World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Латинская Америка

Версия для распечатки

Венесуэльская «забастовка» — Анатомия провокации# поддержанной США

Патрик Мартин
1 февраля 2003 г.

Данная статья была опубликована на английской странице МСВС 20 января 2003 года.

Руководители правых организаций, желающие свергнуть президента Венесуэлы Уго Чавеса, отказались от требования его немедленной отставки как условия для прекращения локаута, которые продолжается уже больше шести недель.

Представители Демократического Координационного центра также предложили, чтобы врачи, владельцы ресторанов и другие мелкие бизнесмены могли перестать участвовать в так называемой всеобщей забастовке, начатой 2 декабря. Рафаэль Альфонсо, глава Федекамарас, венесуэльской Торговой палаты [объединения капиталистов], сказал, что многие предприятия могут обанкротиться, если не откроются снова. «Меры, которые уничтожают частный сектор, для нас неприемлемы», — сказал он. Решение, возобновить бизнес или нет, «теперь в значительной мере — личное дело».

Временные локауты, организованные предпринимателями, поддерживающими кампанию против Чавеса, не оказали серьезного воздействия на экономику Венесуэлы. Гораздо более значительным по своим последствиям оказалось закрытие нефтяных предприятий управляющими PDVSA, государственной компании, которая производит большую часть венесуэльского экспорта и приносит половину всех доходов государства.

Директора PDVSA, по большей части назначенные предыдущими правыми правительствами и враждебные Чавесу, пользовались поддержкой профсоюзов служащих и младших управленцев. Многие рабочие продолжали работать и высказывались против остановки производства.

Правительству Чавеса удалось частично восстановить производство нефтепродуктов, несмотря на саботаж сверху, когда рядовые рабочие начали занимать места своих начальников на двух из трех главных нефтеперерабатывающих заводов страны. Производство достигло уровня 400 тысяч баррелей в день, достаточного для удовлетворения внутренних потребностей, хотя о возобновлении экспорта говорить пока не приходится. Эти меры были дополнены срочными поставками нефтепродуктов из Бразилии, России и других стран, противостоящих организованному США заговору против Чавеса.

Подлинный классовый характер нефтяной «забастовки» ясно показан в статье, которая была опубликована 29 декабря в New York Times, — одной из немногих в американской прессе, честно сообщающих о том, что происходит в Венесуэле. Корреспондент Times Джинджер Томас (Ginger Thompson) писал после посещения нефтеперерабатывающего завода в Пуэрто-ла-Крус:

«Спустя почти месяц после начала катастрофической общенациональной забастовки, завод, снабжающий бензином восточную часть страны, снова работает на этой неделе почти в обычном режиме».

«Феликс Делизо, проработавший в "Petroleos de Venezuela" 12 лет, стоит возле контрольного пункта с таким количеством кнопок и экранов, что это напоминает рубку космического корабля. Мистер Делизо следит за работой 3000 механизмов, превращающих сырую нефть в бензин. Хотя у него только среднее образование, он получил специальную подготовку и считает свою работу не менее ответственной, чем у сапера».

«Рабочие трудятся сверхурочно, чтобы бензин для Чавеса продолжал течь в венесуэльские заправочные станции. Руководство сообщило, что с начала прошлой недели этот завод производит 60 тысяч баррелей бензина в день, почти 70% нормальной производительности и почти четверть 225 тысяч, потребляющихся в стране в обычное время...»

«Этот завод стал образцом того, как правительство побеждает. Почти все начальство присоединилось к забастовке. Но по официальным данным, менее 20% рабочих, механиков и техников прекратили работу. "Мы горды как никогда, — сказал Вилфредо Бастардо, рабочий с семнадцатилетним стажем. — Мы показали начальникам, что можем управлять заводом и без них"».

Чавес уволил около 1000 сотрудников PDVSA, большинство из которых — управленцы среднего и высшего звена. Он предложил разделить компанию надвое, чтобы перетряхнуть руководство, которое привыкло использовать государственную капанию как свою собственность, выделяя правящим классам миллиарды в форме полюбовных сделок.

Возобновление производства и провал «всеобщей забастовки», которая ограничилась богатыми районами восточного Каракаса, позволили Чавесу выехать из страны, не опасаясь немедленного переворота. Он отправился в Бразилию на инаугурацию нового президента, Луиса «Лула» да Силва, где назвал кампанию правых «попыткой государственного переворота, замаскированного под стачку», организованной «террористами, которые препятствуют доставке продовольствия и нефти и саботируют нефтепроизводство».

Оппозиция несколько раз пыталась возобновить свои действия. 3 января два человека были застрелены во время столкновения между сторонниками и противниками Чавеса. СМИ Венесуэлы, полностью находящиеся в руках у правых, заявили, что эти убийства — репрессии правительства. Однако стало известно, что обе жертвы были сторонниками Чавеса: один — сторож из министерства образования, а другой — бедный уличный торговец, отец двух детей.

8 января, когда многие предприятия возобновили работу, Демократический Координационный центр объявил о двухсуточной забастовке банковских служащих, — для подкрепления действий против Чавеса. Однако только один союз, представляющий 30% банковских служащих, поддержал эту забастовку. Остальные организации высказались против действий, навязанных управляющими банков, включая американские, например, «Ситибэнк».

Банковский локаут скорее подорвал, чем усилил влияние правых, поскольку помешал мелким бизнесменам и части среднего класса получать их деньги, но не оказал почти никакого воздействия на барриос (barrios) — кварталы бедноты, где живут люди, не имеющие банковских счетов.

Роль Соединенных Штатов

Как в начальных успехах, так и в очевидном провале кампании против Чавеса правительство США играло решающую роль. Демократический Координационный центр сообщил о сворачивании «всеобщей забастовки» почти сразу после того, как власти США выразили озабоченность длительным приостановлением работы венесуэльской нефтепромышленности, которая поставляет в США 1,3 миллиона баррелей в день.

Буш дважды за прошедший год поддерживал кампании против Чавеса. Во время апрельского военного переворота правительство США, единственное во всем западном полушарии, поддержало свержение законно избранного президента и провозглашение власти хунты. Новый глава государства Педро Кармона, президент венесуэльской Торговой палаты, немедленно объявил о роспуске Национальной Ассамблеи [парламента] и начал издавать указы, противоречащие конституции. Чавес вернулся к власти через двое суток, — с помощью военных и при поддержке масс, выступивших против путча.

Его правые противники, тем не менее, сумели снова организоваться и начать локаут 2 декабря. СМИ Венесуэлы и Северной Америки объявили это забастовкой, — под прикрытием правого профсоюзного объединения CTV, руководители которого находятся на содержании у Госдепартамента США и АФТ-КПП.

13 декабря правительство Буша в очередной раз поддержало антиконституционные действия в Венесуэле, когда пресс-секретарь Ари Флейшер заявил, что Белый дом — за проведение досрочных выборов, хотя Чавес выбран до 2006 года. Три дня спустя Белый дом слегка подал назад, призвав к неопределенному «избирательному решению» венесуэльского кризиса, но отказавшись от требования к Чавесу подать в отставку, чего требует правая оппозиция.

Эту осторожность можно объяснить несколькими причинами. США были готовы поддержать закрытие нефтяной промышленности, если бы это привело к быстрому свержению Чавеса. Но как только венесуэльское правительство смогло смягчить дефицит нефтепродуктов, возобновив производство и получив поддержку из-за рубежа, самые крупные неприятности произошли в США, где цены на нефтяном рынке с ограничением поставок начали резко расти. Потеря венесуэльской нефти могла бы сильно усугубить ожидающийся ущерб нефтяному рынку в результате планирующегося нападения США на Ирак.

Как и в случае с Северной Кореей, Буш старается избежать немедленного военного вмешательства в Венесуэле, которое может отвлечь усилия от войны против Ирака. Кроме того, поскольку Чавеса поддерживают Бразилия, Эквадор и другие латиноамериканские производители нефти, борьба с Чавесом угрожает стать проблемой для отношений США со всей Южной Америкой.

Washington Post сообщила 10 января, что правительство США пытается разрядить напряжение в Венесуэле, чтобы «сдержать нарождающееся движение бразильского левого правительства в поддержку Венесуэлы». Газета сообщила, что Госдепартамент «озабочен возможными последствиями беспорядков, которые беспокоят его сейчас больше, чем политика Чавеса». Один чиновник сказал без экивоков: «Мы получали полтора миллиона баррелей нефти в день, а сейчас не получаем ничего».

Чавес и вооруженные силы

Это отступление ни в коей мере не означает, что Буш больше не желает правого переворота в Венесуэле. Однако, видя явную неспособность оппозиции получить широкую поддержку против власти Чавеса, Белый дом и Госдепартамент вернулись к прежней тактике: закулисным интригам с частью военных.

Все это время шла скрытая борьба за поддержку со стороны армии и полиции. Более ста высших офицеров были сняты с должностей и вынуждены уйти в отставку после провала поддержанного США апрельского путча, и ни одна воинская часть не взбунтовалась во время нынешнего кризиса, несмотря на открытые призывы Демократического Координационного центра к новому перевороту.

Однако мэр Каракаса Альфонсо Пена, один из руководителей Демократического Координационного центра, сумел использовать столичную полицию против демонстрантов-сторонников Чавеса. После стрельбы 3 января, которую полиция либо совершила сама, либо позволила ей произойти, верные Чавесу солдаты явились в штаб-квартиру полиции и конфисковали тяжелое оружие, включая пулеметы и автоматы, оставив полицейским только табельные пистолеты.

Чавес, бывший десантник, который сам стоял во главе неудавшегося переворота против правого правительства в 1992 году, пытается проводить политику, балансируя между массовой поддержкой бедных и угнетенных и своими последователями в армии. Избранный значительным большинством в 1998 году и переизбранный в 2000, он построил свою избирательную кампанию на популистских лозунгах, одновременно изображая армию как орудие народа при проведении социальных реформ, включая социально-экономическое развитие.

Чавес — не социалист, а венесуэльский националист и сторонник капитализма, чья реформистская политика привела его к столкновению с экономической и социальной элитой.

Ненависть этих групп к Чавесу хорошо описана одним американцем, знакомым с венесуэльской политикой. Он пишет: «... По большей части ненависть к Чавесу — утробная классовая вражда. Учительский сын из маленького городка, Чавес — крепко сбитый метис (mestizo), широколицый, с крупными ладонями. Он из тех людей, которых правящие классы желают видеть подносчиками мешков с цементом на стройке или водителями автобусов, а не руководителями государства. Многие отказываются даже находиться с ним в одной комнате, не говоря уж об обсуждении экономической политики или принципов распределения государственных средств» (Бэрри С. Линн, бывший корреспондент агентства «Франс-Пресс» в Венесуэле, в статье из нового номера журнала Mother Jones).

Продажные американские СМИ

Американские СМИ ведут себя особенно гнусно и преступно во всем, что касается Венесуэлы. Washington Post, New York Times, Los Angeles Times и «Ассошиэйтед Пресс» имеют в Каракасе корреспондентов, которые своими глазами могут наблюдать классовое расслоение, лежащее в основе кампании правых против Чавеса. Но все они сообщают о «всеобщей забастовке», как будто это — массовое движение против властей снизу, а не организованная правящими классами кампания.

Как и в США, венесуэльские СМИ монополизированы кучкой богатых семей. Густаво Сиснерос (Gustavo Cisneros), которого считают богатейшим человеком в Венесуэле с состоянием в 5,3 миллиарда долларов, — медиа-магнат и видный враг Чавеса.

А New York Times попросту наняла представителя оппозиции, экономического аналитика Франсиско Торо, в качестве своего корреспондента. Торо был недавно уволен — после отказа закрыть свой античавесовский сайт. Его письмо к издателю газеты Патрику Дж. Лайонсу признает, что его «деятельность в качестве члена оппозиции» «вступает в противоречие» с его работой.

Крайне правая пресса США продолжает призывать к свержению власти Чавеса. National Review, влиятельный орган правых, утверждало на своем сайте 8 января, что после 11 сентября 2001 года Чавес передавал средства талибам для оказания помощи «Аль-Каиде». Это перекликается с лживым сообщением Chicago Tribune во время апрельского путча, позднее опровергнутого газетой, что Чавес говорил с одобрением об Усаме бен Ладене.

Опасность фашистского переворота в Венесуэле далеко не уменьшилась. Нефтяная промышленность может страдать от последствий саботажа еще несколько месяцев, и последствия для национальной экономики уже крайне серьезны. Один недавний прогноз предупреждает, что экономика Венесуэлы может испытать спад на 40% в первом квартале этого года и 9% — по итогам всего года.

Сочетание популистских лозунгов и умеренных социальных реформ не может ни сколько-нибудь улучшить положение масс венесуэльских рабочих и крестьян, ни продолжаться значительное время, несмотря на саботаж и насилие, поддерживаемое США. Неустанное противодействие венесуэльских правящих классов и американского империализма можно победить только мобилизацией рабочего класса — в Венесуэле, Латинской Америке в целом и в самих США — на основе общей социалистической программы.

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site