World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : СНГ : Война в Чечне

Версия для распечатки

Победа Кадырова на президентских выборах в Чечне — Попытка "демократически" легализовать авторитарное правление

Станислав Смолин
30 октября 2003 г.

Спустя две недели после того, как в Чечне завершились президентские выборы, Ахмат Кадыров, набравший по итогам голосования больше всех голосов избирателей, был приведен к присяге в качестве нового президента этой северокавказской республики. Церемония инаугурации, бдительно охранявшаяся личной гвардией Кадырова, состоялась 19 октября во втором по величине чеченском городе Гудермес.

На мероприятии присутствовало много гостей: руководитель администрации президента России Александр Волошин, главы соседствующих с Чечней регионов, послы ряда иностранных государств, официальные делегации из Малайзии, Саудовской Аравии, Египта, Иордании и Сирии, а также высокопоставленные чиновники и духовенство. Такой представительный список гостей говорит о том, какое значение придавалось российскими властями и лидерами некоторых исламских стран выборам в Чечне. Однако вся помпезность этих торжеств не в состоянии скрыть главный факт: присутствовавшие гости собрались не для того, чтобы засвидетельствовать факт триумфального шествия демократии в Чечне. Их роль состояла в том, чтобы поддержать своим авторитетом и политически легитимизировать новый диктаторский режим, контролируемый из Москвы.

Фальсификация выборов

Используя целую серию манипуляций, Кремль выключил из предвыборной борьбы главных конкурентов Кадырова, сделав его, по сути, безальтернативным претендентом на победу. Несмотря на это, проходившие 5 октября выборы были отмечены массовыми нарушениями закона о выборах со стороны избирательных комиссий, вовсю старавшихся обеспечить убедительную победу главному претенденту. В итоге, после подсчета голосов, Ахмат Кадыров далеко опередил всех своих шестерых соперников, набрав 81% голосов. Ближайший из кандидатов, Абдула Бугаев, получил только 6,2% голосов. Остальные претенденты расположились в следующем порядке: Шамиль Бураев — 3,3%, Хусейн Бийбулатов — 1,7%, Кудус Садуев — 1,4%. Авхад Хачукаев и Николай Пайзулаев набрали менее 1% голосов избирателей.

На выборах был зафиксирован высокий процент проголосовавших — 87%, из которых около 2% проголосовали против всех. О методах, которыми достигался "нужный" для действующих властей результат, рассказал кандидат в президенты Шамиль Бураев. Он сообщил корреспонденту Независимой газеты, что его "наблюдателей не пустили на избирательные участки в Курчалоевском районе". Он также заявил, что "одним из распространенных нарушений является голосование, при котором один избиратель получает на руки сразу несколько бюллетеней. Одни приносят сразу по 10 паспортов, а другим отдают бюллетени просто так, по их просьбе" (Независимая газета, 7 октября 2003 г.)

Последний факт в особенности ставит под сомнение высокую активность чеченских избирателей, о которой широкому общественному мнению предлагается судить лишь по проценту опущенных в избирательные урны бюллетеней. Раиса Абдулаева, завуч грозненской школы №7, призналась: "Вот прошли выборы. Утром объявили результаты. Дети смеются. "Раиса Абдулкагировна, это правда?". Я знаю, что это не правда. Многие вообще не ходили голосовать". (Известия, 17 октября 2003 г.)

Несомненно, жители Чечни готовы были использовать даже эту куцую возможность для того, чтобы хоть каким-то образом выразить свое мнение и повлиять на положение дел в республике. Но для администрации Кадырова был важен факт именно предельно высокого процента голосовавших (в традициях азиатской отсталости и духе сталинистской бюрократии), поскольку это давало бы право говорить о ничтожности влияния других политических сил и фигур.

Искусственно созданная безальтернативность Кадырова и назойливые обещания, что Москва поможет Чечне в случае "правильного" выбора, вынудила многих избирателей отдать за него свой голос. Пожилая чеченка Асет Шамсадова на вопрос: "Почему она и многие другие избиратели голосовали за Кадырова?", воскликнула: "За кого же нам еще голосовать, если Сайдуллаева убрали?"

Уже после огласки итогов голосования, правдивость которых была сразу же поставлена под сомнение многими наблюдателями и другими кандидатами в президенты, в их защиту выступил ряд российских СМИ, известных своей пропутинской ориентацией. Газета Известия с откровенным (и беспримерным до сих пор) цинизмом объяснила читателям суть официальной "демократии": "Ничего демократичнее всенародного голосования еще не придумано. Пусть даже "под дулами автоматов". Они, эти дула, в Чечне будут еще долго. К ним уже все привыкли, они не влияют ни на что".

Известия, конечно, не спрашивают себя о том, считают ли сами чеченские и российские избиратели приставленные к их спинам дула автоматов ничего не значащим элементом их "свободного" волеизъявления? Но как раз произвол, творившийся Кремлем и кадыровской кликой во время выборов и избирательной кампании, ясно дает ответ на поставленный вопрос. Только благодаря дулам автоматов и фактической атмосфере террора кадыровской клике удалось навязать себя избирателям Чечни, а подтасовка и фальсификация общих итогов президентских выборов позволили гарантировать им искомый результат.

Запад дает Путину карт-бланш

Перипетии избирательной кампании в Чечне, включая сам день голосования и его итоги, дали общественному мнению не только в России, но и за рубежом, массу оснований для возмущения и осуждения. Даже сторонники Путина на Западе не могут скрыть своего недовольства по поводу выборов в Чечне. Пресс-секретарь Госдепартамента США Ричард Баучер заявил агентству Reuters : "Выборы не соответствовали международным стандартам открытости и свободы выбора. Мы разочарованы этой упущенной возможностью".

В еще более резкой тональности отреагировали на это событие крупные европейские издания. "Чеченцы стали статистами в циничной игре Кремля, — написала немецкая газета Frankfurt Allgemeine Zeitung. — Запад должен поставить данную тему в повестку дня".

Подобного рода комментариев в западной прессе прозвучало немало. Однако стоит сразу же отметить, что справедливое возмущение политикой Путина в Чечне со стороны западных правительств и масс-медиа не имеет ничего общего с подлинной критикой режима Путина. Нарушение прав человека в России и на Северном Кавказе используется лишь в качестве инструмента политического давления и торга. Правительства США и Западной Европы разделяют ответственность за нападение и оккупацию Ирака. Преступная война, развязанная администрацией Буша против экономически ослабленной и практически беззащитной ближневосточной страны, а также соучастие в легитимизации ее итогов со стороны ведущих держав Европы, — лучшее свидетельство того, каково реальное отношение этих правящих элит к вопросам демократических прав и свобод. Фактически они давно уже дали Путину карт-бланш на действия в Чечне.

Это одобрение западных правительств стало одним из главных оснований для попрания Кремлем элементарных демократических норм во время только что прошедшей в Чечне предвыборной кампании.

Состоявшийся в первой декаде октября визит канцлера Германии Герхарда Шредера в Россию стал еще одним важным доказательством того, что отказ режима Путина от демократических принципов не является препятствием для западных держав в вопросе политического сближения и сотрудничества, если дело касается интересов корпоративных прибылей и геополитического влияния. Во время публичных встреч и выступлений Шредера и Путина тема Чечни ни разу не была затронута.

Насквозь двусмысленную позицию заняли ОБСЕ и Совет Европы, отказавшиеся прислать на выборы в Чечню своих наблюдателей. Их отказ был мотивирован тем, что в республике отсутствуют условия для безопасной работы наблюдателей. На решение этих организаций не смогло повлиять даже заявление российского руководства, пообещавшего приставить к каждому наблюдателю по взводу автоматчиков.

Нежелание ОБСЕ и Совета Европы осуществить контроль над ходом выборов в Чечне имеет под собой и другое основание. Ведь наблюдатели от этих организаций, в случае их появления на выборах, неизбежно должны были зафиксировать истинную картину происходящего, что заставило бы их выступить с критикой российского руководства на очередном заседании Совета Европы. Отсутствие на руках фактов, компрометирующих Кремль, лишает ОБСЕ и Совет Европы оснований для критики выборов в Чечне.

Ясно, что в действительности представители Евросоюза озабочены отнюдь не защитой прав человека, а преследуют куда более прагматические цели. Они предоставили Путину возможность решить проблемы в Чечне "по собственному усмотрению", рассчитывая в обмен получить поддержку России в споре Европы с США. Уже в марте этого года ПАСЕ под давлением Германии и Франции приняла решение не посылать своих наблюдателей на референдум в Чечне о принятии конституции. Теперь история повторилась.

Подобное совпадение не случайно. Оно с новой силой сигнализирует о том, что руководители Германии и Франции гораздо в большей степени обеспокоены завоеванием расположения Путина, нежели защитой прав сотен тысяч простых жителей Чечни, страдающих от пуль, бомб и снарядов российской армии.

Установление личной диктатуры

Впечатляющие итоговые цифры президентских выборов совершенно не вяжутся с теми исключительными мерами безопасности, которые были предприняты чеченским руководством для проведения инаугурации А. Кадырова. Главная причина этих экстраординарных мер кроется именно в том, что ситуация в республике к президентским выборам не только не стабилизировалась, но грозит разразиться новыми обострениями и конфликтами. Сама победа А. Кадырова была достигнута не ростом его авторитета в глазах чеченских избирателей, а путем эскалации насилия, попранием демократических норм и законов, моральным и физическим давлением на своих противников и избирателей.

Таким образом, легитимность кадыровского руководства, достигнутая при помощи грязных приемов, с самого начала оказалась висящей в воздухе, без массовой поддержки "снизу", и она не может быть поддержана никак иначе, как с помощью насилия.

Во время инаугурационной речи А. Кадыров полностью подтвердил свои планы по упрочению личной власти в республике. Заявив о том, что террористов он собирается "мочить не в сортире, а в зародыше", Кадыров имел в виду не только боевиков, которые представляют для него и его клики далеко не единственную, а часто и не самую главную опасность. То, что страшит Кадырова, — это прежде всего массовое народное недовольство его беспринципной политикой, коррупцией и произволом, окружающими все, что связано с деятельностью его администрации. С другой стороны, ему угрожает соперничество других влиятельных сил и людей в республике, удар по которым кадыровской администрацией, при поддержке Кремля, был нанесен во время избирательной кампании.

"Если я глава республики, то везде должны быть мои люди, то есть команда Кадырова. А не так, что в Грозном - люди Гантамирова, в Урус-Мартане - люди Сайдуллаева, в Ведено - Хасбулатова, — заявил новый президент в интервью газете Коммерсантъ. — Дальше я буду еще жестче. Тут не может быть ничего другого — они должны подчиняться президенту полностью. Командовать республикой никому не позволю. Если кто-то еще питает такие надежды, он сильно ошибается" (Коммерсантъ, 8 октября 2003 г.).

После вступления в должность Кадыров пообещал подписать указ о создании комиссии по расследованию событий, происходивших в Чечне, начиная с 1991 года. С точки зрения восстановления исторической правды и справедливости расследование такой комиссии могло бы показать роль тогдашнего союзного, российского и чеченского руководства в разжигании войны и создании условий для грабежа и насилия на территории бывшей Чечено-Ингушетии. Однако самого Кадырова увлекает в этом указе совсем не цель докопаться до истины. Как отметили по этому поводу Известия в номере от 21 октября, "реально наблюдатели считают, что новый президент таким путем старается избавиться от засевших в Москве потенциальных конкурентов (Хасбулатов и другие)".

Воинственные заявления А. Кадырова в адрес своих политических противников напрямую ведут к установлению диктаторского правления в республике, которое уже проявило себя во время избирательной кампании. Кадыровская клика не только пришла в явное или скрытое столкновение с влиятельными слоями чеченских элит — политических и предпринимательских, — но и со значительной частью чеченского населения, относящегося к новому президенту с недоверием и враждебностью. В глазах очень многих людей А. Кадыров является олицетворением насилия, войны и продажности, а отнюдь не мира и созидания.

Смотри также:
Президентские выборы в Чечне — Кремль снял с президентских выборов главных соперников Кадырова
(3 октября 2003 г.)
Кампания по выборам президента Чечни — Кремль стремится легитимизировать пророссийскую администрацию Кадырова
( 29 августа 2003 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site