Мировой Социалистический Веб Сайт (www.wsws.org/ru)

www.wsws.org/ru/2003/jan2003/amer-j27.shtml

Как строить отношения с Америкой? Европейская дилемма

Дэвид Норт
27 января 2003 г.

Данная статья была опубликована на английской странице МСВС 25 января 2003 года.

В ходе развития любого значительного политического кризиса наступает момент, когда проявляются его главные, долго скрывавшиеся движущие силы и проблемы. Сейчас мы достигли такого момента в ходе кризиса, вызванного решением американского правительства Буша предпринять военное вторжение в Ирак.

Ирак является непосредственной военной целью Америки. Однако обостряющиеся дипломатические разногласия по поводу судьбы Ирака предвещают прямой и открытый, возможно, даже насильственный конфликт между крупнейшими империалистическими державами.

В центре дискуссии об американских военных намерениях главным было стремление администрации Буша захватить нефтяные богатства Ирака. Это, конечно же, важный аспект расчетов американского правительства. Но эта цель, при всей своей важности, является лишь частью более широких и претенциозных намерений. Соединенные Штаты стремятся к мировому господству, а это предполагает политическую и экономическую реорганизацию всего мира в интересах американской правящей элиты. Для этого Америке необходимо подчинить своей воле не только такие слабые, относительно малоразвитые страны, как Ирак, но также — и в первую очередь — своих могущественных империалистических соперников в лице Западной Европы и Японии.

Презрительные высказывания американского министра обороны Дональда Рамсфелда (Donald Rumsfeld) о сопротивлении Германии и Франции военным планам Америки обнажили долго тлевший конфликт между США и Европой. На вопрос журналиста о критике военных устремлений администрации Буша со стороны Европы Рамсфелд ответил: «Вы думаете, что Европа — это Германия и Франция. Я так не думаю. Посмотрите на многие другие европейские страны. Они в этом вопросе не поддерживают Францию и Германию. Они — на стороне Соединенных Штатов».

Соединенные Штаты впервые позволяют себе столь откровенную атаку на своих давних союзников, выражают столь неприкрытые сомнения по поводу единства буржуазной Европы, столь ясно говорят о своей цели — создать собственную особую сферу влияния на этом континенте, прямо противопоставив ее Франции и Германии.

Рамсфелд, с присущей ему прямолинейной манере, не оставил никаких сомнений насчет того, что США содействовали расширению НАТО — путем включения в этот блок слабых государств бывшего Варшавского пакта, которыми может легко манипулировать Америка — с целью ограничения влияния Франции и Германии в Европе.

Этот влекущий за собой серьезные последствия подтекст американской враждебности по отношению к Европе был уже понят Францией; он стал причиной ее отказа от прежнего лицемерного поведения и перехода на более определенную позицию против войны в Ираке. Изменение французской точки зрения было вызвано не человеколюбивой заботой о судьбе иракского народа, а скорее запоздалым осознанием того, что американское стремление к господству угрожает самым важным политическим, экономическим и геостратегическим интересам европейской буржуазии.

В течение 1990-х годов правящие в Европе элиты в немалой степени обманывали сами себя — они делали вид, будто кончина СССР почти никак не повлияла на их отношения с Соединенными Штатами, а их собственные долгосрочные интересы на континенте и в мире не противоречат интересам США.

Выдавая, таким образом, желаемое за действительное, не принималось в расчет, что послевоенные отношения Америки с Европой в 1945-1991 годах в основном определялись оценкой со стороны США их собственных экономических и геополитических интересов в рамках специфических условий «холодной войны». Отношение Соединенных Штатов к Европе определяла первостепенная необходимость для США (1) поддерживать изоляцию Советского Союза и свести к минимуму его влияние в Западной Европе («сдерживание» — «containment») и (2) не допустить социальную революцию в условиях крайней активности и политизации европейского рабочего класса.

Огромное значение, которое США в то время придавали своему союзу с Западной Европой, на самом деле было отходом от исторически нормы. Фундаментальная тенденция американского капитализма, коренящаяся в несколько запоздалом достижении Америкой статуса ведущей империалистической державы, состояла в стремлении укрепить свои позиции в мире за счет Европы.

Предпосылкой развития Соединенных Штатов в крупнейшую империалистическую державу в XIX веке была их настойчивая борьба против влияния Европы в обеих Америках — начиная с выдвижения доктрины Монро в 1820-х годах и кончая изгнанием Испании с Кубы в конце 1890-х годов.

В первой половине ХХ столетия США расширяли свое влияние в мире, подрывая колониальные империи европейских империалистических держав. Это делалось не в интересах демократии, а с целью получения доступа на мировые рынки, ограничивавшиеся колониальной системой.

В той степени, в какой это позволяли благоприятные, как правило, экономические условия и огромные богатства Америки, она маскировала свои грабительские потребности, становясь в позу бескорыстного благодетеля. Но вопреки своему напускному человеколюбию защитника «четырех свобод» и «источника демократии», США ни на миг не забывали о своекорыстных интересах.

Самая лучшая иллюстрация безжалостной сути американской дипломатической филантропии — это живодерские требования, выдвинутые Рузвельтом (Roosevelt) Черчиллю (Churchill) в 1940-1941 годах в качестве условий для предоставления американской финансовой и военной помощи Великобритании, в то время переживавшей кульминацию нацистских воздушных бомбардировок. Да, Рузвельт согласился «спасти» Великобританию, но за какую цену! После того, как Штаты разобрались с британцами, старый ревущий имперский лев оказался превращенным в ласкового, послушного Америке котенка — эту метаморфозу лучше всего иллюстрирует личность нынешнего британского премьер-министра [Блэра — ред.].

Положение, создавшееся после Второй мировой войны, заставило Соединенные Штаты сохранять союз со старыми европейскими империалистическими державами и в определенной мере сдерживать собственные агрессивные устремления. Кроме того, общее восстановление и рост мировой экономики способствовали смягчению соперничества между империалистами. Однако под показным покровом «многосторонности» сохранялась тенденция к одностороннему обеспечению интересов Америки, не принимая во внимание заботы европейцев. Ухудшение общего экономического положения в мире обычно активизировало эти скрытые конфликты.

Например, в августе 1971 года, когда доллар оказался под давлением на финансовых рынках, президент Ричард Никсон (Richard Nixon), даже не посоветовавшись с европейскими лидерами, отменил золотое обеспечение американской валюты, которое в течение 25 лет служило основой международной капиталистической валютной системы. Руководителям западноевропейских государств лишь сообщили, что Никсон выступит с интересной речью о мировой экономике, поэтому им не стоит ложиться спать и дождаться его выступления по американскому телевидению. Когда министра финансов США Джона Конноли (John Connolly) спросили, не станут ли британцы, французы и немцы возражать против американских мер, тот ответил в своей неповторимой манере: «Да пошли они на...й!»

Крушение Советского Союза в корне изменило основы послевоенных дипломатических отношений. Соединенным Штатам уже не нужно было поддерживать западноевропейскую буржуазию в качестве пограничного вала для защиты от Советского Союза. Кроме того, кончина СССР создала вакуум власти, которым Соединенные Штаты намеревались распорядиться в собственных интересах.

Однако самая важная причина нынешней разнузданной агрессивности, присущей американской внешней политике — это длительное и прогрессирующее ухудшение экономического положения в США. Значительная часть правящей элиты рассматривает использование военной силы как средство для противодействия долговременным последствиям потери американским капитализмом своих позиций в мире и угрозе, которую для него представляют конкуренты в международном масштабе.

Лев Троцкий, один из величайших марксистов ХХ столетия, в 1928 году сказал следующие, почти пророческие слова:

« В кризисную эпоху гегемония Соединенных Штатов скажется полнее, открытее, резче, беспощаднее, чем в период подъема. Свои затруднения и недомогания Соединенные Штаты будут изживать и преодолевать прежде всего за счет Европы — будет ли это происходить в Азии, в Канаде, в Южной Америке, Австралии или в самой же Европе; будет ли это "мирным" или военным путем» [ Критика программы Коминтерна — см.: Л. Троцкий, Коммунистический Интернационал после Ленина, М., 1993, с. 69].

Чиновники в правительстве Буша все более прямо говорят о последствиях, к которым может привести отказ европейцев от согласия с Соединенными Штатами по поводу Ирака. В четверг, 23 января, одно должностное лицо заявило газете New York Times : «Наша цель — ткнуть их лицом в реальность и потом обсудить дальнейшие действия по этому поводу».

Какова же эта реальность? Правительство Буша не слишком изысканным способом заявило, что французские и германские компании не смогут участвовать в разделе нефтяной промышленности Ирака после войны. Более того, прозвучали намеки на то, что США, оккупировав Ирак, окажут давление на Иран, являющийся важным поставщиком нефти в Западную Европу.

С точки зрения Франции и Германии, Соединенные Штаты поступают крайне безрассудно и ведут дело к полному уничтожению последних остатков юридической и институциональной системы, регулировавшей действия мирового капитализма. Для западных европейцев подчинение диктату Соединенных Штатов означало бы превращение, по словам консервативной французской газеты Le Figaro, «в простой американский протекторат». Открытое же сопротивление чревато военным столкновением с Соединенными Штатами, последствия которого могут быть катастрофическими. Кроме того, социальные последствия конфликта между США и «старой» Европой неизбежно привели бы к обострению внутренних классовых противоречий.

Такова та дилемма, перед которой стоит западноевропейской буржуазия.



© Copyright 1999 - 2002,
World Socialist Web Site!