Мировой Социалистический Веб Сайт (www.wsws.org/ru)

www.wsws.org/ru/2003/nov2003/newa-n20.shtml

Буш обещает десятилетия войны за "демократию" на Ближнем Востоке

Билл Вэнн
20 ноября 2003 г.

Данная статья была опубликована на английской странице МСВС 8 ноября 2003 года.

Выступая 6 ноября с речью в Национальном Фонде Демократии (National Endowment for Democracy — NED), американский президент Буш изобразил военную оккупацию Ирака как всего лишь первый этап крестового похода США за "демократию", который будет продолжаться "ближайшие десятилетия".

Он дал ясно понять, что его не остановит ни рост американских военных потерь — на этой неделе были убиты еще 30 солдат США, — ни результаты многочисленных опросов общественного мнения, которые свидетельствуют о нарастающей оппозиции войне в самой Америке. Буш заявил, что Вашингтон "взял на вооружение новую политику и следует стратегии расширения свободы на Ближнем Востоке". По словам президента, его администрация уже далеко продвинулась в разработке новых планов будущих военных интервенций в этом регионе.

"Иракская демократия победит, и ее успех покажет всем, от Дамаска до Тегерана, что свобода может быть уделом каждого народа, — продолжил Буш. — Создание свободного Ирака в самом сердце Ближнего Востока станет переломным моментом глобальной демократической революции".

Это перекликается с установкой, которую перед войной выдвинули правые идеологи в гражданском руководстве Пентагона, являющиеся основными вдохновителями войны. Согласно их утверждениям, энергичный военный удар США быстро сломит режим Саддама Хусейна и распространит по всему Ближнему Востоку волну "шока и ужаса", которая заставит рухнуть, подобно костям домино, режимы в Сирии и Иране, а заодно приведет к прекращению сопротивления палестинского народа агрессии Израиля.

Эти же люди заявляли, что Ирак добился больших успехов в создании ядерного оружия, и заверяли американский народ, что солдат США там будут встречать цветами — как освободителей.

Единственным результатом страшных иракских событий стало сплочение народов арабского мира в ненависти к американскому империализму. Они отнюдь не считают Ирак "свободным" и в большинстве своем поняли, что Вашингтон встал на путь новых колониальных завоеваний, используя свою военную мощь для захвата нефтяных запасов и установления господства США в регионе. Действия бойцов сопротивления, направленные на изгнание американской армии из страны, пользуются широкой поддержкой.

Упорное стремление Буша объявить это войной за "демократию" свидетельствует о решимости наделенных властью кругов американской элиты продолжать свою катастрофическую политику в Ираке. Любое отступление они рассматривают как стратегическое поражение в борьбе за свои глобальные интересы.

Как признал сам Буш, его ссылка на особую американскую миссию — распространение свободы и демократии по всему миру, прикрывающее хищническую политику — не является чем-то новым. Буш сравнил свою новую ближневосточную доктрину с "Четырнадцатью пунктами" Вудро Уильсона (Woodrow Wilson) и "Четырьмя свободами" Фрэнклина Д. Рузвельта (Franklin D. Roosevelt).

Империализм США и в прошлом выдавал проявление своих глобальных амбиций за покровительство демократии. Уильсон провозглашал, что, в отличие от европейских держав, стремящимся к преимуществам и власти над мировыми ресурсами, Америка вступает в мировую войну с единственной целью — "сделать мир безопасным для демократии". Вмешательство США во Вторую мировую войну также изображалось как совершенно бескорыстный крестовый поход против немецкого фашизма и японского милитаризма.

В период "холодной войны" Вашингтон оправдывал интересами "демократии" любой акт агрессии — будь то истребление 3 миллионов человек во Вьетнамской войне или череда фашистских военных переворотов, установивших диктатуру в большинстве стран Латинской Америки.

Однако прежде никто не ссылался на демократию столь лицемерно, как Буш в своем выступлении перед NED — организацией, которую администрация Рейгана создала для прикрытия контрреволюционной подрывной деятельности, до этого тайно проводдившейся ЦРУ.

В условиях, когда США совершили незаконное нападение на Ирак и установили там военный оккупационный режим, выступление Буша в роли демократического освободителя является неслыханной наглостью и верхом цинизма. Одновременно это значит, что Вашингтон присвоил себе право нести "демократию" любому государству по собственному выбору и такими же методами. При этом не будет иметь никакого значения национальный суверенитет, международное право и сохранение жизни гражданского населения.

Буш даже заявил, что его новая политика на Ближнем Востоке является исправлением прежнего неправильного подхода в этом регионе. "60 лет западные страны мирились с отсутствием свободы на Ближнем Востоке, но это не обеспечило нам безопасность, ибо, в конечном счете, стабильность нельзя купить ценой несвободы", — провозгласил Буш.

Этим президент США хочет сказать, что Вашингтон повинен не более как в некотором пренебрежении стремлением народов Ближнего Востока к демократии. Из столь тенденциозного изложения истории трудно сделать вывод о том, что наиболее жестокие деспоты в этом регионе — начиная с шаха Ирана и кончая саудовской монархией — были политическими инструментами, прямо насаждаемыми или поддерживаемыми Вашингтоном с целью обеспечения своего господства в регионе, контроля над его стратегическими ресурсами и подавления борьбы народов за демократические права и социальный прогресс.

Там, где это соответствует американским интересам, США и впредь будут править руками своих клиентов подобного рода, однако теперь Буш прямо говорит, что Вашингтон не ограничится только этим. Во имя "свободы" он готов к завоевательным походам и военной оккупации.

Речь президента США также прямо указывает на тех, кто следующим удостоится американского "освобождения". Воздержавшись от повторения своих прошлогодних предупреждений об "оси зла", он, тем не менее, высказал неприкрытые угрозы в адрес Ирана — одной из составных частей пресловутой "оси", куда еще входили Ирак и Северная Корея. Он предупредил, что тегеранский режим обязан "подчинится демократическим требованиям народа Ирана, ибо в противном случае он окончательно потеряет свою легитимность". Потеря легитимности, согласно доктрине Буша о превентивной войне, влечет за собой превращение Ирана в кандидата на "смену режима", осуществляемую армией США.

Далее в этой речи правительство Сирии сравнивалось с режимом Саддама Хусейна, свергнутым в результате нападения США. "Диктаторы в Ираке и Сирии обещали восстановить честь нации, вернуть ее былую славу, — заявил Буш. — Вместо этого начались пытки, распространилась бедность и наступила разруха".

Противопоставляя будто бы исключительные пороки Ирана и Сирии гигантским шагам по направлению к демократическим реформам в странах, где правят назначенные Америкой деспоты, Буш дал ясно понять, что его администрация, прикрываясь своими свободолюбивыми помыслами, готова использовать самые зверские методы для достижения геополитических целей США.

Выставляя Иран — страну, где регулярно проводятся выборы и обычным делом являются уличные демонстрации — нелегитимным с точки зрения демократии государством, Буш в то же время похвально отозвался о Саудовской Аравии, где запрещены политические партии, объединения и правозащитные организации, а вся страна управляется, как собственность королевской семьи. По Бушу, это маяк надежды в регионе. "Саудовское правительство делает первые шаги к реформам, включая постепенное введение выборов. Дав народу Саудовской Аравии более значительную роль в управлении обществом, правительство продемонстрирует лучшие черты своего правления".

Совсем не важно, что саудовский режим ежедневно проводит пытки заключенных, устраивает публичные порки и отсечение конечностей, казнит граждан за такие "преступления", как гомосексуализм. Этот режим оказался в "демократическом" лагере уже потому, что королевская семья согласилась провести выборы трети членов консультативного совета — и то только через три года.

Точно так же Буш похвалил королевскую семью Кувейта за создание "национальной ассамблеи, избранной путем прямого голосования". И в этом случае не имеет значения, что в выборах было позволено участвовать лишь 5 процентам жителей страны; главное — Кувейт непоколебимо стоит на страже интересов США в регионе.

Странным образом Буш в списке стран, лелеющих демократию на Ближнем Востоке, не назвал государство Израиль. В его речи единственным упоминанием израильско-палестинского конфликта оказалось ритуальное требование Вашингтона о том, чтобы для решения этой проблемы палестинцы прекратили всякое сопротивление незаконной израильской оккупации, которая продолжается уже 36 лет.

"Палестинские лидеры, подрывающие и блокирующие демократические реформы, подстрекающие к ненависти и поощряющие насилие — вообще никакие не лидеры, — возвестил Буш. — Они сами являются основным препятствием на пути к успеху палестинского народа".

Но вот ведь незадача — палестинцы и другие народы Ближнего Востока пребывают в плену заблуждения, будто "главным препятствием на пути к миру" остается сама эта оккупация. Правда, Буш не соизволил объяснить, как именно возникнет демократия в условиях военной оккупации, захвата палестинских земель для нужд сионистских поселений, при продолжающихся казнях без суда, под грохот разрушаемых домов, когда экономическую жизнь парализовывают блок-посты, комендантский час и стена безопасности, загоняющая палестинцев в гетто, где нет условий для нормальной жизни.

США выступают против проведения выборов на палестинских территориях, так как знают, что палестинцы изберут себе неугодное Вашингтону руководство.

"Правительствам на Ближнем Востоке необходимо забыть прошлые обиды и обратиться к решению реальных проблем, чтобы служить истинным интересам своих народов", — поучал Буш, намекая на израильско-арабский конфликт. Но разве не является "реальной проблемой" присутствие среди них Израиля, вооруженного до зубов Вашингтоном, располагающего ядерным оружием и имеющего агрессивные намерения буквально против всех своих арабских соседей?

Не удивляет и предлагаемое "реальное решение": "Успеха добивается общество, которое приватизирует свою экономику и обеспечивает права собственности". Именно такая политика проводится в Ираке по воле американского наместника Пола Бремера (Paul Bremer): сплошная приватизация иракской экономики, в ходе которой наиболее доходные ее части продаются иностранному капиталу, а менее прибыльные предприятия ликвидируются, лишая работы занятых там рабочих. Главная стратегическая цель империализма США в регионе — ликвидация государственного контроля над производством нефти и природными ресурсами с тем, чтобы передать все это прямо в руки энергокомпаний США.

Проведение в жизнь подобной политики означало бы для арабских масс такую же "свободу", какая в 1990-х годах наступила в бывшем Советском Союзе, где половина населения страны была сброшена на уровень бедности для того, чтобы могли появиться 17 миллиардеров.

Речь Буша вызывает вопрос: что именно позволяет ему считать себя поборником демократии? "Наблюдая и поддерживая реформы в регионе, мы не упускаем из виду того, что модернизация не означает вестернизацию, — поведал он своим слушателям в NED. — Представительные правительства на Ближнем Востоке будут представлять именно свою культуру. Они не будут — да и не должны быть — такими, как у нас".

Значит ли это, что президентов ближневосточных стран будут определять по результатам подсчета голосов, а не так, чтобы назначать на высший государственный пост кандидата, потерпевшего поражение на выборах, путем политического решения судей в его пользу? Будет ли так, что эти президенты не присвоят себе право объявлять любого граждания своей страны "вражеским боевиком" и заточать его в тюрьму на неопределенный срок без предъявления обвинений, без суда и следствия? Буш так и не пояснил, готов ли он допустить культурные различия в этих вопросах.

Методы и внешняя политика администрации Буша на Ближнем Востоке и во всем мире — это продолжение ее внутренней политики, когда неизбранное правительство, присвоившее себе беспрецедентные полицейские полномочия в собственной стране, способствует переходу национального богатства от трудовых масс в руки финансовой элиты. На Ближнем Востоке оно старается установить неоколониальные режимы, чтобы взять под свой контроль богатства региона и обеспечить новый источник прибыли акционерам американских корпораций. Такова преступная суть претензий "демократизатора" Буша.

Есть некоторая доля безумия в предположении, будто подобная политика может осуществляться без оглядки на наследие колониализма на Ближнем Востоке и не принимая во внимание историю продолжительной и кровавой борьбы национальных движений против иностранного господства. Иллюзорное представление, будто арабские народы готовы приветствовать появление войск США с миссией "установления демократии", уже привело к трагедии в Ираке. Ее распространение на весь регион вызовет народное восстание и поставит американский империализм на грань катастрофы.

Речь Буша не вызвала никакой серьезной критики со стороны масс-медиа или политиков-демократов. Ложное утверждение, будто политикой США движет идеализм и демократическое человеколюбие, принимается на веру — даже вопреки тому, что в Ираке наживается Halliburton и другие фирмы, наиболее тесно связанные с администрацией Буша.

Оппозиция политике завоеваний и колониализма, проводимой Вашингтоном, должна исходить от тех слоев американского общества, которым приходится расплачиваться за эту политику — как экономически, так и жизнями молодых солдат, посылаемых убивать и умирать, — то есть от широких масс американского трудового народа.



© Copyright 1999 - 2002,
World Socialist Web Site!