Мировой Социалистический Веб Сайт (www.wsws.org/ru)

www.wsws.org/ru/2003/jun2003/dn-j12.shtml

В водовороте — Кризис американского империализма и война против Ирака

Дэвид Норт
12 июня 2003 г.

Ниже публикуется доклад председателя международной редакционной коллегии МСВС и национального секретаря партии Социалистического Равенства (ПСР) США Дэвида Норта, которым 29 марта в Анн-Арбор, штат Мичиган, открылась конференция Мирового Социалистического Веб Сайта и ПСР «Социализм и борьба против империализма и войны».

Оценивая первые десять дней «превентивной войны», развязанной правительством Соединенных Штатов против Ирака, я вспомнил подзаголовки, данные британским историком Яном Кершоу (Ian Kershaw) двум томам его биографии Адольфа Гитлера. Первый том, который прослеживал карьеру фашистского лидера вплоть до триумфального вступления германских войск в демилитаризованную Рейнскую область в 1936 году, назывался Высокомерие, которое автор определяет как «такую чрезмерную самонадеянность, которая накликает несчастье». Второй том посвящен скатыванию к катастрофе, которая в конечном счете поглотила Гитлера и его «тысячелетний» рейх. Он назван Немезида, по имени греческой богини, которая несет возмездие за безумие Высокомерия.

В месяцы, предшествовавшие вторжению в Ирак, высокомерие администрации Буша не знало границ. Не жалея оскорблений и угроз по адресу всякого, кто рисковал усомниться в праве Соединенных Штатов диктовать условия миру, Буш и его пособники обещали преподать Ираку и всем прочим урок, который они никогда не забудут. Однако произошло не то, что эта администрация ожидала. Почти четыре десятилетия назад, в эпоху Вьетнамской войны потребовалось несколько лет для того, чтобы грубые просчеты политической и военной стратегии, которая лежала в основе американской интервенции, стали очевидны. В настоящей войне банкротство всего плана обнаружилось в течение одной недели.

10 дней войны нанесли сокрушительный удар по мифу об американской непобедимости, который столь усердно культивируется средствами массовой информации. Доналд Рамсфелд внезапно предстал как взъерошенный и раздраженный старик с капельками пота над верхней губой. Что осталось от предсказаний администрации Буша, военных экспертов и средств массовой информации, согласно которым в первые же часы войны «потрясенный и трепещущий» Ирак будет приведен к покорности? Что иракский режим полностью изолирован и немедленно падет? Что иракские военные неспособны сражаться? Что бомбардировки «командных и контролирующих» центров парализуют способность Ирака организовать сколько-нибудь значительные военные операции? И, прежде всего, что американские и британские вооруженные силы будут приветствоваться в качестве спасителей и освободителей.

В преддверии войны Кеннет Адельман (Kenneth Adelman) — один из правых стратегов, которые в течение десятилетия настаивали на захвате Ирака — писал в газете Washington Post : «Я полагаю, что уничтожение военной мощи Хусейна и освобождение Ирака будет подобно прогулке». Ричард Перл (Perle), другой ведущий подстрекатель войны, заявил по MSNBC: «Возможны очаги сопротивления, но очень немногие иракцы собираются сражаться, чтобы защищать Саддама Хусейна».

Средства массовой информации приводили эти заявления без каких-либо оговорок. Они послали своих лучших корреспондентов в Кувейт для «прикрепления» (embedded) к американским военным (или чтобы быть с ними «в постели» [in bed]). Все они предвкушали перспективу участия в славном победоносном марше на Багдад.

Не было и следа критических сообщений, не говоря уже о детальном анализе заявлений, сделанных администрацией Буша. События последнего года продемонстрировали полное вырождение ведущих средств массовой информации США до уровня не более как пропагандистского рупора в руках Белого дома и Пентагона. СМИ не сделали ни одной попытки отделить факты от дезинформации, лжи и откровенной фальсификации. Средства массовой информации радостно восприняли свое вхождение в инструментарий психологических операций военщины. Позвольте напомнить лишь несколько сообщений, переданных CNN, MSNBC, Fox и другими телесетями в течение последних двух недель: что генералы иракской республиканской гвардии обговаривали условия капитуляции по электронной почте, что заместитель премьер-министра Тарик Азиз дезертировал, что Саддам Хусейн убит, что американские войска встретили теплый прием, когда они вошли в Багдад и совсем недавно прозвучало сообщение, что началось восстание в Басре.

Все эти заявления, грубо и глупо состряпанные Пентагоном, были поданы средствами массовой информации и телевидением как объективные факты. Не далее как в прошлое воскресенье Washington Post опубликовала передовицу, в которой фантазировала насчет «семей с детьми... выстроившихся вдоль дорог около южного города Басра, которые аплодировали и приветствовали громкими возгласами военных США и Британии, двигавшихся на север». Она осуждала «дипломатов-обструкционистов и многих из антивоенных демонстрантов», которые «закрывают глаза на существование опасности со стороны Саддама Хусейна и игнорируют террористический характер его режима». Post высокомерно рекомендовала тем, кто выступает против войны, «посмотреть на иракцев, которые приветствуют морских пехотинцев как освободителей».

Средства массовой информации переборщили в своей собственной пропаганде. Было предвидено все, кроме иракского сопротивления. Масс-медиа переносили свою собственную прострацию перед мощью американской военщины на 23 миллиона иракцев. Их собственное раболепство перед государством привело к тому, что трудности и препятствия, на которые захватчики натолкнулись в Ираке, оказались для них чем-то совершенно непредвиденным. Фактически этот самообман продолжался даже тогда, когда затруднения, с которыми столкнулись вооруженные силы США, начали возрастать.

Ни одна программа средств массовой информации в первые дни войны не показала общественности степень материально-технических, тактических и стратегических просчетов, сделанных администрацией Буша. СМИ восторженно вещали о «стальной колонне», которая двигалась на север с головокружительной быстротой, о земле, сотрясаемой гусеницами мощных танков, неуклонно стремящихся вперед.

Однако к четвергу эта видимость развалилась. Washington Post опубликовала сообщение, которое обнажило растущую внутри военных кругов озабоченность относительно стратегии Пентагона:

«Сочетание плохой погоды, длинных и небезопасных линий снабжения и врага, который отказался пасть ниц перед американской военной мощью, привело к широкомасштабной переоценке некоторыми высшими генералами прогнозов и временных сроков военного планирования США. Некоторые из них даже видят возможную угрозу длительной борьбы, в которую втягивается все больше и больше сил США. По словам официальных лиц — и на поле боя в Ираке, и в конференц-залах Пентагона — военные командиры вчера говорили о более долгой и тяжелой войне, чем ожидалось всего неделю назад».

«"Скажите мне, когда это кончится", — сказал вчера один старший офицер».

Сегодня Пентагон вынужден иметь дело с непредвиденными последствиями своих собственных иллюзий. Десятки тысяч дополнительных войск направляются в Ирак — не только с целью обеспечить живую силу для штурма Багдада, но и для защиты слишком протяженных линий снабжения, которые в высшей степени уязвимы для нападения.

С безграничным цинизмом администрация Буша нарекла эту войну «Операция "Иракская свобода"». Перед лицом растущего массового сопротивления логика ее цели — захват Ирака и превращение его в американский колониальный протекторат — будет вести Соединенные Штаты ко все более масштабным репрессиям против иракского народа. Соединенные Штаты будут стремиться «освободить» народ Ирака посредством осады Багдада, бомбардировок и удушением его населения голодом. Буш неоднократно заявлял, что эта война не будет войной полумер. Если не остановить его правительство, то эта война неизбежно выродится в оргию массового убийства.

История безграничной жестокости

Неоднократно отмечалось, что даже до начала нынешней войны уровень массовой оппозиции против нее превосходил уровень антивоенного недовольства, который существовал в разгар войны во Вьетнаме. Демонстрации протеста накануне развязывания агрессии в Ираке были самыми большими в истории. Демонстрации и митинги, состоявшиеся в выходные дни 15-16 февраля, носили беспрецедентный характер — не только в количественном, но и в качественном смысле. Никогда ранее не было такого проявления международной оппозиции войне. Даже в лучшую пору Второго Интернационала до начала Первой мировой войны в 1914 году было невозможно организовать столь скоординированное международное антивоенное движение. Движение, которое охватило миллионы людей по всему миру, должно иметь глубокое объективное значение, тем более что оно возникло более или менее стихийно. По причинам, которые я постараюсь объяснить в этом докладе чуть позже, эти массовые демонстрации знаменуют собой начало новой стадии борьбы против империализма.

Однако прежде всего необходимо признать, что демонстрации массового протеста сами по себе не могут остановить войну. Для того, чтобы движение против войны стало могущественной общественной силой, требуется, чтобы оно достигло намного более высокого уровня политического сознания. Оно нуждается в программе и перспективе, на которых может основываться массовая борьба против империализма.

Величайшей ошибкой было бы недооценивать упорство правящей элиты и ее способность к актам беспощадного насилия. Американский господствующий класс и его военщина не являются непобедимыми. Но они не являются и слабыми противниками. Весь их огромный исторический опыт, накопленный в ходе бесчисленных войн против врагов за границей и безжалостной борьбы против оппозиции внутри страны, подготовил правящую элиту к тому, чтобы с безграничной жестокостью реагировать на угрозы ее классовым интересам. Грубое попрание демократических принципов министром юстиции Джоном Эшкрофтом (Ashcroft) имеет множество прецедентов в истории американского господствующего класса: набеги Палмера (Palmer Raids) в 1919-1920 годах; резня в День поминовения 1937 года; маккартистская «охота на ведьм» в пятидесятые годы; кровавое подавление восстаний в гетто в Ньюарке, Детройте и других городах в конце 1960-х годов; убийство в мае 1970 года четырех студентов в университете Кента, протестовавших против Вьетнамской войны; избиение тюремных заключенных в Аттике в сентябре 1971 года, — все это этапы пути, приведшего к сожжению более 80 сбитых с толку и политически безвредных мужчин, женщин и детей в Уэйко (Waco), штат Техас, в апреле 1993 года.

Уместно напомнить эти исторические события, поскольку борьба против войны должна основываться на тщательном и глубоком изучении исторического развития американского империализма и мировой капиталистической системы, самым важным компонентом которой он является. Война против Ирака может быть лучше всего понята как одновременно и кульминация, и поворотный пункт сложного и длительного исторического процесса. Хотя администрация Буша целенаправленно разжигала эту войну и несет полную политическую и нравственную ответственность за ее последствия, она в намного меньшей степени выступает в качестве творца истории, нежели в качестве орудия могущественных объективных процессов, понять которые она едва ли в состоянии. Как и в 1914 году — с началом Первой мировой войны, и в 1939 году — с началом Второй мировой войны, развязывание войны в 2003 году явилось результатом глубоко укорененных внутренних противоречий мировой капиталистической системы. Понятые в самом широком историческом контексте, противоречия, которые привели к началу этой войны, в сущности, являются теми же самыми противоречиями, которые вызвали предшествующие мировые войны. Война снова и снова порождается коренным конфликтом между, по существу, глобальным характером экономического развития и анахроническим характером системы национальных государств.

Гегемонистский план, наиболее открыто провозглашенный администрацией Буша в сентябре 2002 года в документе под названием «Стратегия национальной безопасности», представляет собой попытку подчинить все огромные ресурсы мирового хозяйства потребностям и интересам Соединенных Штатов — или, точнее — правящей элиты Соединенных Штатов. Согласно этому документу, все конфликты относительно доступа и использования ресурсов, среди которых нефть является наиболее важным, между существующими национальными капиталистическими государствами, должны разрешаться самым могущественным национальным государством, Соединенными Штатами. И эти решения должны приниматься не на основе рационального учета действительных человеческих потребностей, а на основе притязаний на прибыль крупнейших акционеров контролируемых американцами транснациональных корпораций.

Исторические корни войны против Ирака

Я должен попросить разрешения у настоящей аудитории сделать то, что идет против характера господствующей прагматической тенденции американской мысли — то есть стремиться понять и разрешить текущие проблемы посредством исследования их исторических корней. Поэтому когда мы подходим к анализу кровавого кульминационного пункта американского империализма, необходимо рассмотреть его происхождение и развитие. Странно и в высшей степени произвольно с этой историей обращаются различные представители администрации Буша, включая Рамсфелда. Это принимает форму утверждения, что Соединенные Штаты не имеют колониальных устремлений или каких-либо грабительских планов относительно территории и природных ресурсов Ирака. Как всегда, Америка стремится только к освобождению народа той страны, которую она завоевала.

Никакая другая империалистическая страна не прикрывала столь настойчиво и успешно свои даже самые варварские деяния риторикой демократического идеализма. Этот успех можно приписать революционному происхождению Соединенных Штатов. В момент своего рождения они провозгласили неотчуждаемые права на жизнь, свободу и стремление к счастью. То, что в этих благодеяниях было отказано 3 миллионам человек, которые оставались рабами, было противоречием, которое отцы-основатели и их непосредственные последователи старались скрыть. Однако даже когда Соединенные Штаты приняли «Судьбоносный манифест» [Manifest Destiny] — чтобы обеспечить контроль над всем континентом, — неразрешенный вопрос о рабстве расколол страну и привел в 1861 году к Гражданской войне. Под руководством Авраама Линкольна защита Федерации приняла революционные размеры. Экономические основы Конфедерации были подорваны, а собственность на рабов, оцениваемая в 4 млрд долларов, экспроприирована.

Однако развитие Соединенных Штатов после Гражданской войны пошло по линии, весьма отличной от той, которую представлял себе Линкольн. Ликвидация рабовладения и сохранение федерации привели не к «новому рождению свободы», а, напротив, к консолидации промышленного капитализма на всем Североамериканском континенте. Результатом этого неизбежного экономического процесса явилось не правительство народа, для народа и посредством народа [знаменитая формула демократического правления А. Линкольна — ред.], а правительство новой капиталистической плутократии, для новой капиталистической плутократии и посредством этой плутократии. Все препятствия расширению капитализма и безоговорочной гегемонии системы прибыли безжалостно разрушались или подавлялись. То, что еще оставалось от исконного американского общества и культуры — и что сопротивлялось ассимиляции в структуры экономической системы, основанной на частной собственности на землю и промышленность, — было разбито в течение ближайших 30 лет. В то же время американская буржуазия жестоко подавляла первые крупные выступления возникающего рабочего класса: национальную забастовку железнодорожников 1877 года, борьбу за восьмичасовой рабочий день в 1880-х годах, забастовку металлургов в Гомстеде в 1892 году и забастовку рабочих Пульмана 1894 года (мы назвали только самые известные взрывы классовой борьбы).

Национальная консолидация американского капитализма создала почву для его заграничной экспансии. Развязывание Испано-американской войны в 1898 году ознаменовало вступление Америки в «клуб» империалистических держав. Провозглашая в качестве своей миссии освобождение угнетенных народов, Соединенные Штаты отпраздновали победу над Испанией посредством подчинения Кубы и Пуэрто-Рико в бассейне Карибского моря, а также Филиппин в бассейне Тихого океана. «Освобождение» этого тихоокеанского архипелага потребовало жестокого подавления национального демократического восстания, унесшего жизни более 200 тысяч филиппинцев.

Появление Соединенных Штатов на арене истории в конце девятнадцатого века в качестве мировой державы являлось частью всемирного процесса. В то время как первоначальный рост колониализма был связан с множеством разнообразных политических и экономических мотиваций, в конце девятнадцатого века он превратился в империалистическую систему, характеризуемую все более жестокой борьбой наиболее могущественных капиталистических государств за рынки и сферы влияния. Посредством этой борьбы ведущие державы капитализма стремились обеспечить себе доминирующее положение в мировом хозяйстве.

Европейская война и русская революция

Острые конфликты между крупнейшими империалистическими державами в Европе в конце концов привели к началу войны в августе 1914 года. Исторические причины, лежавшие в основе этой войны, были самым блестящим образом объяснены русским марксистом Львом Троцким:

«Текущая война является по существу восстанием производительных сил против политической формы нации и государства. Она означает крах национального государства как независимого экономического образования... Действительное объективное значение этой войны заключается в упадке настоящих национальных экономических центров и в их замене мировой экономикой. Но путь, которым правительства предлагают разрешить эту проблему империализма, проходит не через разумную, организованную кооперацию всех производителей человечества, а через эксплуатацию мировой экономической системы капиталистическим классом победившей страны; такая страна в ходе этой войны превратится из великой державы в мировую державу».

Тогда война была средством, посредством которого господствующие классы ведущих капиталистических стран стремились разрешить во имя своего национального интереса проблемы, поставленные мировым развитием производительных сил. Было ли другое решение этой проблемы? Да, было. Существовал не только буржуазный ответ на проблемы, созданные противоречием между мировой экономикой и системой национальных государств. Существовала также возможность решения той же самой проблемы рабочим классом. Этот путь означал низвержение всей системы национальных государств и гармоничной интеграции национальных компонентов мирового хозяйства посредством мировой социалистической революции. Те же самые противоречия, которые вели империалистическую буржуазию к войне, могли привести международный рабочий класс к социалистической революции.

Это исключительное глубокое понимание динамики всемирно-исторического развития было подтверждено началом Русской революции в 1917 году.

Вспышка европейской войны в 1914 году и русской революции в 1917 году должно было иметь для Соединенных Штатов самые далеко идущие последствия. Хотя Соединенные Штаты стали к 1914 году в чисто экономическом смысле крупнейшим и наиболее производительным капиталистическим хозяйством в мире, запоздалый выход на мировую арену держал США в тени огромной Британской империи. Однако европейская бойня, которая разрушила Европу и выкачала из Британии значительную долю накопленных ею богатств, изменила баланс сил между Старым и Новым светом. Ко времени вступления Соединенных Штатов в войну в 1917 году их положение в качестве ведущей капиталистической державы было уже обеспечено. Однако в тот самый момент, когда Соединенные Штаты превратились в превосходящую других мировую державу, победа социалистической революции в России и образование Советского Союза бросили беспрецедентный вызов выживанию всей мировой системы империализма.

Соединенные Штаты ответили на эту угрозу попыткой свергнуть революционное правительство. Президент Вудро Вильсон направил войска для поддержки усилий контрреволюционных сил, которые возглавляли бывшие царские генералы. Эти силы потерпели поражение, и Соединенные Штаты были вынуждены отозвать свой экспедиционный корпус. В отместку они отказали Советской России в дипломатическом признании (такой позиции они придерживались до 1933 года) и развернули свирепую «охоту на ведьм», направленную против радикальных и социалистических сторонников революции внутри Соединенных Штатов.

Понятно, что невозможно в рамках одного доклада рассмотреть превратности мировой истории в течение двадцатого века. Однако одно существенное обобщение можно сделать: само существование Советского Союза набросило черную тень на все развитие американского империализма в течение большей части двадцатого века. С самого начала своей деятельности в качестве крупнейшей империалистической державы Соединенные Штаты видели в Советском Союзе угрозу, которая коренным образом отличалась и потенциально была намного большей, чем угрозы со стороны какого бы то ни было капиталистического конкурента. Существование Советского Союза ставило под вопрос историческую легитимность буржуазной власти и всей мировой капиталистической системы. Страх, вызванный этим фундаментальным вызовом, брошенным Советским государством, объясняет исключительную роль, которую сыграл антикоммунизм в американской политической жизни.

Необходимо подчеркнуть, что характер Советского государства подвергся огромному и катастрофическому перерождению. Начиная с политического поражения Троцкого и Левой оппозиции в 1923-1927 годах и последующей консолидации диктатуры сталинской бюрократии, принципы революционного интернационализма, на которых основывалась Октябрьская революция, систематически и кардинальным образом предавались. От марксизма в СССР не осталось ничего, за исключением стерильной фразеологии, которая служила только для того, чтобы сводить на нет действительно революционную мысль и оправдывать политику паразитического бюрократического режима.

Однако в той степени, в какой Советский Союз блокировал установление форм капиталистической собственности на значительной части земного шара, препятствуя осуществлению глобальных амбиций Соединенных Штатов и — прежде всего — демонстрируя возможность некапиталистического общества, он вызывал неослабевающую вражду со стороны Соединенных Штатов.

США после Второй мировой войны

Соединенные Штаты вышли из хаоса Второй мировой войны в качестве бесспорного арбитра в делах мирового капитализма. Все прежние империалистические конкуренты в Европе и Азии лежали у их ног. Ни Англия, ни Франция были не в состоянии сохранить свои старые империи — и, что касается политики, Соединенные Штаты не могли допустить увековечивания старых имперских отношений, которые блокировали для Америки доступ к ресурсам и рынкам. Государства Европы и Азии были вынуждены подчиниться мировому лидерству Соединенных Штатов.

Однако собственные гегемонистские устремления США были ограничены мировой ситуацией, которая не допускала неограниченного использования военной мощи Америки. Во-первых, Советский Союз вследствие своей решающей роли в разгроме нацистской Германии превратился в мировую державу. Во-вторых, поражение фашизма и очевидное ослабление старых европейских колониальных держав сопровождались беспрецедентным революционным движением масс, которое приобрело известность как борьба «третьего мира» против колониализма. В-третьих, требования рабочего класса в Соединенных Штатах и в других развитых капиталистических странах по улучшению условий жизни после двух десятилетий депрессии и войны не позволяли достигнуть такого уровня личных жертв, который требовался бы для тотальной войны против СССР и восставших масс всего «третьего мира». Более того, как только СССР создал ядерное оружие, риск того, что третья мировая война заведет Соединенные Штаты в тупик, сделался слишком велик, — наиболее рациональная часть американского господствующего класса не желала ему подвергаться.

Однако общее направление американской политики после окончания Второй мировой войны определилось далеко не сразу. Существенные и могущественные слои правящей элиты защищали политику тотального наступления на Советский Союз — то есть политику «отбрасывания» (roll-back), которая вновь установила бы непререкаемое превосходство мировой капиталистической системы под руководством Соединенных Штатов. Однако общий рост мировой экономики после войны усилил позиции тех слоев американского господствующего класса, которые предпочитали выработать какой-нибудь вид компромисса с Советским Союзом. Характер этого компромисса был разработан в программе «сдерживания» (containment), выдвинутой одним из наиболее значительных американских дипломатов Джорджем Ф. Кеннаном (Kennan). Соединенные Штаты будут воздерживаться от прямой военной конфронтации с СССР. Они будут мириться с его существованием и сохранением советской сферы влияния в Восточной Европе. Однако они попытаются предотвратить распространение советского влияния на другие регионы мира. «Советское влияние» определялось как любое проявление социалистических или антиимпериалистических настроений, которые потенциально угрожали американским капиталистическим интересам в любой части планеты.

Однако как далеко могут зайти Соединенные Штаты в стремлении к сдерживанию? Вплоть до той точки, в которой возникала прямая угроза войны с СССР и, позднее, с Китаем, и появлялся риск ядерного Армагеддона. Так было в случае с корейским конфликтом, когда Соединенные Штаты осуществили военную интервенцию для поддержки южнокорейского марионеточного государства. Но когда генерал Макартур принял безрассудное решение пересечь 37 параллель и продвинуться до реки Ялу, что втянуло в войну Китай, администрация Трумэна отвергла его требование применить ядерное оружие.

В течение 1950-х и 1960-х годов внутри американского господствующего класса велась жестокая борьба по вопросу о границах допустимости компромисса с Советским Союзом, Китаем и, косвенным образом, с антиколониальными и антиимпериалистическими выступлениями. Всегда существовали значительные слои правящей элиты, которые выступали за неограниченное применение военной силы — включая использование ядерного оружия — против стран, которые вступали в конфликт с США или нарушали важные американские интересы.

До тех пор, пока продолжался послевоенный экономический рост, стратеги американского империализма выступали за «сдерживание», — если это слово применимо по отношению к политике, которая санкционировала убийство 3 миллионов вьетнамцев в ходе 10-летней войны и организацию бесчисленных финансируемых ЦРУ государственных переворотов, таких как свержение националистического режима иранского премьер-министра Моссадыка в 1953 году, Арбенца (Arbenz) в Гватемале в 1954 году, свержение и убийство Лумумбы в Конго в 1960 году, бесчисленные попытки уничтожить режим Кастро на Кубе, свержение правительства Гуларта (Goulart) в Бразилии в 1964 году, организация индонезийской контрреволюции, которая привела к власти Сухарто в 1965 году, дирижирование мятежом правых греческих полковников в 1967 году, свержение и убийство чилийского президента Сальвадора Альенде в 1973 году. Такова была политика сдерживания. Можно представить, какой могла бы быть политика твердой руки.

К концу 1960-х годов стало появляться все больше признаков того, что господствующее положение Соединенных Штатов в рамках мирового капитализма постепенно утрачивается. Перестройка европейских экономик и подъем Японии неизбежно вели к падению статистических показателей американского экономического превосходства. Ухудшение сальдо платежного баланса Америки, отражая относительное ослабление ее ориентированных на экспорт отраслей промышленности относительно ее европейских и азиатских конкурентов, вызвало длительный кризис международной финансовой системы, основанной на решающей роли доллара в качестве мировой резервной валюты. В 1971 году Соединенные Штаты были вынуждены отказаться от краеугольного камня послевоенной финансовой системы — гарантированного обмена доллара на золото. Это знаменовало конец послевоенного экономического роста и вызвало многолетний кризис мировой капиталистической системы.

Все аспекты американской политики, как внешней, так и внутренней, — при правлении Демократов в той же степени, как и при Республиканцах, — могут быть поняты лучше всего под углом зрения реакции на проблемы, выраставшие из увеличивающихся противоречий капитализма как мировой системы и ухудшения положения Соединенных Штатов внутри этой системы. Во внутренней политике реакция господствующего класса США на международный кризис заключалась в отказе от всякой видимости реформизма и развязывании непрерывного наступления на условия жизни всех слоев рабочего класса. В своей внешней политике американская буржуазия вставала во все более агрессивную позу по отношению ко всем конкурентам.

Интервенция против Афганистана в 1979 году, которая привела в движение процессы, достигшие своей кульминации в трагедии 11 сентября 2003 года, была нацелена на дестабилизацию СССР и доведения его до краха. Политика администрации Рейгана была направлена на то, чтобы обострить растущие проблемы автаркической советской системы и осуществить посредством комбинированного военного, политического и экономического давления развал СССР.

Усилия США в этом направлении были, к удивлению администрации Рейгана, предвосхищены решением советской бюрократии под руководством Горбачева ликвидировать Советский Союз и содействовать реставрации капитализма.

Причины этого краха носят сложный характер. Но, по существу, развал Советского Союза явился результатом многолетнего предательства интернационализма. Националистическая и автаркическая по сути экономическая политика СССР, которая отрезала его от ресурсов мировой экономики, сделала его в целом нежизнеспособным.

США интерпретировали развал Советского Союза как возможность установить свою непререкаемую глобальную гегемонию. Впервые с 1917 года не существовало никаких международных ограничений использованию военной мощи для достижения Америкой своих мировых целей. Именно в этом состоял смысл заявления президента Буша-первого, согласно которому кончина Советского Союза открыла дорогу для создания «нового мирового порядка». Хотя он точно не определил, что это будет за новый порядок, становилось все более очевидным, что Соединенные Штаты намереваются использовать международный политический вакуум, созданный распадом СССР, для передела мира в соответствии с глобальными интересами американского капитализма.

Почти за 60 лет до этого Лев Троцкий предупреждал, что динамика американского капитализма слишком велика, чтобы примириться с ограничениями, налагаемыми существующими национальными границами на его мировые экономические цели. «Капитализм США, — предупреждал Троцкий, — сталкивается с теми же проблемами, которые толкнули Германию в 1914 году на путь войны. Мир разделен? Его следует переделить. Для Германии это был вопрос об "организации Европы". Соединенные Штаты должны "организовать" мир. История ставит человечество лицом к лицу с вулканическим извержением американского империализма».

Это предсказание реализуется сегодня. Стратегия американского империализма состоит в использовании его огромной военной мощи для установления непререкаемой мировой гегемонии Соединенных Штатов и для полного подчинения себе ресурсов мировой экономики.

Что делать дальше?

Развязывание агрессивной войны против Ирака представляет собой последнюю, отчаянную попытку разрешить на основе империализма всемирно-историческую проблему противоречия между мировым характером производительных сил и архаичной системой национальных государств. Америка предлагает преодолеть эту проблему путем установления самой себя в качестве сверхнационального государства, действующего в качестве верховного вершителя судьбами мира — решающего, каким образом распределять ресурсы мировой экономики после того, как она присвоит себе львиную долю. Однако подобный сорт империалистического решения основных противоречий мирового капитализма, который был совершенно реакционным уже в 1914 году, не мог улучшиться по прошествии века. В действительности вся кривая мирового экономического развития в течение двадцатого века придает такому империалистическому плану элемент безумия. Любая попытка установить превосходство одного-единственного национального государства является несовместимой с чрезвычайно высоким уровнем международной экономической интеграции. Совершенно реакционный характер такого плана выражается в варварских методах, которые требуются для его реализации.

При всех своих трагедиях двадцатый век не был прожит впустую. В течение этого столетия объективные условия созрели до такой степени, что сделали возможным гармоничное объединение человечества. Даже внутри структуры капитализма возникновение транснациональных корпораций означает триумф глобальной экономической интеграции над национализмом. Национальное государство больше не является в каком-либо значимом смысле основной единицей экономической жизни. Весь процесс производства протекает на основе высоко интегрированной системы международного производства. Масштабы и скорость финансовых операций, которые питают этот процесс, не могут контролироваться какой-либо системой национального регулирования.

Попытка любого национального государства подчинить этот безбрежный процесс своему собственному гегемонистскому контролю неизбежно несет печать реакционности и иррациональности. Ничто не иллюстрирует это лучше, чем погоня за нефтью, которая, как мы все знаем, играет столь важную роль в текущей войне. Безжалостная борьба за получение контроля над нефтяными ресурсами не может изменить того факта, что речь идет об ограниченных ресурсах. Даже если Соединенные Штаты установят контроль над всеми доступными источниками нефти, это ничего не добавит к общей сумме энергии, доступной для длительной эксплуатации мирового хозяйства.

Текущая война показывает банкротство мировой капиталистической системы. Снова и снова она угрожает низвергнуть человечество в хаос. Весь мир втягивается в этот расширяющийся водоворот разрушения и смерти. Вчера Рамсфелд потрясал кулаком по адресу Ирана и Сирии. Сегодня газета New York Times ставит России на вид, что Соединенные Штаты не потерпят оказания ею любой тайной помощи Ираку. Сколько еще стран будут втянуты в эту катастрофу до ее полного окончания?

Однако история никогда не ставит какую-либо проблему, для которой она не давала бы также и решения. Существует не только грабительский империалистический ответ на проблемы мирового экономического развития. Внутри этих глобальных процессов объективно содержится возможность международного социального решения. И здесь мы подходим к историческому значению массовых демонстраций, прокатившихся по всему миру в течение прошлого месяца. Эти демонстрации, которые развивались почти стихийно, независимо и в оппозиции ко всем традиционным политическим силам буржуазной элиты, могут быть поняты только как предварительное выражение возникающего международного и социалистического ответа на кризис мировой капиталистической системы.

Интернационализированными стали не только неодушевленные элементы производительных сил. Объективное значение всех архаических форм человеческой идентичности — племенных, этнических, религиозных и национальных — резко пошло на убыль. Внутренний процесс мирового экономического развития явно работает на формирование нового международного человеческого тождества.

В рамках этого контекста тот факт, что молодежь находилась на переднем крае антивоенных демонстраций по всему миру, является признаком того, что этот процесс уже в стадии развития.

Однако то, что еще остается неосознанным процессом общественного развития, должно превратиться в политически сознательное движение. Это дело, которому посвятил себя Мировой Социалистический Веб Сайт, являющийся голосом Международного Комитета Четвертого Интернационала. Это единственное политическое движение, которое в соответствии с объективной природой рабочего класса действует в международном масштабе. Его ежедневные публикации — результат исключительно высокого уровня международного сотрудничества, основанного на общем понимании мировых событий.

Мировой Социалистический Веб Сайт использует теоретический капитал, основанный на усвоении уроков огромного революционного стратегического опыта двадцатого века.

Созывая эту конференцию, мы намереваемся заложить основу для расширения работы Международного Комитета Четвертого Интернационала и Мирового Социалистического Веб Сайта.

Массовые демонстрации поставили вопрос: что делать дальше? Борьба против войны не может состоять просто из организации одной демонстрации протеста за другой.

Война показала огромную пропасть, которая существует между широкими массами трудящихся и всеми старыми партиями политического истеблишмента. Ни одной из этих дряхлых организаций нечего предложить массам. Возникающее массовое движение нуждается в программе и перспективе. Наше движение не стремится скрывать трудную правду о том, что нет простого и легкого ответа на великие проблемы нашего времени. Эти проблемы сами прежде всего являются продуктом сложного исторического процесса. Мир, как он существует сегодня, сформировался под воздействием трагических событий двадцатого столетия, упущенных возможностей революционных изменений и поражений рабочего класса. Уроки этих исторических событий образуют основу того анализа современных событий, который каждый день появляется на Мировом Социалистическом Веб Сайте.

Влияние Мирового Социалистического Веб Сайта быстро растет. Однако не следует делать ошибки: цель нашего движения заключается не просто в организации протестов против той или иной стороны капиталистической системы. Наша цель заключается во взятии политической власти рабочим классом. В конечном счете, борьба против войны — это не вопрос протеста, а вопрос прихода к власти рабочего класса и создания основ социалистического общества.

Часто поднимают вопросы о природе рабочего класса. Изменения в производственных процессах, революция в средствах коммуникации, революция в области информационных технологий и появление новых отраслей промышленности и форм труда произвели далеко идущее воздействие на форму и характер рабочего класса. Фактически он является намного большей и более разнообразной частью населения, чем старый промышленный пролетариат середины прошлого века. Если мы включим в наше определение рабочего класса всех тех, кто принципиально зависит в своих средствах жизни от своей еженедельной зарплаты, то тогда огромное большинство населения внутри Соединенных Штатов окажется частью рабочего класса. Более того, воздействие глобализации и экономическое преобразование огромных областей мира, которые были в экономическом смысле едва развитыми всего 30 лет назад, особенно в Азии, вызвали к жизни новые слои рабочего класса.

Для всего мира война будет означать возрастающие лишения и реальные страдания. Ни одна из неизмеримых проблем капиталистического общества в Соединенных Штатах не будет разрешена на основе войны. Для огромного развития в политическом сознании рабочего класса возникают все условия. Наша цель — развивать Мировой Социалистический Веб Сайт как идейный и политический центр нового международного социалистического движения, чтобы обеспечить ориентацию, анализ и программу, необходимые для тех, кто вступает в борьбу против всех форм человеческой эксплуатации и несправедливости и за социальное равенство. Мы надеемся, что эта конференция будет означать важный шаг вперед в строительстве этого нового мирового движения.



© Copyright 1999 - 2002,
World Socialist Web Site!