World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

  МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Балканы

Версия для распечатки

Президентские выборы в Сербии спустя два года после падения Милошевича

Тони Робсон и Пол Бонд
26 сентября 2002 г.

Данная статья была опубликована на английской странице МСВС 23 сентября 2002 года.

Сербия проводит очередные президентские выборы. Избиратели отправятся к урнам в воскресенье, 29 сентября, — почти через два года после того, как Слободан Милошевич (Slobodan Milosevic) был отстранен от власти, а его режим пал. Демократическая оппозиция Сербии (ДОС), пришедшая к власти при поддержке Запада, продолжает сохранять прежнее название, хотя теперь и является партией власти.

В то время поражение Милошевича на выборах и уличные протесты, призывавшие его к уходу со своего поста, подавались как народное демократическое восстание. Однако имеется много доказательств того, что эти события в действительности были политическим переворотом, организованным и оплаченным западными державами.

Международный Социалистический Веб Сайт предупреждал тогда: «Можно с уверенностью предсказать, что эйфорическая шумиха вокруг недавних событий в Югославии не будет продолжительной. "Революция 5-го октября", как западные политические и журналистские круги окрестили развал режима Милошевича в Югославии, на самом деле не была революцией... В движение против Милошевича были вовлечены сотни тысяч людей. Однако с точки зрения руководства и политических перспектив кампания, развязанная Демократической оппозицией Сербии (ДОС), могла бы быть названа "сделано в США". Падение правонационалистического режима Милошевича было вдохновлено, оплачено и организовано теми же самыми империалистическими державами, которые чуть более года назад руководили систематическими бомбардировками сербского народа. Их целью было и остается установление абсолютного контроля над Балканами путем устранения того, что они рассматривают в качестве политического препятствия для своих коммерческих и стратегических целей».

Сейчас, два года спустя, в Сербии преобладает более трезвая оценка ситуации. «Революция 5-го октября» даже не стала отмечать свою первую годовщину. Не состоялся и крикливо рекламировавшийся концерт поп-музыки в Белграде, звездой которого должна была стать Мадонна. Предполагалось, что это мероприятие будет финансировать Боголюб Карич (Bogoljub Karic) — один из нуворишей эры Милошевича. Правительству пришлось оправдываться: мол, решение отменить официальные торжества отнюдь не было связано с желанием не привлекать внимание к невыполненным обещаниям новой власти.

Эта годовщина совпала с ширящейся в Сербии волной забастовок, которую начали горняки в угольных шахтах и к которой затем присоединились рабочие других отраслей: энергетики, телекоммуникаций, здравоохранения и образования. Их всех объединило неприятие введенного правительством ДОС законодательства, предусматривающего замораживание заработной платы работников общественного сектора экономики. Однако условия краткосрочной ссуды, о которой новое правительство договорилось с Международным Валютным Фондом, предусматривают жесткий бюджетный контроль. ДОС теперь выступила с осуждением горняков Колубуры (Kolubura), которые ранее, когда они были в авангарде борьбы против Милошевича, провозглашались героями. Премьер-министр Зоран Джинджич (Zoran Djindjic) назвал их забастовку «шантажом».

Коалиция ДОС не смогла сохраниться дольше года. Этот альянс был создан на скорую руку и под давлением стран НАТО. Теперь же президент Югославии Воислав Коштуница (Vojislav Kostunica) разошелся со своим бывшим союзником, премьер-министром Зораном Джинджичем. Коштуница является кандидатом от Демократической партии Сербии (ДСС), а Джинджич и Демократическая партия (ДС) поддержали вице-премьера Миролюба Лабуса (Miroljub Labus).

США и ЕС определяют все аспекты внутренней политики, используя для этого «G-17 Плюс» — финансируемую американским правительством группу экономистов, ведущие представители которой ранее работали в Международном Валютном Фонде (МВФ) и во Всемирном банке. Именно «G-17 Плюс» составила проект экономической программы ДОС еще до прихода этой партии к власти. Члены группы занимают влиятельные посты в кабинете министров и играли главную роль при принятии законодательства, на основании которого проводилась либерализация цен, приватизация, сокращение программ социального обеспечения и урезание прав рабочих.

Главными представителями «G-17 Плюс» в кабинете являются вице-премьер Лабус, управляющий Национальным банком Югославии Младан Динкич (Mladan Dinkic) и министр финансов Божидар Джелич (Bozidar Djelic). В мае 2001 года они совместно составили «письмо-обязательство» Международному Валютному Фонду, в котором заверили эту организацию в том, что намерены ликвидировать и приватизировать 28 неплатежеспособных банков. Что это означает на практике, стало ясно в этом году, когда были закрыты крупнейшие югославские банки, а работу потеряли почти 10 тысяч человек.

Божидар Джелич также взял на себя задачу перестройки налоговой системы. В заявлении от 10 сентября министр финансов сообщил, что на «втором этапе налоговой реформы» налог на корпорации будет сокращен с 20 до 14 процентов.

Этот следующий этап будет использовать существующие инструменты для борьбы с «серой» экономикой и закроет прорехи в законе, позволяющие избегать уплаты налогов. Главной целью является создание правовой структуры, обеспечивающей честное распоряжение деньгами от имени зарубежных инвесторов. Далее в заявлении Джелича говорится, что до 15 сентября нужно вернуть иностранным кредиторам, включая Европейский инвестиционный банк, Всемирный банк и Парижский клуб, около 60 миллионов евро.

Изменения в налоговой системе связаны с программой приватизации, проводимой правительством ДОС. В июне 2001 года был принят новый закон, позволяющий приватизировать «общественную собственность», остающуюся единственным наследием титовской Югославии. К настоящему времени на аукционе было продано 22 мелких и средних компаний, 14 миноритарных пакетов акций было продано на рынке ценных бумаг, пять компаний были сданы частным фирмам в подряд, а 26 компаний находятся в процессе реструктуризации. Предусматривается ускорение этого процесса, так как правительство намерено до конца года продать на аукционе 1000 компаний и сдать в подряд 50 других.

Для того, чтобы обеспечить транснациональным корпорациям оптимальные условия для извлечения прибыли, правительство ввело законы, лишающие рабочих части их прав. Трудовое законодательство, вступившее в силу в декабре прошлого года, покончило с коллективными договорами, а также с правом на создание заводских советов и на участие в управлении предприятием. С точки зрения приватизации наиболее важным является то, что новый закон «не регулирует способ окончания трудовых отношений». Для того, чтобы сделать эти компании привлекательными для иностранного капитала, необходима возможность сокращения затрат на оплату труда путем увольнения рабочих; до сих пор такая возможность отсутствовала.

Зарубежные покровители ДОС восприняли это как повод к ликованию. Интернет-сайт Института по освещению войны и мира (IWPR) написал: «Иностранные инвесторы не желали вступать на рынок Сербии до тех пор, пока им не позволяли уволить ни одного рабочего — даже тех, которые находились в бессрочном отпуске».

Новое правительство набралось смелости и уволило 15 тысяч рабочих автозавода «Застава» в Крагуеваце (Kragujevac). Около 10 тысяч остались без работы в результате решения Национального банка Югославии о ликвидации четырех крупнейших банков страны.

В этом году в Сербии работу потеряло примерно 200 тысяч рабочих, в то время как общее их число составило около миллиона — при общей численности населения восемь миллионов человек.

Трехлетняя краткосрочная ссуда от МВФ, займы от Всемирного банка и списание 51 процента югославского долга Великобританией обставлены очень конкретными условиями со стороны заимодателей. Помимо реструктурирования экономики и создания законодательной базы, заимодатели потребовали прекратить регулирование цен.

В докладе «Год после демократического поворота в Сербии», опубликованном в конце января, правительство с удовлетворением указывало на то, что в момент его прихода к власти регулированию подвергалось более 70 процентов цен, а теперь «контролю подлежат лишь цены на некоторые товары, например, на хлеб и основные коммунальные услуги». Результаты этого можно увидеть в обзоре, опубликованном в июньском выпуске издания Белградского экономического института Konjunkturni barometar. За первые пять месяцев 2002 года инфляция возросла на 3,9 процента, а стоимость жизни повысилась на 2,9 процента. Общий рост розничных цен на сельскохозяйственную продукцию за этот период достиг 13,3 процента. Выполняя требования МВФ, правительство в июле значительно повысило тарифы на электроэнергию. Каждой семье теперь приходится платить в среднем на 50 процентов больше.

Два примера наглядно иллюстрируют социальную деградацию, которую вызвала экономическая политика правительства. Недавно власти запретили продавать без рецепта врача лекарства против стресса, так как в докладе органов здравоохранения от 29 августа о количестве потребляемых населением лекарств подобного рода сообщалось: в 2001 году сербы приняли 41 миллион таблеток бензедина, 63 миллиона таблеток бромазепама и 40 миллионов таблеток диазепама.

Еще более зловещим проявлением охватившего общество кризиса стала статистика самоубийств. В столице страны Белграде, где проживает около 2,5 миллионов человек, в прошлом году покончили с собой 900 человек, а в Нише, население которого составляет 350 тысяч, местная полиция регистрирует одно самоубийство раз в пять дней.

Столкнувшись с такой социальной трагедией, правительство старается предотвратить проведение досрочных парламентских выборов и ставит палки в колеса расследованию дел, связанных с коррупцией.

В августе прошлого года ДСС отозвала своих министров из правительства после получившего широкую огласку убийства высокопоставленного работника сербской госбезопасности Момира Гавриловича (Momir Gavrilovic). Непосредственно перед убийством он посетил президента Коштуницу и проинформировал его о связях премьер-министра Джинджича с боссом балканской мафии Станко Суботичем (Stanko Subotic). До сих пор никто не арестован и никому не предъявлено обвинение по этому делу об убийстве.

Коштуница потребовал официального расследования в связи с сообщениями британских газет Observer и Financial Times, согласно которым с балканской мафией связаны высокопоставленные югославские политики. Предложение о таком расследовании было заблокировано в Скупщине (парламенте) в декабре 2001 года с минимальным перевесом — лишь двумя голосами (100 против 98). Решающую роль при провале этого предложения сыграли 11 депутатов от маленькой партии Nova Serbija («Новая Сербия»). Между премьер-министром и лидером этой партии Велимиром Иличем (Velimir Illic) была заключена сделка. В результате последний, хотя первоначально и поддерживал призыв к расследованию, но изменил свою позицию после того, как получил разрешение на строительство большой табачной фабрики на территории муниципалитета, мэром которого он является.

С тех пор все чаще стали говорить о необходимости досрочных парламентских выборов. Чтобы не допустить такое развитие событий, в июле контролируемая Джинджичем парламентская комиссия изгнала из Скупщины депутатов ДСС [партии Коштуницы] — под предлогом того, что они недостаточно часто посещают заседания. Так одним махом парламент лишился своей крупнейшей фракции. Позднее Конституционный суд отменил это решение, назвав его нарушением избирательного закона.

Коштуница пользуется любым поводом, чтобы хоть немного отмежеваться от ДОС и воспользоваться растущим недовольством народа. Он пытается направить социальное недовольство и протест против порабощения страны Западом в тупик сербского национализма.

Однако он никогда не возражал против экономической программы, разработанной группой «G-17 Плюс». Он также первоначально заявлял, что не будет сотрудничать с Гаагским трибуналом, выдвинувшим против Милошевича обвинения в военных преступлениях, однако потом высказался за принятие закона, позволяющего правительству продолжать сотрудничество с трибуналом «на конституционных основаниях».

Смотри также:
Суд над Милошевичем — Дискредитирован важный свидетель обвинения
(5 августа 2002 г.)
Как Запад организовал низвержение Милошевича
( 6 июля 2002 г.)
Что предвещает падение Милошевича?
( 10 ноября 2000 г.)

( 10 октября 2000 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site