World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

  МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Страны Балтии

Версия для распечатки

Итоги парламентских выборов в Латвии

От нашего корреспондента
10 октября 2002 г.

Состоявшиеся 5 октября в Латвии выборы в 8-й Сейм (парламент) были четвертыми выборами после распада СССР и получения страной независимости. Главным их результатом стало то, что национал-либеральная партия «Латвийский путь» («Латвияс цельш») во главе с премьер-министром Андрисом Берзиньшем (Andris Berzins), которая доминировала в латвийской политической жизни в продолжение всех 1990-х годов, утратила свое прежнее влияние и даже не смогла попасть в состав нового парламента (получив 4,88% голосов).

За места в законодательном органе власти боролись 20 списков, однако 5-процентный барьер преодолели лишь 6 из них. Все попавшие в Сейм партии рекламировали себя как правые или правоцентристские образования. При этом политическое объединение «За права человека в единой Латвии» (ЗаПЧЕЛ) выступало с явно пророссийских позиций.

Больше всего голосов — 23,93% — собрала партия «Новое время» («Яунайс лайкс»), руководимая бывшим президентом Национального банка Латвии Эйнарсом Репше (Einars Repse). На сегодняшний день это типичное политическое образование одного актера — ее лидера, преподносящего себя как «нового» политика, до сих пор не замаравшего свою репутацию участием в «прихватизациии» и к тому же приписывающего себе исключительные заслуги по созданию твердой национальной валюты, лата, за который ведь дают 1,2 доллара! Физик по образованию, этот относительно молодой человек (1961 года рождения) получил широкую известность еще в конце 1980-х, когда был одним из руководителей Движения за национальную независимость Латвии (ДННЛ). Его организация уже тогда выступала за отделение от СССР, в то время как Народный фронт еще предлагал конфедерацию и «демократический социализм».

За год до нынешних выборов Репше начал популистскую кампанию, заявляя, что пора прекратить разворовывание государства, а для этого нужно избавиться от погрязшей в коррупции политической элиты. Правда, он не был согласен играть роль спасителя нации безвозмездно, а сразу потребовал собрать ему гонорар — миллион латов. Был открыт счет, на который поступили пожертвования — около 400 тысяч. Этого, видимо, хватило для организации новой партии, а о гонораре спасителю все как-то забыли. (Но не он сам: когда после выборов шел подсчет голосов, Репше в телестудии грозился на посту премьер-министра первым делом определить себе «достойную ежемесячную зарплату» в 2-3 тысячи латов; до сих пор премьер получал около шестисот.)

В свою предвыборную программу партия «Новое время» внесла массу откровенно популистских лозунгов: ввести медицинскую страховку каждому гражданину за счет государства, повысить зарплаты — медикам, пособия на детей — родителям, пенсии до прожиточного минимума — старикам, обучение и переквалификацию — безработным, бесплатное образование — успевающим ученикам и студентам. Она также выразила твердое намерение искоренить коррупцию среди госслужащих («гарантированным» способом — повышением их зарплаты), сделать открытыми заседания правительства и резко сократить число министерств. Налоги станут меньше, но платить их заставят всех, кому положено. Латвия при Репше вступит в НАТО и ЕЭС, а нелатышам помогут овладеть латышским языком, который никому не будет позволено игнорировать ни в государственных учреждениях и самоуправлениях, ни в общественной жизни и в сфере обслуживания.

Как видно, популистские обещания «Нового времени» соседствуют с повесткой дня в духе «права и порядка» и обеспечения интересов бизнеса. Кое-что в поведении лидера партии напоминает о раннем Горбачеве или позднем Путине — например, через пару дней после выборов ТВ показывало, как Репше, еще не получивший поручение по формированию кабинета, в кругу соратников уже обсуждает структуру будущего правительства и сурово отметает предложения по созданию всяких синекур. Культивирование имиджа «делового» и «честного» парня нацелено на то, чтобы произвести максимально благоприятное впечатление на зрительскую аудиторию.

При этом масс-медиа уходит от вопроса о том, что проводившаяся до сих пор экономическая политика, дававшая возможность неограниченной наживы так называемой элите, определялась при активном участии того же Репше.

Что же касается ЗаПЧЕЛ (18,94%), то в его составе объединились Социалистическая партия Латвии (лидер — судимый за противодействие отделению от СССР Альфред Рубикс), партия «Равноправие» (ею руководит соратница Рубикса по «Интерфронту» Татьяна Жданок) и партия Народного согласия (ПНС). Первые две считаются едва ли не крайне левыми, хотя в действительности они выступают в качестве прямых преемников сталинистской Компартии Латвии советского периода и близки по духу к российской Компартии Г. Зюганова. Руководимая бывшим министром иностранных дел Янисом Юркансом ПНС в большей степени ориентируется на европейскую социал-демократию.

Этот блок апеллирует к общему электорату — русским и русифицированным за годы советской власти гражданам Латвии. Однако сейчас такое деление становится довольно условным, ибо повторяет имевшее место в начале 1990-х кратковременное сплочение латышского населения вокруг Народного фронта, из которого позже выделилась и взошла к вершинам власти и воровства столь презираемая и ныне наказанная «политическая элита» — «Латвийский путь». Сейчас среди журналистов нет недостатка в предсказаниях о скором расколе ЗаПЧЕЛ: мол, ПНС станет партнером правящей коалиции (какой бы она ни была), а последователи Рубикса и Жданок останутся ни с чем.

Партии, ориентирующиеся на европейских социал-демократов, можно обнаружить и в «латышской» части расколотого по национальному признаку политического спектра. Это Латвийская социал-демократическая рабочая партия (ЛСДРП), объявившая себя наследницей довоенной социал-демократии, и недавно отколовшийся от нее Социал-демократический союз (СДС). Ни то, ни другое образование на этот раз не попало в Сейм, но ЛСДРП продолжает править в рижской Думе в союзе с ЗаПЧЕЛ и несколькими мелкими партиями, поэтому ее поражение на парламентских выборах для многих было весьма большой неожиданностью.

Третья по величине победительница на выборах — Народная партия миллионера Андриса Шкеле (Andris Skele) — на самом деле потерпела жестокое поражение. Ведь на ее предвыборную кампанию ушло около 1,2 миллиона латов — в два или три раза больше, чем потратили на свою рекламу другие добившиеся успеха (а также и провалившиеся) партии. Столь огромные траты понадобились, чтобы изменить отношение избирателей к политике находившейся до сих пор у власти Народной партии (правда, официально она была лишь младшим партнером в коалиции с «Латвияс цельш»). Но даже миллион не спас партию Шкеле от потери нескольких депутатских мест.

Вся история Латвии после 1991 года — это, условно говоря, борьба двух экономических группировок: «транзитников» и «переработчиков». Первые (сейчас в политическом спектре их представляет «Новое время» и небольшой «Союз зеленых и крестьян») обогащаются за счет перекачки российской нефти через порт Вентспилс. Вторые («Народная партия») успешно «прихватизировали» пищевую промышленность и ставят на первое место интересы своего дела (что отнюдь не означает их благосклонности к латвийским крестьянам — ведь выгоднее перерабатывать дешевое импортное сырье и втридорога продавать продукцию). И те, и другие тесно связаны с российским бизнесом, однако не любят говорить об этом вслух, так как обеспечивают свое политическое влияние путем запугивания латышского населения «ужасными русскими». Им подыгрывает ЗаПЧЕЛ, призывающий русскоязычное население голосовать на выборах по национальному признаку (даже если об этом не говорится открыто, то это все равно подразумевается).

В качестве примера — текст предвыборной рекламы из газеты Вести сегодня :

«Николай Кабанов из списка №2 — ЗаПЧЕЛ
Русский. Журналист. Партия Рубикса.
Наши требования к властям Латвии:
— Деньги — не на НАТО, а на больницы и роддома.
Прекратите геноцид народа!
— Экология — выше прибыли.
Хватит превращать страну в свалку!
— Свободу - малому бизнесу.
граничим произвол монополий!
Русские своих не бросают!»

Кстати, господин Кабанов работает в этой же газете Вести сегодня (раньше она называлась Советская молодежь) и в 1990 году был сторонником Народного фронта.

Относительная стабильность латвийской политической жизни достигается умелым использованием раскола общества по национальному признаку, которым сглаживаются классовые противоречия. Для латышей к каждым выборам неизменно создают какую-нибудь выдвигающую популистские лозунги новую партию, которая привлекает тех, кто намерен голосовать против власть имущих. Попав в парламент, депутаты этой партии позже разбредаются по другим фракциям (закон это не запрещает) и уже не хотят знать своих избирателей.

Русскоязычным перед выборами усиленно разъясняют, как их ущемили в правах — для этого в Латвии выходит шесть ежедневных русских газет, щедро финансируемых русскоязычной буржуазией (на латышском — 4 ежедневные газеты). Мол, нужно сплотиться и отдать голоса ЗаПЧЕЛ, которое, правда, скорее всего снова окажется в глухой оппозиции, так как латышские партии свято обещали своим избирателям не водиться со «ставленниками Москвы».

Есть, правда, и пример сотрудничества между партиями разной «национальной» ориентации. В рижской городской Думе латышская ЛСДРП пока находится у власти вместе с ЗаПЧЕЛ. Однако сейчас социал-демократы утратили прежнее влияние (получив меньше 5% голосов), в то время как русскоязычный электорат в Риге по-прежнему стабильно поддерживает ЗаПЧЕЛ.

По поводу вступления Латвии в ЕС латыши и русскоязычные едины — надо вступать, но при этом добиваться всяческих уступок от евробюрократов. Вполне возможно, что одной из причин падения «Латвийского пути» была именно излишняя уступчивость экономическим требованиям Брюсселя.

НАТО не воспринимается столь однозначно. Похоже, что мнение русскоязычной части латвийского общества в этом вопросе будет определять позиция Москвы. Латыши же рассматривают НАТО как страховку против «непредсказуемой России» с ее имперскими амбициями. Хотя в латышской печати и идет дискуссия о вступлении в НАТО, но она почти не оказала влияния на избирателей — все попавшие в Сейм партии выступают за присоединение к ЕЭС и к НАТО (за исключением ЗаПЧЕЛ, которое пока не любит Североатлантический союз).

Смотри также:
Европа и США бросают вызов доминированию России над Балтийскими государствами
(2 декабря 1999 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site