World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Северный Кавказ

Версия для распечатки

Беслан: Свидетельские показания разрушают официальную версию трагедии

Владимир Волков
30 марта 2006 г.

Недавние показания, с которыми выступили на суде бывшие заложники Беслана, наносят дополнительные удары по официальной версии событий, изложенной Генпрокуратурой России. Согласно этим показаниям, в группе террористов, захвативших школу, было намного больше 32 человек (именно на такой цифре настаивают российские власти). В то же время, утверждают свидетели, штурм начался после выстрела, который раздался извне школы, что также отрицается официальным следствием.

Показания были даны в ходе заседаний второго суда, посвященного бесланской трагедии. На нем рассматриваются дела трех бывших руководителей местной милиции, обвиняемых в служебной халатности, повлекшей за собой тяжкие последствия. В качестве обвиняемого первого судебного разбирательства фигурирует Нурпаша Кулаев, предположительно единственный из выживших захватчиков школы, для которого государственное обвинение потребовало назначить смертную казнь. Суд над Кулаевым длится больше года и недавно был продлен до 1 июля 2006 года вследствие вскрывшихся на нем многочисленных фактов и свидетельских показаний, противоречащих официальной версии.

Драма в северосетинском городе Беслане началась утром 1 сентября 2004 года, когда в момент проведения праздничной линейки в школе номер 1 по случаю начала учебного года группа террористов взяла в заложники более тысячи школьников, их родственников и учителей. 3 сентября 2004 года школа была взята штурмом, в результате чего погиб 331 человек, а более 700 было ранено.

Российские официальные лица настаивают на нескольких ключевых обстоятельствах этой трагедии. Во-первых, утверждают они, группа захватчиков приехала в Беслан из Ингушетии и состояла из 32 человек, 31 их которых был убит при штурме, а последний предстал перед судом. Все оружие они привезли с собой в одной машине. Захватчики, утверждается далее, не выдвигали никаких политических требований, а общее число заложников было неизвестно оперативному штабу, образованному на месте событий. Наконец, согласно правительственной версии, штурм школы стал вынужденной мерой после того, как в здании школы взорвалась бомба и боевики-террористы открыли огонь, в том числе по начавшим выбегать из школы детям. Стрельба из танковых орудий производилась, но только после того, как в школе не осталось ни одного живого заложника.

Все эти пункты были поставлены под сомнение уже в ходе процесса Кулаева. Новый суд добавил свидетельства, делающие правительственную версию событий совершенно несостоятельной.

Выступая на суде в Северной Осетии, майор милиции Фатима Дудиева, которая в день нападения охраняла школу и оказалась среди заложников, рассказала, что террористы находились в школе до того, как к ней подъехала машина ГАЗ-66 с группой захватчиков.

"Когда все еще было тихо, — цитирует 29 марта ее слова Российская газета, — я вышла к школьным воротам и заметила там фургон. В кабине никого не было. Я подошла к нему и услышала непонятный сигнал — как будто комар пищит. Зуммер, наверное. Мне это показалось подозрительным, и я побежала в школу. Быстро поднялась на второй этаж в учительскую — звонить. В этот момент из моих рук выбили трубку и меня окружили несколько человек в светло-голубом камуфляже. Они вытащили меня из кабинета и повели вниз. К тому времени во дворе уже стреляли. Когда террористы стали загонять детей в школу, те бандиты, которые приходили с улицы, здоровались с теми, кто спустился с первого этажа, так, словно они некоторое время не виделись. Я никогда не забуду лица тех, кто меня лично захватывал. И тех, кто минировал школу. Но этих людей потом среди террористов не было. И среди убитых их тоже не оказалось".

По мнению Ф. Дудиевой, у террористов были надежные сообщники, которые без труда преодолевали барьеры оцепления во время кратковременной осады школьного здания. Такой вывод она сделала, еще находясь в заложниках в школе, когда 2 сентября увидела в руках у одного из террористов свежий номер газеты Северная Осетия за то же число.

О том, что захватчиков было больше 32, заявила на суде и другая потерпевшая, Любовь Саламова, чей 14-летний внук погиб в спортзале школы №1. На вопрос о том, сколько боевиков участвовало в операции, она назвала цифру в 68 человек. Когда ее попросили уточнить, откуда она это знает, Саламова сообщила, что ей об этом рассказала ее соседка, бывшая заложница Яна Матвиенко, девочка 12 лет.

Сидя в забитом заложниками спортзале, Яна оказалась в какой-то момент рядом с одним из боевиков, который разговаривал по телефону на чеченском языке. В тот момент, когда боевик перешел на русский, Яна четко услышала фразу: "Вы за нас не беспокойтесь, нас здесь 68 человек".

Согласно показаниям майора Фатимы Дудиевой, штурм школы начался после того, как прозвучал выстрел извне школы, который пробил окно, где сидела сама Фатима, и сразу после этого начались взрывы.

Ранее, в ходе суда над Нурпашой Кулаевым, было заявлено, что в актовом зале школы находился заблаговременно подготовленный тайник с оружием и боеприпасами. Такое показание дал 11-летний мальчик, который сообщил, что бандиты заставляли его вытаскивать боеприпасы из этого тайника.

Эти факты были подтверждены в ходе расследования, проводившегося комиссией парламента Северной Осетии под руководством Станислава Кесаева. Эта комиссия работала параллельно с правительственной комиссией, во главе которой был поставлен вице-спикер Совета Федерации Александр Торшин и цель которой состояла исключительно в том, чтобы обосновать и подтвердить официальную версию, скрыв все неудобные факты. Опубликование отчета комиссии Торшина неоднократно переносилось, и до сих пор он не представлен общественности.

В отличие от этого североосетинская комиссия С. Кесаева представила своей отчет на заседании республиканского парламента 29 ноября 2005 года. По своему содержанию (в той степени, в какой это стало достоянием СМИ) он мало отличался от официальной картины, однако вечером того же дня на сайте "Правда Беслана" появился письменный вариант этого документа, который давал существенно иные оценки.

Согласно письменной версии отчета комиссии Кесаева, изложенной в публикации сайта Лента.ру 30 ноября прошлого года, в оперативном штабе, созданном для освобождения заложников, практически с самого начала знали, сколько человек оказалось в руках группы захватчиков. По данным комиссии, в 19:00 1 сентября в дежурную часть Правобережного РОВД Беслана поступил поименный список почти 900 заложников. При этом 1 сентября представители штаба утверждали, что в школе находятся от 150 до 500 человек, а 2 сентября называлась цифра в 354 человека.

По версии комиссии, нежелание называть реальную цифру заложников привело к гибели большого числа людей. Во-первых, такое поведение представителей штаба подтолкнуло террористов к тому, чтобы в качестве доказательства серьезности своих намерений расстрелять два десятка заложников. Тела убитых были выброшены наружу через окна второго этажа.

Во-вторых, по мнению авторов доклада, штаб не назвал реального числа заложников даже командирам тех подразделений, которые готовились к возможному штурму школы, а от этой информации зависят действия по проведению спецоперации.

Наконец, отсутствие реального представления о количестве заложников не позволило собрать необходимого числа врачей и машин "скорой помощи". Как признал глава центра "Защита" С.Ф. Гончаров, который планировал работу по оказанию медицинской помощи в дни бесланской трагедии, он исходил из сведений о том, что в школе находятся 354 человека.

Далее, в докладе комиссии Кесаева утверждается, что взрывы в школе, после которых начался штурм, произошли в результате выстрелов извне из гранатометов. Первый взрыв произошел на чердаке спортзала, а второй — в самом зале, но они были произведены "однозначно извне". Доклад подробно обосновывает, почему его авторы пришли к такому выводу.

Согласно же утверждениям Генпрокуратуры, все началось с падения бомбы, подвешенной боевиками под потолком спортзала. Сообщалось, что скотч, которым она была закреплена на кольце баскетбольного щита, отклеился, и потому бомба упала и взорвалась. Взрывной волной отбросило боевика, который держал ногу на педали другого самодельного взрывного устройства. В результате электроцепь разомкнулась, и сработала и вторая бомба. А затем от детонации взорвались несколько самодельных мин.

Кремль и исламские сепаратисты

Разоблачения, сделанные в ходе процесса над Нурпашой Кулаевым, расследования комиссии Кесаева и недавно начавшегося второго процесса по поводу событий в Беслане, вновь заставляют поставить вопрос о том, почему правительство России стремится скрыть многочисленные факты и навязать общественному мнению картину событий, кардинально отличающуюся от той, которая складывается из показаний потерпевших, других свидетельств и сопоставлений?

Дело в том, что многие обстоятельства, связанные с событиями в Беслане, указывают на то, что захват заложников был организован и осуществлен при хотя бы косвенном соучастии спецслужб России, которые — тем или иным образом, при посредничестве третьих лиц или двойных агентов — помогли группе захватчиков подготовиться и добраться до цели.

Об этом прямо заявил Шамиль Басаев, чеченский "террорист №1". В конце августа прошлого года на сайте исламских сепаратистов "Кавказ-центр" было опубликовано его заявление, в котором он заявил, что организовал теракт в Беслане при содействии спецслужб России.

Согласно рассказу Басаева, руководители спецслужб Северной Осетии внедрили в его окружение своего агента Абдуллу (Владимира) Ходова, имевшего оперативную кличку "Путник", который до этого был завербован из рядов сепаратистов. Ходов был вскоре разоблачен Басаевым и стал работать на него.

После этого российские спецслужбы помогли Ходову организовать подрыв курсантов, КАМАЗа с жидким газом во Владикавказе и пассажирского поезда для повышения его "авторитета" среди сепаратистов. Вслед за тем, с весны 2004 года, Ходов и Басаев "совместно" со спецслужбами России "готовили захват правительственного комплекса Северной Осетии", планируя его на 6 сентября — День Независимости Чечни.

По словам Басаева, группу вооруженных захватчиков должны были встретить спецслужбы при въезде во Владикавказ и уничтожить, сам же Ходов должен был уйти живым. Однако сепаратисты изменили план после того, как 31 августа им был открыт "коридор" для перехода границы между Ингушетией и Северной Осетией. По нему они пошли в Беслан, "перепутав" время и объект нападения.

В заключение своего рассказа Басаев заявил, что в его окружении находится "живой участник этой операции, готовый дать показания" и он сам готов "к открытому международному расследованию бесланских событий".

Никакой реакции со стороны российских властей на это заявление не последовало, и, конечно, невозможно установить степень достоверности изложенной Басаевым картины. Можно только заметить, что в случае, если бы позиция Кремля не вызывала сомнений, слова Басаева могли бы быть без труда денонсированы.

Между тем имеются многочисленные свидетельства, — ставшие известными в том числе в связи с расследованием вторжения чеченских боевиков в Дагестан в августе 1999 года и взрывов жилых домов в Москве и Волгодонске в сентябре того же года, унесшие жизни трех сотен людей, — о том, что российские спецслужбы поддерживают связи с чеченскими сепаратистами и оказывают влияние на их действия.

Саамы последним свидетельством на этот счет стало заявление нынешнего премьер-министра Чечни Рамзана Кадырова (сына убитого в мае 2004 года пророссийского президента Чечни Ахмада Кадырова) о том, что Борис Березовский, будучи в свое время всесильным "серым кардиналом" Кремля, договорился с лидерами чеченских боевиков об их финансировании, которое осуществлялось под видом выкупа за похищенных людей, к чему предлагал прибегать исламских сепаратистов сам Березовский.

В широком смысле речь идет о том, что на протяжении длительного времени, с начала 1990-х годов, существует связь между текущими интересами постсоветской правящей касты в Москве и действиями вооруженных исламских сепаратистов в Чечне.

Взрывы 1999 года были использованы Кремлем для организации смены верховной власти, когда место дискредитировавшего себя Б. Ельцина занял нынешний президент В. Путин. Сходным же образом теракт в Беслане был использован кремлевской кликой для проведения серии открыто антидемократических и отчасти антиконституционных мер — под предлогом отражения террористической угрозы. Было, в частности, запрещено проведение всенародных референдумов и резко сужены права на организацию митингов и акций протеста.

Последними в этой череде решений стали недавнее создание так называемого Национального антитеррористического комитета, принятие закона "О противодействии терроризму" и ратификация международной конвенции о борьбе с терроризмом, в которую были внесены существенные дополнения. Согласно новым правовым нормам, спецслужбы получили практически неограниченные права в районах, объявляемых зоной террористического акта. Спецслужбы могут теперь прослушивать телефонные переговоры, следить за средствами электронной связи и перепиской, временно конфисковывать транспортные средства организаций и граждан, задерживать людей без предъявления обвинений и т.д. без санкции какого-либо другого государственного органа.

Кроме этого легально разрешена конфискация имущества лиц, которые объявляются причастными к организации терактов, а также введены заочные суды, имеющие право выносить приговоры в отсутствие обвиняемого. Все эти меры выходят далеко за пределы предположительной "борьбы с терроризмом" и означают создание в стране условий, позволяющих власти криминализовывать и силой подавлять любых политических оппонентов и расправляться с возможными массовыми протестами трудящихся.

Смотри также:
В ответ на трагедию в Беслане российские власти призывают усилить спецслужбы и еще больше урезать гражданские права
(11 сентября 2004 г.)
Кровавая развязка захвата заложников в Беслане
( 7 сентября 2004 г.)
Трагедия заложников в Беслане — Ложь правительства Путина и послушных ему СМИ
( 7 сентября 2004 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site