World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

  МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Балканы

Версия для распечатки

Суд над Милошевичем — журналистов предупредили о недопустимости критики

Пол Митчелл
22 октября 2002 г.

Данная статья была опубликована на английской странице МСВС 14 октября 2002 года.

В ходе процесса над бывшим югославским президентом Слободаном Милошевичем (Milosevic) представители прокуратуры предупредили журналистов о том, что те должны прекратить критику обвинения и предъявляемых им документов. Милошевич находится под судом Международного уголовного трибунала (ICTY) для бывшей Югославии в Гааге и обвиняется в организации военных преступлений.

Открывая второй этап процесса, относящийся к войне в Хорватии и Боснии, прокурор Джеффри Найс (Geoffrey Nice) пожаловался: «Заседания суда проходят в присутствии публики для того, чтобы общественность могла видеть, что мы должным образом делаем свою работу... Однако задачей этой публики не является передача газетам информации, даже очень точной информации, или чего-то в этом роде».

Нет сомнения, что использование Милошевичем сербского национализма для укрепления своих позиций в Югославии сыграло значительную роль в разжигании межнациональной розни и способствовало преступлениям против косовских албанцев. Однако это не может изменить того, что процесс в Гааге является политически мотивированной инсценировкой судебного заседания, попирающей принципы справедливости. Утверждения суда о том, что Милошевич один в ответе за события в Югославии, направлено на прикрытие роли западных держав в разжигании в этой стране гражданской войны с целью разделения ее на ряд слабых национальных государств, полностью зависимых от благосклонности империалистов.

Усилия обвинения до сих пор не позволили убедительно доказать вину Милошевича, и это вызывает испуг в определенных кругах. Хотя масс-медиа в большинстве своем высказывались за осуждение Милошевича, тем не менее появилась и критика в адрес обвинения, не сумевшего представить недвусмысленные доказательства его вины, которые оправдали бы прежнюю некритическую поддержку натовских бомбардировок Югославии со стороны «общественного мнения» и масс-медиа Запада.

Документ, подготовленный Институтом Войны и Мира (Institute of War and Peace Reporting), сокрушается по поводу «неблагоприятных сообщений средств массовой информации о качестве работы обвинения на этапе суда, посвященном Косово, когда прокуратура критиковалась за то, что не предоставила неопровержимых доказательств или свидетельств значимых участников рассматриваемых событий», позволяющих безоговорочно доказать, что именно Милошевич стоял за организацией этнических чисток.

Примером таких неблагоприятных сообщений масс-медиа может служить корреспонденция Джона Лофленда (John Laughland) в английской консервативной газете Daily Mail в прошлом месяце под названием «Если этот человек военный преступник, то где же доказательства?» Лофленд высмеивает обвинение, вызвавшее в суд в качестве свидетелей двух сербов из «ближайшего окружения» Милошевича — Радомира Танича (Radomir Tanic) и Радомира Марковича (Markovic). Танич сообщил суду, что слышал, как Милошевич приказывал проводить этнические чистки, однако позднее этот свидетель признал, что такой вывод был его собственной интерпретацией услышанного. Лофленд пишет, что Танич «был разоблачен как агент секретных служб различных западных стран и оказался настолько далеким от коридоров власти, что не мог сказать, на котором этаже президентского дворца располагался кабинет Милошевича».

Маркович, руководитель тайной полиции Милошевича, выступая на суде, заявил, что ранее давал обвинительные показания против Милошевича под принуждением. Лофленд выражает недовольство тем, что, вопреки намерениям обвинения, Маркович сообщил: Милошевич «никогда не отдавал приказ об изгнании албанцев из Косово; зато бывший президент не раз приказывал полиции и армии соблюдать законы и обычаи войны и защищать гражданское население даже в тех случаях, когда это ставило под угрозу борьбу против албанских террористов».

После продолжавшегося восемь месяцев суда и выступлений 124 свидетелей обвинение завершило представление доказательств в подтверждение обвинительного акта, предметом которого были военные преступления в Косово в 1998-1999 годах. Первоначально предполагалось, что это и будут все обвинения, предъявляемые Милошевичу. Дела по Боснии и Хорватии добавили только из-за опасений, что не удастся доказать его непосредственную ответственность за военные преступления в Косово. Акт обвинения относительно Косово составлялся в разгар натовских налетов на Югославию, когда политики говорили (и масс-медиа послушно сообщали) об убийстве «сербскими силами» сотен тысяч безоружных гражданских лиц. Но в конце концов акт обвинения сообщает о гибели 340 гражданских лиц в 10 предполагаемых местах массовых убийств.

Однако и такое обвинение оказалось труднодоказуемым. Две трети свидетелей были косовскими крестьянами и сельскими жителями, которые утверждали, что стали очевидцами массовых убийств. Также была заслушана горстка младших офицеров югославской армии и полиции, присутствовавших, по их словам, при этих жестокостях или участвовавших в них. Остальными свидетелями были бывшие бойцы Армии Освобождения Косово (АОК), а также дипломаты и политики, связанные с Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), и исследователи из Прокурорской службы (Office of the Prosecution — OTP).

Затруднения, с которыми столкнулось обвинение, пытавшееся доказать непосредственную связь Милошевича с военными преступлениями, продемонстрировало выступление генерала Питера де ля Бильера (Peter de la Billiere). Занимавшийся в течение 41 года антитеррористическими операциями и командовавший британской армией в войне за Фолклендские острова и в Персидском заливе, де ля Бильер сообщил суду, что был поражен уставом югославской армии и «вниманием, какое в уставе уделялось гуманитарным проблемам». Потом он признал, что никогда не бывал и не воевал в Югославии, а акт обвинения оказался единственным документом, на основании которого «я делал выводы о происходивших там событиях». Если акт обвинения соответствует действительности, продолжил генерал, то для осуществления такого геноцида требовалась «внушительная материально-техническая поддержка и концентрация личного состава». Однако оказалось, что «не нашлось документов, указывающих на такую организованную кампанию». Затем де ля Бильер сказал: «У нас нет никаких письменных подтверждений того, какими были указания по организации этой кампании, и не было... и также нет военных отчетов или докладов. Можно лишь предположить, что такие распоряжения отдавались устно».

При отсутствии хотя бы одного письменного приказа Найс заявил суду, что «преступники или политики, совершающие действия, которые позже оцениваются как преступные, обычно не оставляют следов. Они не оставляют документы. Вот почему этот обвиняемый работал в странно пустом кабинете и разговаривал с людьми с глазу на глаз».

Но критику вызвала именно неспособность обвинения найти свидетелей, встречавшихся с Милошевичем с глазу на глаз. Пытаясь преодолеть эту трудность, обвинение недавно вызвало в суд Зорана Стиёвича (Zoran Stijovic), записавшего показания Марковича. Но он лишь ухудшил положение прокурора. Стиёвич сказал трибуналу: «Я прибыл сюда не по своей воле, и именно я виноват в том, что показания [Марковича] попали в руки этого Трибунала». Он был удивлен тем, что обвинение воспользовалось этими показаниями, так как они были всего лишь результатом сбора информации по другому судебному делу и в Сербии не имели никакого юридического значения. Стиёвич прибавил, что во время допроса Марковича не присутствовал адвокат, а допрашиваемого не предупредили о возможности использования этих признаний против него самого.

Прежняя американская поддержка Милошевичу

Вторая проблема, с которой сталкивается обвинение, — как объяснить, почему Милошевича ныне обвиняют в военных преступлениях в Боснии и Хорватии, если каждому известно, что США и европейские державы поддерживали с его режимом дипломатические отношения, а Вашингтон рассматривал его в качестве главного гаранта заключенных в 1996 году Дейтонских соглашений, положивших конец гражданской войне в Боснии.

Найс попытался отвести подобные вопросы в заключительной части своего обращения к суду. Он изворотливо заявил: «Ваша честь, этот трибунал, конечно же, не имеет политический характер. Не его задача — выяснять или объяснять, почему обвиняемому дали восстановить силы после Дейтона... признавая его несомненно уважаемым членом сообщества».

Это заявление Найса является шпилькой в адрес правительства США, на которое суд попытался возложить исключительную ответственность за продвижение Милошевича на роль «гаранта мира» на Балканах после Дейтона и за сохранение за ним статуса «несомненно уважаемого члена сообщества».

Обвинение также подвергло критике отношение американского правительства к суду над Милошевичем. Характерная черта первого этапа суда — отсутствие значимых американских военных и гражданских должностных лиц, принимавших участие в войне в Косово. Посол США Ричард Холбрук (Richard Holbrooke) вел переговоры с Милошевичем с октября 1998 по март 1999 года, а Кристофер Хилл (Christopher Hill) был посредником на переговорах между косовскими албанцами и Милошевичем в 1998 году и на переговорах в Рамбуйе, перед началом натовских бомбардировок. Генерал Уэсли Кларк (Wesley Clark) занимал пост главнокомандующего войсками НАТО во время этих бомбежек. До сих пор правительство США не разрешает им выступить перед судом, так как опасается, что это поставит под угрозу безопасность американских должностных лиц и вскроет содержание разведывательной деятельности спецслужб США, а также станет прецедентом, который может привести к осуждению американских представителей. Единственным гражданином США, выступившим в Гааге, был Уильям Уолкер (William Walker), «предоставленный» суду со стороны ОБСЕ в качестве главы ее Миссии проверки в Косово (Kosovo Verification Mission — KVM).

Перед этим Найс выразил недовольство итогами переговоров с неназванной державой — предполагается, что это были США — по поводу свидетелей «правила № 70»; ICTY ввел это правило с целью ограничения или предотвращения возможности разглашения государственных тайн. Найс заявил, что не может согласиться с этой неназванной державой, которая считает себя вправе «ставить условия».

Отказ администрации Буша отдавать американских граждан под юрисдикцию международных судов противоречит предлогу «гуманитарности», использованному для вторжения НАТО на Балканы, и грозит подорвать авторитет европейских держав и ICTY — особенно в том случае, если им не удастся осудить Милошевича.

Более всего времени и усилий для подготовки суда над Милошевичем потратило правительство Великобритании. Найс — англичанин, как и председатель суда Ричард Мэй (Richard May), бывший лейбористский кандидат в депутаты парламента, соперничавший с Маргарет Тэтчер (Margaret Thatcher). Почти все офицеры армии и разведки, выступавшие перед судом — тоже англичане. Британский спецназ отличился наибольшей активностью в деле задержания лиц, подозреваемых в военных преступлениях, а за многими расследованиями, проводившимися ICTY, стояли британские разведслужбы MI5 и MI6.

В ходе процесса не раз проявлялась напряженность между США и европейскими державами. Многие европейские должностные лица и политики дипломатично называли американских чиновников «собеседниками Милошевича» — словосочетание, которое означает «участвовавшие в беседах», однако явно подразумевает «сотрудничавшие с Милошевичем». Один из множества примеров — выступление Кнута Воллебека (Knut Vollebaek), бывшего председателя ОБСЕ и главы миссии ООН в Косово. Он сообщил суду, что правительство Норвегии рассматривало разрешение конфликта на Балканах в качестве средства для укрепления собственного международного престижа, основы которого положило подписание израильско-палестинских соглашений в Осло. Он с похвалой отозвался о руководящей роли ОБСЕ, действовавшей согласно резолюциям ООН, и упомянул подписанное в 1998 году под эгидой США соглашение Милошевича-Холбрука об установлении перемирия между АОК и югославскими армией и полицией всего лишь как «дополнительное соглашение».

После этого Воллебек стал критиковать Государственного секретаря США Мадлен Олбрайт (Madeleine Albright) за то, что она грозила отозвать Уолкера и Миссию проверки в Косово (KVM) в целом. Она выступила с этим заявлением после того, как правительство Югославии объявило Уолкера «персоной нон-грата». Причиной этого послужило заявление Уолкера, в котором он назвал инцидент в Рачаке «массовым убийством невинных гражданских лиц», — хотя югославское правительство утверждало, что там были собраны вместе тела погибших бойцов АОК, — чтобы таким образом создать ложное впечатление о массовой казни. Это знаменитое заявление Уолкера послужило предлогом для вторжения НАТО, однако Воллебек назвал его «эмоциональной реакцией на Рачак» и сказал, что Олбрайт «не имела права выступать с подобным заявлением. Я думаю, что это было ее личное мнение или оценка». Он также критиковал Олбрайт за то, что в Рамбуйе она навязала представителей АОК в качестве главных лиц в рамках делегации косовских албанцев и постаралась возложить на НАТО ответственность за «международное присутствие» в Косово (Воллебек вел переговоры об этом присутствии).

Критика в адрес Уолкера прозвучала и в выступлении генерала Жозефа Мэзоннёва (Joseph Maisonneuve), помощника заместителя начальника штаба обороны канадской армии и инспектора ОБСЕ, сказавшего трибуналу, что из-за заявления американца сорвались «очень профессиональные и продуктивные дискуссии» с югославской армией. Он добавил: «Я не могу объяснить, почему Уолкер дал именно такую оценку», ибо он хорошо знал, что там произошел серьезный бой между югославской армией и АОК, в котором погибло некоторое число членов Армии Освобождения Косово.

Смотри также:
Суд над Милошевичем — Дискредитирован важный свидетель обвинения
(6 июля 2002 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site