002 г.)
Как Запад организовал низвержение Милошевича
( 10 ноября 2000 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site