Мировой Социалистический Веб Сайт (www.wsws.org/ru)

www.wsws.org/ru/2008/jul2008/miss-j22.shtml

Американская система ПРО в Европе и обострение геополитической напряженности между США и Россией

Владимир Волков
22 июля 2008 г.

Подписание 8 июля в Праге соглашения между США и Чехией о размещении на территории этой восточноевропейской страны радара слежения и управления противоракетами стало еще одним шагом на пути обострения геополитических взаимоотношений Соединенных Штатов и России, вызвав бурную реакцию со стороны Москвы.

Подписанное американским госсекретарем Кондолизой Райс и главой МИДа Чехии Карелом Шварценбергом, соглашение, против которого выступает около 70 процентов граждан Чехии, оправдывается его защитниками необходимостью обороны Европы от возможных ракетных атак со стороны Ирана. Однако российская сторона настаивает, что подлинной целью создания инфраструктуры ПРО в Восточной Европе является не Иран, а Россия, военно-политические позиции которой в случае реализации этого плана окажутся ослаблены.

В заявлении российского министерства иностранных дел, опубликованном на следующий день, было сказано, что "российская сторона в такой ситуации будет принимать адекватные меры для компенсации создаваемого потенциала угроз своей национальной безопасности". При этом говорилось не о "дипломатических, а военно-технических методах".

Недавно избранный президент России Дмитрий Медведев, выступая 15 июля в Кремле на встрече с представителями дипломатического корпуса, сказал: "Размещение элементов глобальной ПРО США в Восточной Европе только усугубляет ситуацию, и мы будем вынуждены реагировать на это адекватно".

Он заявил, что национальная безопасность России не может держаться только на честном слове ее партнеров, обвинив Вашингтон в "постепенном разрушении" "стратегической стабильности в отношениях наших стран".

Развертывание элементов американской ПРО в Восточной Европе, кроме радара в Чехии, предполагает размещение десяти противоракет на территории Польши. Однако переговоры США с Варшавой были приостановлены после того, как польское правительство выдвинуло ряд условий, главным из которых является предоставление 20-миллиардной помощи на модернизацию польской армии и системы ПВО.

По мнению польского премьер-министра Дональда Туска размещение элементов ПРО повышает безопасность США, но не Польши. "Ключевым в вопросе польских переговоров с США было и остается реальное повышение безопасности Польши через политические гарантии, но и через определенные военные гарантии", — утверждает он.

Столкнувшись с сопротивлением польского руководства, США начали предварительные переговоры о размещении противоракет с правительством Литвы. Однако этот вариант выглядит пока больше как элемент давления на Варшаву — среди прочего по той причине, что это вызвало бы еще более яростную реакцию со стороны Москвы.

В качестве "адекватных мер" Россия рассматривает размещение современных вооружений в Калининградской области и перенацеливание своих ядерных ракет в направлении территорий, где будут располагаться элементы американской ПРО.

В понедельник, 14 апреля, лондонская газета Times опубликовала статью своего московского корреспондента Марка Франкетти с сообщением о скором размещении российских баллистических ракет с ядерными боеголовками в Калининградской области. По словам Франкетти, ему об этом сообщил некий источник в российском оборонном ведомстве.

Подобные планы могут иметь место, поскольку вполне укладываются в логику заявлений представителей российского руководства, делавшихся в последнее время.

Так, в прошлом году первый вице-премьер Сергей Иванов говорил, что Россия готова развернуть новую базу ракетных войск в Калининграде, чтобы парировать военные угрозы со стороны США. А бывший начальник Генштаба Юрий Балуевский обещал, что Россия в качестве ответной реакции на американские планы по созданию ПРО выйдет из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности.

В качестве непосредственной дипломатической реакции на подписание соглашения в Праге Россия в пятницу, 11 июля, в паре с Китаем наложила вето на проект резолюции Совбеза ООН о санкциях в отношении руководства Зимбабве, применившего репрессии, чтобы избавить действующего президента Роберта Мугабе от конкурентов на выборах.

За несколько дней до этого Дмитрий Медведев, находясь в Токио на встрече лидеров мировых держав, поддержал предложение по принятию резолюции в отношении Зимбабве. Быстрая перемена позиции России была расценена Западом как свидетельство ее "ненадежности" в качестве члена "восьмерки".

Еще одним ответным шагом России стало решение экономически "наказать" Чехию. 8 июля были наполовину сокращены поставки нефти в Чехию по нефтепроводу "Дружба". Официально было заявлено, что приостановка вызвана сугубо экономическими причинами, однако российские СМИ недвусмысленно намекают на прямую взаимосвязь этого решения с вопросом о радаре в Чехии.

Российское руководство не в первый раз использует "экономическое оружие" для оказания давления на своих соседей и партнеров.

В первые дни 2005 года на несколько дней были приостановлены поставки газа на Украину, неоднократно подобные угрозы выдвигались в адрес Белоруссии; весной 2006 года был введен запрет на ввоз в Россию молдавского и грузинского вина, больно ударивший по экономике этих республик.

Летом 2006 года были прекращены поставки российской нефти на Мажейкяйский нефтеперабатывающий завод в Литве. Это случилось после того, как Вильнюс объявил победителем конкурса по приватизации завода и передаче пакета акций не российским компаниям, а конкурировавшей с ними польской PKN Orlen.

Нынешняя приостановка экспорта российской нефти в Чехию вызвала большую озабоченность в этой стране. Крупнейшая чешская нефтеперерабатывающая компания Unipetrol AS пообещала, что не допустит дефицита горючего и роста цен на него, для чего будут использованы стратегические резервы и увеличены поставки нефти по нефтепроводу из Германии. Однако если российская "блокада" затянется, это может вызвать серьезные трудности в обеспечении экономики Чехии нефтепродуктами.

Расширение НАТО на восток

Все эти действия, однако, не смогут остановить реализацию планов США, которые базируются на стратегических интересах американской правящей элиты. Эти интересы требуют усиления контроля над важнейшими маршрутами транспортировки энергоресурсов на мировой рынок и расширения геополитического влияния в Восточной Европе и на территории бывшего Советского Союза.

После распада СССР в 1991 году Соединенные Штаты последовательно укрепляли свои позиции на этом прежде недоступном для них обширном пространстве. Этот процесс особенно ускорился после трагических событий 9 сентября 2001 года в Нью-Йорке, которые были использованы американским империализмом в качестве предлога для реализации давно вынашиваемых планов экспансии.

Военные базы были размещены в Киргизии и Узбекистане (база в Узбекистане была свернута после того, как Запад осудил расправу правительства Ислама Каримова над волной протестов в Андижане весной 2005 года).

В 2004 году членами НАТО стали три прибалтийские республики.

В результате "цветных революций" к власти в Грузии (осень 2003 года) и на Украине (осень 2004 года) пришли проамериканские правительства.

Весной этого года на саммите НАТО в Бухаресте обсуждался вопрос о присоединении Грузии и Украины стран к Плану действий по членству (ПДЧ). Хотя это решение и не было принято, однако, по крайней мере, в отношении Грузии, госсекретарь США Кондолиза Райс заявила во время визита в Тбилиси на прошлой неделе, что "США будут добиваться присоединения Грузии к ПДЧ" в декабре этого года.

Наконец, в конце июня был поставлен вопрос о вступлении в НАТО Азербайджана. Об этой перспективе заявил посол США в Азербайджане Энн Дерси. Ее слова были поддержаны послом Турции в Азербайджане Хулуси Кылычем, который сказал, что "Турция готова оказывать Азербайджану всяческую помощь на пути интеграции в НАТО".

Военно-политическая доктрина России

Геополитическое наступление США заставило кремлевское руководство пойти на существенную корректировку ориентиров российской дипломатии и военной политики в сторону выстраивания более самостоятельной и агрессивной линии поведения.

Поворотным пунктом стала мюнхенская речь Владимира Путина в феврале 2007 года. В ней он осудил США за "все большее пренебрежение основополагающими принципами международного права" и выступил против "ничем не сдерживаемого, гипертрофированного применения силы в международных делах, военной силы, силы, ввергающей мир в следующие один за другим конфликты".

Несмотря на явное лицемерие этого осуждения, — правящая элита России действует как зеркальный, хотя и более слабый, близнец вашингтонской верхушки, — оно вполне справедливо по существу.

Вскоре не замедлили проявиться последствия этой смены вех:

* в августе прошлого года впервые за последние 15 лет российские стратегические ракетоносцы Ту-160 и Ту-95 возобновили постоянное дежурство в воздухе, долетая до границ Британии;

* летом были проведены учения стран — участниц Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Впервые на территории России (полигон на Южном Урале) присутствовали китайские войска в количестве 1700 человек со своей бронетехникой, вертолетами и самолетами;

* в конце года были возобновлены поставки российского ядерного топлива в Бушер, что позволило Ирану продолжать реализацию своей ядерной программы;

* в декабре 2007 года вступил в действие мораторий на ДОВСЕ (Договор об обычных вооружениях в Европе), который дает России возможность нарастить свою военную группировку в западных регионах страны на границах с Европой.

Более агрессивным стало отношение России к соседям по "ближнему зарубежью". Как объяснял возрождение этой старой имперской традиции realpolitik Сергей Караганов, один из влиятельных архитекторов российской внешней политики, в правительственной Российской газете еще 5 мая 2006 года, "можно и нужно доказывать свое право на пояс дружественных нам, а не другим государствам стран вокруг наших границ".

Хотя действующая военная доктрина России исходит из того, что применение ядерного оружия допустимо только в качестве ответных действий, ведущие представители армейского командования ставят вопрос о возможности его превентивного использования.

Бывший начальник Генштаба РФ генерал Балуевский, выступая в январе этого года в Москве, заявил, "что для защиты суверенитета и территориальной целостности РФ и ее союзников будут применены Вооруженные силы, в том числе и превентивно, и в том числе с использованием ядерного оружия, в случаях, оговоренных доктринальными документами РФ".

По мнению генерал-полковника Леонида Ивашова, возглавляющего Академию геополитических проблем, национальная безопасность является "главным национальным проектом России". Выступая проводником жесткой линии на противостояние с США и НАТО, он писал в Независимой газете 6 июня этого года:

"... Мир милитаризуется, главным объектом глобальной драчки являются углеводороды, в борьбе за обладание которыми Запад готов широко использовать все средства вплоть до ядерного оружия. Россия как источник углеводородов и других ресурсов входит в число первоочередных объектов нового передела мира. Сдерживающим моментом для атаки против России являются остатки ядерного потенциала СССР".

"... Новая гонка вооружений — на марше, холодная война, и, похоже, человечество серьезно готовится к войне "горячей"", — подчеркнул он, демонстрируя своими словами решимость правящей элиты России прибегнуть к любым мерам, какими бы разрушительными и катастрофичными они ни были, для защиты своих интересов.



© Copyright 1999 - 2004,
World Socialist Web Site!