World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

  МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Балканы

Версия для распечатки

Трибунал в Гааге запрещает Милошевичу защищать себя

Пол Митчелл
14 сентября 2004 г.

Данная статья была опубликована на английской странице МСВС 8 сентября 2004 года.

Решением судей гаагского трибунала по военным преступлениям Слободану Милошевичу запрещено защищаться самостоятельно; бывшему президенту Сербии навязан адвокат. По распоряжению тех же судей, первый свидетель защиты должен был выступить на процессе 7 сентября.

Назначение адвоката определенно имеет своей целью предотвратить попытки Милошевича поставить в своем выступлении неудобные политические вопросы об ответственности западных держав за преднамеренную дестабилизацию Югославии и за способствование ее расколу на национально-этнические государства. Предлогом для этой меры избрали ухудшающееся состояние здоровья Милошевича, из-за которого он якобы должен быть лишен права на самозащиту.

Милошевич защищал сам себя с февраля 2002 года, когда его начал судить Международный Уголовный трибунал по бывшей Югославии (ICTY), обвинив в военных преступлениях и в геноциде на территории Хорватии (1991-1995), Боснии-Герцеговины (1992-1995) и Косово (1998-1999).

Врачи считают, что Милошевичу, при его высоком кровяном давлении, угрожает сердечный приступ, особенно в условиях стресса. Из-за плохого здоровья Милошевича и по настоянию врачей судьи уже прерывали процесс более чем десять раз. Однако теперь судьи утверждают, что Милошевич тормозит судопроизводство не только по состоянию здоровья, но и тем, что отказывается принимать успокоительные лекарства, прописанные ему врачом, которого назначил трибунал. Судья Патрик Робинсон (Patrick Robinson) заявил: "Процесс может оказаться неоправданно долгим или, хуже того, вообще не завершится, если обвиняемый и впредь будет защищать сам себя".

Обвинение утверждает, будто Милошевич каким-то образом раздобыл успокаивающее средство бензодиазепин, которое применяется против бессонницы или симптомов тревоги. Согласно тем же утверждениям, ранее он отказался от бензодиазепина другого вида, прописанного врачами ООН. По словам обвинителей, Милошевич также якобы намеренно не принимает лекарства для понижения кровяного давления и этим пытается сорвать судебный процесс.

Действия судей приветствовал главный прокурор Джеффри Найс (Geoffrey Nice), обвинивший Милошевича в "почти доказанных манипуляциях" с собственным здоровьем. Однако даже Найс не смог удержаться от выражения удовлетворения тем, что это решение ограничит возможности Милошевича по использованию "ICTY в качестве политической трибуны".

Милошевич осудил решение и заявил: он отказывается принимать успокаивающие лекарства из-за того, что те лишают его способности сосредоточивать мысли. Он потребовал, чтобы апелляционная коллегия "объявила это ваше решение незаконным, нарушающим международное право, а также все имеющиеся соглашения о правах человека".

"Сейчас, когда я, наконец, должен воспользоваться своим правом на защиту, вы принимаете решение, лишающее меня этого права. Это скандал. Вы не можете запретить мне защищаться", — добавил Милошевич.

На самом деле проблема состояния здоровья — лишь предлог для меры, направленной на достижение давно намеченной цели. Обвинение с самого начала процесса настаивало на ограничении права Милошевича на самозащиту и требовало назначить ему адвоката. В июне текущего года суд принял во внимание эти требования и призвал к "радикальному пересмотру процедуры". Сейчас это вылилось в назначение двух британских адвокатов, наделенных "правом самостоятельно определять свою линию поведения".

Милошевичу же оставили возможность "вне зала суда активно участвовать в ведении своего дела, а также — в случае необходимости — допрашивать свидетелей после того, как их допросит назначенный судом адвокат".

Новыми адвокатами стали Стивен Кэй (Steven Kay), выполнявший эти функции в первом деле (рассматривавшемся трибуналом в 1995 году) и назначенный наблюдателем на суде вскоре после начала процесса Милошевича, а также Джиллиан Хиггинс (Gillian Higgins), получившая назначение в феврале текущего года. Кэй указал, что у адвоката совсем другие задачи, отличающиеся от функций судебного наблюдателя, и что было бы трудно сразу полноценно включиться в ведение дела. Он добавил: "Знаете, это совсем другие масштабы".

Решение навязать Милошевичу адвокатов было принято сразу после того, как обвиняемый завершил чтение своего вступительного заявления в рамках самозащиты. Он сказал, что намерен вызвать в качестве свидетелей бывшего президента США Билла Клинтона, премьер-министра Великобритании Тони Блэра и руководителей некоторых секретных служб, а также потребовал обязать ряд западных стран в принудительном порядке предоставить суду документы их разведок.

Желание обвинения ограничить юридические права Милошевича на самозащиту свидетельствует о том, в каком отчаянном положении оказались империалистические хозяева трибунала.

Западные державы надеялись, что на процессе будет всего лишь подтверждена виновность Милошевича — о ней ведь уже сообщили послушные масс-медиа, — как единственного инициатора этнического конфликта, который разразился после раздела Югославии и послужил поводом для империалистического вмешательства на Балканах.

Однако Милошевич успешно поставил под сомнение правдивость утверждений о том, будто одно лишь руководство Сербии несет ответственность за геноцид и этнические чистки, и попытался доказать, что Запад намеренно создал условия для этого конфликта.

Нет никакой необходимости умалять ответственность самого Милошевича за всё случившееся на территории бывшей Югославии, чтобы признать успешными и обоснованными хотя бы некоторые аспекты аргументов, приводимых им в свою защиту. Сейчас Милошевич изображает себя стойким противником Запада, защитником интересов сербского народа, целостности и суверенитета Югославии. Однако на самом деле он несет значительную долю ответственности за трагические события на Балканах, начальная стадия которых была следствием его собственных мер, направленных на восстановление капитализма. Проводимая под диктовку западных держав политика — навязанные Международным Валютным Фондом структурные реформы, которые осуществлял он и другие бывшие сталинистские бюрократы и националисты, подобные генералу Франьо Туджману (Franjo Tudjman) в Хорватии, — создала взрывоопасное напряжение в обществе и вызвала к жизни оппозиционное движение рабочего класса. Именно для того, чтобы отвести это движение в безопасное для них русло, Милошевич, Туджман и другие стали все чаще разыгрывать националистическую карту, стремясь расколоть югославский рабочий класс и натравить его представителей друг на друга.

Однако только западные державы наиболее решительно и последовательно воспользовались национализмом как политическим орудием, решив, что расколотую Югославию будет легче вовлечь в их сферу влияния. Именно эта политика привела их в состояние конфликта с Милошевичем, который контролировал Сербию и поэтому был заинтересован в сохранении существующего положения — федеративного государства, выступающего против честолюбивых буржуазных элит других республик, составлявших югославскую федерацию.

Милошевич последовательно утверждает, что главная ответственность за вспышку этнического конфликта в регионе ложится на Соединенные Штаты, Германию и другие страны НАТО, поэтому именно им должно быть предъявлено обвинение в совершении военных преступлений.

Например, в своем вступительном заявлении он сказал, что история конфликта на Балканах подается "односторонне, с целью выгородить его подлинных виновников".

По его словам, одним из "главных виновников", участвовавших в разрушении бывшей Югославии, был Ганс-Дитрих Геншер (Hans-Dietrich Genscher), министр иностранных дел ФРГ с 1974 по 1992 год. "Крестовый поход" Геншера в защиту независимости Хорватии был первым агрессивным шагом ФРГ после крушения Советского Союза и объединения Германии. Милошевич также заявил, что Германии помогал Ватикан, традиционно рассматривавший Хорватию в качестве оплота борьбы против коммунизма и поддерживавший хорватский национализм.

Европейский Союз и Соединенные Штаты до этого момента выступали за "территориальную целостность" Югославии. Но 11 декабря 1991 года Геншер внезапно объявил о признании Германией двух сепаратистских республик — Словении и Хорватии.

Милошевич указал на первоначальные опасения империалистических соперников Германии, вызванные таким развитием событий, которые вынудили тысячи сербов бежать из Хорватии в Боснию. Он привел высказывания ряда бывших госсекретарей США — Сайруса Вэнса, Лоуренса Иглбергера и Уоррена Кристофера, обвинивших Германию в развязывании кровопролитного конфликта в бывшей Югославии.

Например, Кристофер заявил в интервью газете USA Today : "В ходе признания независимости бывших югославских республик Хорватии и Словении был допущен ряд серьезных ошибок, а особенно большая вина за это лежит на немцах, уговоривших своих коллег и Европейское сообщество... многие серьезные исследователи считают, что проблемы, с которыми мы сталкиваемся сегодня, начались с признания [независимости] Хорватии и, позднее, Боснии".

Далее Милошевич выдвинул тезис, согласно которому сам ICTY признает этот факт и, тем самым, оказывается в состоянии "вопиющего противоречия". Ведь в части обвинительного заключения, относящейся к событиям в Хорватии и Боснии — в отличие от "улучшенного" обвинения по Косово, — утверждается, что "к войне привело" именно признание этих сепаратистских республик. Милошевич считает, что "его авторы, вероятно, не подумали о том, что оно [обвинительное заключение по Хорватии и Боснии] впоследствии будет включено в состав другого, на скорую руку добавленного обвинения".

Для того, чтобы лишить Милошевича возможности в дальнейшем поднимать неудобные вопросы, ему теперь навязали адвоката.

Продолжая попытки изображать Милошевича этаким "балканским Гитлером", суд стремится доказать его вину в развязывании геноцида, но до сих пор не добился особых успехов на этом поприще. По мнению прокуроров, руководство Сербии проводило "совместные преступные действия" путем осуществления некоего "стратегического плана", предусматривавшего создание Великой Сербии и состоявшего в изгнании или уничтожении национальных меньшинств. Однако, даже вызвав около 300 свидетелей, обвинение так и не смогло предъявить приближенного к Милошевичу человека, который подтвердил бы под присягой наличие подобного плана или приказов проведения геноцида.

Например, в тот же день, когда Милошевича лишили права защищать себя, с высшего лидера хорватских сербов, попавшего в руки трибунала — Радислава Брджанина, который во время войны руководил автономной областью Крайина в Хорватии, — были сняты обвинения в геноциде и массовом истреблении людей. Из всех сербов, обвинявшихся в геноциде, за это осужден один лишь генерал Радислав Крстич — да и то только за пособничество и подстрекательство к геноциду.

Милошевич также выступил против основных принципов организации и функционирования ICTY. Этот трибунал был учрежден в мае 1993 года на основании статьи 29-й резолюции № 827 Совета безопасности Организации Объединенных наций. Данная статья предусматривает создание "вспомогательных органов" для выполнения задач по поддержанию мира. Однако Совет безопасности создал трибунал без заключения соответствующего международного соглашения, который предусматривал бы передачу странами-членами ООН части своих юридических полномочий трибуналу. Предполагалось, что этот суд будет финансироваться ООН, однако значительную часть необходимых средств предоставили отдельные страны, крупный бизнес и частные фонды, например Фонд Открытого общества, принадлежащий Джорджу Соросу. Как отметил Милошевич, фонд Сороса является крупным спонсором организации Human Rights Watch и других неправительственных организаций, оказывающих помощь в работе ICTY. Ричард Дикер, руководитель программы международного правосудия Human Rights Watch, поспешил одобрить назначение адвоката Милошевичу, заявив: "В противном случае судьям пришлось бы отказаться от своей руководящей роли на этом процессе".

7 сентября свое выступление на суде в качестве первого свидетеля защиты Милошевича начал Смиля Аврамов, вышедший на пенсию сербский профессор права и ультранационалист. На заседании трибунала Милошевич заявил, что навязанные ему адвокаты на самом деле представляют суд. Он отказался встречаться с ними, назвав назначенную судом защиту "юридической фикцией".

Председательствующий на суде Патрик Робертсон тут же дал понять, что можно ожидать в будущем — он отключил микрофон Милошевичу и заявил: "Я не желаю слушать этот надоевший припев".

Смотри также:
Суд над Милошевичем устанавливает прецедент — США получают право подвергать цензуре свидетельские показания
(10 января 2004 г.)
Суд над Милошевичем — Последний премьер-министр Югославии заговорил после 12 лет молчания
( 19 ноября 2003 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site