World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

  МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Балканы

Версия для распечатки

Референдум о независимости Черногории завершает расчленение Югославии

Пол Бонд
3 июня 2006 г.

Данная статья была опубликована на английской странице МСВС 27 мая 2006 года.

Голосование в поддержку отделения Черногории от Сербии, состоявшееся 21 мая, знаменует собой новый этап в расчленении Балкан. Эта крошечная республика едва сумела набрать необходимое количество голосов в пользу отделения и станет шестым по счету государством, образовавшимся на территории бывшей Югославии.

Большинство комментаторов безоговорочно приветствовали окончательный распад Югославии, приводя в качестве аргументов новые возможности, которые якобы открываются перед только что приобретшей независимость Черногорией. Однако реальностью на Балканах являются рост бедности и нестабильности.

На референдум был вынесен только один вопрос: "Желаете ли Вы, чтобы Республика Черногория стала полностью независимым государством и субъектом международного права?" Так как сторонники и противники независимости не смогли договориться о том, каким должно быть необходимое большинство положительных ответов, Европейский Союз предложил считать таковым 55 процентов голосов; достижение этой границы повлекло бы за собой признание результатов референдума международным сообществом. Сторонники независимости победили, хотя и с совсем незначительным перевесом, получив 55,4 процента голосов. В голосовании приняло участие 86 процентов из числа избирателей.

Необходимо отметить, что слово "независимость" в данном случае употребляется совершенно не к месту. Уже с самого начала политики-сепаратисты, подобные нынешнему премьер-министру Черногории Мило Джукановичу, активно поддерживались Соединенными Штатами и Европейским Союзом, которые рассматривали отделение бывших частей Югославии в качестве единственного средства достижения своих геополитических интересов в этом стратегически-важном регионе.

Джуканович, ранее являвшийся союзником свергнутого югославского президента Слободана Милошевича, с 1991 по 1997 год занимал пост премьер-министра Черногории. В 1997 году он был избран президентом. Джуканович продолжал играть важную роль и в последующие годы, когда западные державы стремились расчленить Союзную Республику Югославию, чтобы, тем самым, устранить помеху собственным интересам на Балканах.

Влияние крупных держав в небольшом горном краю, по своей площади не превышающем американский штат Коннектикут, с населением в 630 тысяч человек, рассматривалось в качестве составной части блокады, направленной против Белграда, кульминационным моментом которой стала воздушная война против Сербии в 1999 году. Контроль над Черногорией позволил лишить Сербию выхода к Адриатическому морю. До войны именно через эту территорию Сербия получала львиную долю нефти, доставлявшейся танкерами и транспортировавшейся далее по суше.

Перейдя под покровительство Запада, режим Джукановича получил привилегированный статус в своем регионе. Хотя Черногория, наряду с Сербией, входила в общее государство Югославию, она получила финансовые преимущества и фактически (правда, неофициально) стала частью еврозоны в то время, когда Сербия подвергалась экономической изоляции. Черногория пользовалась финансовой поддержкой Запада, и в 2001 году в рамках американской помощи получила около 89 миллионов долларов. В ответ правительство Джукановича форсировало радикальную приватизацию и резкое сокращение государственного регулирования экономики.

Подобное привилегированное экономическое положение Джуканович использовал для достижения своих сепаратистских целей. Однако огромное большинство населения страны не смогло воспользоваться плодами этих преимуществ. В условиях отсутствия промышленности в экономике стал доминировать черный рынок, в частности, контрабанда сигарет. По официальным данным, безработица в республике превышает 30 процентов, а среднемесячная зарплата составляет лишь 250 долларов.

Вопреки сепаратистскому курсу Джукановича, среди населения существуют огромные разногласия по этому вопросу. Джуканович надеялся, что парламентские выборы 2001 года фактически станут референдумом о независимости, однако 50 процентов голосов было отдано за кандидатов, которые выступали против независимости. По сообщению BBC, в только что состоявшемся референдуме могли голосовать черногорцы, проживающие за границей, однако за исключением тех, которые живут в Сербии. Если принять во внимание тесную связь между сербами и черногорцами (сербы составляют 32 процента населения Черногории), то нет сомнений, что это условие должно было оказать большое влияние на окончательный результат.

После смещения Милошевича и водворения на пост президента югославского государства Воислава Коштуницы перспектива независимой Черногории в перечне западных интересов отошла на задний план. В частности, ЕС пытался обуздать амбиции Джукановича и настаивал на ненужности проведения референдума о независимости. Одной из причин этой осторожности были возможные последствия отделения Черногории для таких стран, как Испания, где каталонские и баскские сепаратисты могли воспринять независимость Черногории в качестве прецедента для их собственных сепаратистских устремлений.

Однако, в конце концов, ЕС решил идти в фарватере Вашингтона и поддержать право на независимость не только для Черногории, но и для Косово. Последняя территория в настоящее время является протекторатом Объединенных Наций.

На этом фоне в апреле Европой было принято решение об отмене очередного раунда переговоров об интеграции Сербии в ЕС — на том основании, что Белград не сумел арестовать генерала Ратко Младича для выдачи его Трибуналу ООН по военным преступлениям в Гааге. Младич, ранее командовавший армией боснийских сербов, обвиняется в геноциде в связи с массовым убийством около 8000 мусульман в Сребренице в 1995 году. Его арест был выдвинут в качестве условия для установления более тесных связей между ЕС и Сербией, однако в конце апреля миновал крайний срок, отведенный для его выдачи.

Сербия и Босния — единственные балканские страны, не входящие в Соглашение о стабилизации и ассоциации (ССА — Stabilisation and Association Agreement) Евросоюза. Комиссар ЕС по расширению Олли Рен (Olli Rehn) выступил с весьма откровенной угрозой в адрес Сербии, заявив, что эти переговоры не возобновятся до тех пор, пока Сербия "не встанет на путь полного сотрудничества".

США также предупредили, что помощь в 2006 году для этой страны обусловлена появлением Младича в Гааге. Черногорские сепаратисты смогли использовать эту проблему в своей кампании за отделение, заявляя, что их страна стала "заложницей" Сербии.

Коштуница чрезвычайно заинтересован в успешной интеграции в Европейский Союз. Во время своего недавнего визита в Германию он призвал продолжать переговоры о подписании ССА, преподнося Сербию в качестве "фактора стабильности" для поддержания интересов ЕС в западной части Балкан. Однако он выступил за медленные темпы интеграции, пытаясь уравновесить этот процесс националистическим популизмом в своей внутренней политике. Коштуницу, который выступал за отрицательный ответ на вопрос черногорского референдума, ЕС предостерег от "неподобающего вмешательства" в ход голосования.

Координатор внешней политики ЕС Хавьер Солана (Javier Solana), опасающийся бесконтрольного дробления в регионе, похвалил "организованный характер" референдума и заявил, что ЕС будет исходить из его результатов. Рен, в свою очередь, сообщил, что теперь ЕС выработает собственные предложения для переговоров с Черногорией о заключении ССА, допустив, тем самым, возможность того, что новое государство может опередить Сербию в деле интеграции в структуры ЕС. Джуканович обещал, что Черногория к сентябрю станет членом ООН. Сразу после референдума он заявил, что его "стратегической задачей" является "полная интеграция в НАТО и в Европейский Союз".

Черногорские сепаратисты считают непосредственные переговоры с ЕС средством, которое позволит удержать на плаву хрупкую экономику страны, а президент Филип Вуянович даже сообщил, что ожидает "быстрого экономического развития и роста жизненного уровня". Основа их экономической программы — развитие туристической отрасли.

Но это не облегчит положение большинства населения Черногории. Слабая экономика страны окажется в полной зависимости от крупных глобальных корпораций и международных финансовых учреждений.

Отдельные комментаторы выражают опасения, что нестабильность на Балканах снова может достичь опасного уровня. Тимоти Уильям Уотерс (Timothy William Waters), который работал в бюро прокурора Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии в 1999-2000 годах, недавно на страницах газеты New York Times предупреждал, что выдвижение ареста Младича в качестве предпосылки для инвестиций в экономику Сербии может обернуться неприятностями. В частности, он писал: "Результаты нынешней политики отнюдь не предопределены". Вопреки всем "оптимистическим утверждениям", звучавшим по поводу ареста и осуждения Слободана Милошевича, указывает Уотерс, сейчас, пять лет спустя, "в политике Сербии не наблюдается прогресса".

Еще откровеннее выразился Солана, когда упомянул о возможности того, что Балканы снова могут стать пороховой бочкой, которая вызовет пожар общеевропейских масштабов. "Если Сербия не сблизится с Брюсселем и Европейским Союзом, — предостерег он, — стабильности не будет ни на Балканах, ни на европейском континенте". В то же время дипломаты ЕС выражают нежелание ускорять вхождение Черногории в состав ЕС, опасаясь, что это может вызвать недовольство в Сербии.

Смотри также:
Ложь и лицемерие СМИ в связи со смертью Милошевича
(16 марта 2006 г.)
Протекторат в Косово "на грани развала" после мартовских беспорядков
( 11 октября 2004 г.)
Президентские выборы в Сербии спустя два года после падения Милошевича
( 26 сентября 2002 г.)
Европейский Союз пытается ослабить сепаратистские устремления в Черногории
( 28 августа 2002 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site