World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Турция

Версия для распечатки

Грузинский конфликт ставит Турцию перед дилеммой

Синан Икинчи и Петер Шварц
24 сентября 2008 г.

Данная статья была опубликована на английской странице МСВС 9 сентября 2008 года.

Исходя из географической близости Турции и Грузии и наличия обширных хозяйственных и политических связей Турции в кавказском регионе, правительственная реакция последней на конфликт между Россией и Грузией поражает сравнительным молчанием.

В то время как НАТО (Турция является ее членом) открыто заняла сторону Грузии, а Евросоюз (в который Турция пытается вступить) резко осудил признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии, правительство Турции не сделало каких-либо подобных заявлений. Вместо этого министерство иностранных дел Турции выступило с кратким заявлением, ограничившись выражением обеспокоенности по поводу недавних событий.

Правящие круги Анкары нервно взирают на растущее напряжение между Вашингтоном и Москвой и видят в этом опасность для себя.

С одной стороны, Турция непосредственно участвует в попытках США и Европы закрепиться в Каспийским регионе с тем, чтобы эксплуатировать нефтяные и газовые ресурсы в обход России. Два важнейших маршрута транспортировки энергоносителей — нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан и планируемый газопровод "Набукко", — проходят по грузинской и турецкой территории. То же самое относится и к проекту строительства железной дороги между Турцией, Грузией и Средней Азией.

Растут экономические связи между Грузией и Турцией. В Грузии действуют порядка ста турецких компаний, в основном в строительстве, и сумма их инвестиций достигла примерно 600 миллионов долларов. Торговый оборот между двумя странами достиг одного миллиарда долларов в год. Турция продает Грузии оружие и боеприпасы и организует обучение грузинских офицеров.

С другой стороны, Россия стала незаменимым партнером турецкой экономики, которая, несмотря на значительный рост в последние годы, продолжает оставаться весьма неустойчивой.

Торговый оборот Турции с Россией достиг в прошлом году 27 миллиардов долларов, а в этом году ожидается рост до 38 миллиардов. Предполагается, что Россия заменит Германию в качестве наиболее важного торгового партнера Турции. В России активно действуют турецкие строительные компании и сети супермаркетов. Из России в Турцию поступает 70% потребляемого в стране природного газа. Турция остро нуждается в нем в качестве топлива для электростанций. Российские туристы стали в Турции более многочисленным явлением, чем туристы любой другой страны. Этим летом средиземноморский курорт Анталья посетило больше русских туристов, чем немецких.

Россия уже продемонстрировала зависимость Анкары от своей благосклонности тем, что ужесточила контроль над грузовиками, пересекающими границу, в результате чего ожидание на границе растягивается до месяца. Всем понятно, что это является российской местью за согласие Анкары предоставить американским военным судам проход в Черное море через турецкие проливы под предлогом оказания гуманитарной помощи Грузии.

Беспокойство по поводу конфликта в Грузии отразилось в нескольких редакционных заявлениях в турецкой прессе.

Журналист Насухи Гунгор пожаловался 28 августа в ежедневной газете Star : "Из-за нынешних событий Турция находится сейчас перед невиданными в последний период трудностями. Нам труднее заявить о себе".

В тот же день газета заметила: "Позиция Турции в качестве шаткого моста между Востоком и Западом снова подчеркнута тем, что она разрывается на части между своими обязательствами перед НАТО и своим значимым торговым партнером, Россией. Задержки на границе напоминают Турции о возможных опасностях со стороны раздраженной Москвы, а корабли НАТО в Черном море, вооруженные ракетами "Томагавк" и противокорабельными ракетами, раздражают русских".

Газета подчеркивает неустойчивый характер сиюминутной прагматичной дипломатии Турции: "Шагая по линии шаткой дипломатии после последнего кризиса на Кавказе, Турция не желает отступить от своих западных союзников или поссориться с Россией, своим торговым и энергетическим партнером".

"Вопрос о проливах"

Попытки США и их европейских союзников изолировать Россию снова подняли так называемый "вопрос о проливах", игравший главную роль в империалистических конфликтах XIX и XX веков. Турецкая пресса жалуется о давлении со стороны США, требующих ревизовать Конвенцию Монтро 1936 года, которая регулирует проход военных судов в Черное море.

Конвенция Монтро была подписана накануне Второй мировой войны, вернув Турции контроль над проливами Босфор и Дарданеллы. (После Первой мировой войны, которую Турция проиграла, режим в проливах регулировался на основе Лозаннской Конвенции 1923 года). Конвенция Монтро объявляла о свободном проходе торговых судов, но жестко ограничивала проход в Черное море военных судов. Режим Конвенции строго ограничивал водоизмещение и число судов, которые могли одновременно проходить через проливы, а также длительность их пребывания в Черном море. Менее жесткие правила были выработаны в отношении государств, выходящих к берегу Черного моря, то есть фактически в отношении Советского Союза — единственного прибрежного государства, кроме самой Турции, имевшего значительные военно-морские силы в этом бассейне.

Принятая под давлением Великобритании, Конвенция Монтро в определенной степени ограничивала доступ в Средиземное море советским судам, но в еще большей степени она ограничивала доступ посторонних государств в акваторию Черного моря, предотвращала постороннее использование проливов в целях давления на СССР и обеспечивала советское преобладание в Черном море. Во время Второй мировой войны Конвенция фактически не позволила Германии и ее союзникам послать военно-морские силы в Черное море для нападения на Советский Союз.

Конвенция Монтро с незначительными изменениями сохранила свое действие и по окончании войны. Однако после распада Советского Союза США усилили попытки ревизовать Конвенцию. США не присутствовали в Монтро в 1923 году, когда была подписана Конвенция [и поэтому не имеют открытого влияния на нее сегодня — ред.].

Если Украина и Грузия будут приняты в НАТО, как желает США, то Черное море станет одним из бассейнов НАТО. В этом случае пять членов НАТО — Турция, Болгария, Румыния, Украина и Грузия — будут окружать море почти по всему побережью, а России же останется лишь сравнительно узкая полоса. Главный российский черноморский порт Севастополь уже сейчас находится на украинской территории.

Вопрос о Конвенции Монтро был поднят, когда США попытались послать два корабля, общим водоизмещением в 140 тысяч тонн, через проливы под предлогом посылки "помощи" Грузии. Турецкое правительство отказалось дать разрешение их проход на основе правил Конвенции Монтро. Вашингтону, в конце концов, пришлось послать три корабля меньшего водоизмещения.

22 августа газета Hurriyet опубликовала комментарий известного журналиста Октая Экси под заголовком "Соединенные Штаты испытывают зуд по поводу Конвенции Монтро". Экси заметил, что до своего нападения на Ирак правительство США уже просило изменить Конвенцию, объясняя это тем, что американские усилия направлены против Ирана и России.

"Теперь мы видим, что Соединенные Штаты неудовлетворены Конвенцией Монтро, — заметил Экси. — Например, Соединенные Штаты попытались проверить Конвенцию на прочность, когда им пришла в голову идея напасть на Ирак в 2003 году. К счастью, эта попытка провалилась, поскольку намерение правительства Турции поддержать американскую операцию в Ираке было отклонено парламентом".

"По совести говоря, из Трапезунда или Самсуна в Турции (на побережье Черного моря) куда лучше двигаться? в Ирак? или Иран и другие страны Кавказа? Не показывает ли этот пример, какие намерения прячутся за зудом по поводу Монтро?" — спрашивает Экси.

В статье под названием "Снова проливы...", опубликованной 20 августа в газете Star, профессор Берил Дедеоглу жалуется по поводу дилеммы, лежащей перед Турцией: "В то время как США и Россия рады найти "настоящего" врага, оправдывающего их действия, перед странами, находящимися между ними, встают большие затруднения. Турция является одной из таких стран, а один из больных вопросов касается Черного моря.

В согласии с линией Экси Дедеоглу упоминает про американские попытки получить доступ в Черное море накануне начала войны в Ираке. Она пишет: "Как вы помните, США запросили у Турции разрешение на использование ее территории в качестве базы для вторжения в Ирак в марте 2003 года, но Турция отказалась. Пока парламент занимался обсуждением вопроса, американцы, по-видимому, считая, что разрешение будет дано, уже добрались до нашего побережья Средиземного моря и были готовы разгружать свои грузы. Примерно тогда же Соединенные Штаты пришли к решению, что восточное побережье Черного моря будет хорошим плацдармом для их операций".

"Хотя можно признать Средиземное море подходящим плацдармом для действий в Ираке, но труднее оправдать свое присутствие в Черном море. В то время думали, что США нападет на Иран, но потом мы увидели, что США пытается оказать в Черном море вооруженное давление на Россию. Даже если военные корабли смогут попасть в Черное море через территорию Румынии, все же турецкие проливы гораздо более значимы. В то время США попросило Турцию дать им возможность использовать проливы и, таким образом, изменить режим Конвенции Монтро. Монтро ограничивает проход американских военных судов в Черное море, а также проход российских судов в противоположном направлении в Средиземное море. Если бы Турция однажды нарушила правила, то никто не смог бы сказать, чем это в будущем может обернуться. Накануне начала войны в Ираке Турция отказала просьбе США, и Россия приветствовала это решение, поскольку оно заблокировало присутствие США в Черном море. Однако теперь, из-за конфликта в Грузии, этот вопрос снова возник на повестке дня".

Экси и Дедеоглу не упоминают о предложении американского правительства, сделанном два года тому назад, согласно которому планировалось расширить сферу ответственности антитеррористического отряда особого назначения (Operation Active Endeavour), действовавшем в Средиземном море. Анкара была против этого предложения, так как опасалась ослабления авторитета действующей уже 70 лет Конвенции Монтро.

Положение Турции резко изменилось с окончанием "холодной войны" и началом американской войны в Ираке. Из стабилизирующего фактора США превратились в основной дестабилизирующий фактор. По мере того как увеличивается давление США на Россию, Турции становится все труднее поддерживать добрые отношения с обеими странами. Это, несомненно, усугубит расколы внутри правящей элиты, отношения внутри которой и без того достигли большого накала.

Между тем ведущие эксперты турецкой элиты в прессе и на телевидении надеются на какой-то чудесный компромисс. В последнем абзаце статьи Дедеоглу говорится: "В Грузии, где сталкиваются сейчас интересы двух игроков, Турция вскоре может утратить возможность работать с США на юге, и с Россией на севере. Это вынуждает Турцию делать выбор. Я надеюсь, что Россия сможет убедить США остановиться, и что Турция сможет объяснить Вашингтону, почему их требования чреваты большими проблемами".

Нельзя, конечно, ожидать, что буржуазная газета проанализирует более фундаментальные причины углубляющегося кризиса вокруг Грузии и экспансии американского империализма. Эти процессы связаны с отчаянными попытками правящих элит преодолеть фундаментальные противоречия системы прибыли как таковой, то есть противоречия между мировым хозяйством и пережившей себя капиталистической системой национальных государств, между социализированным производством и анархией рынка, базирующегося на частной собственности. Снижение нормы прибыли и развивающийся кризис глобального хозяйства толкают ведущие державы на непрерывную конкуренцию друг с другом из-за рынков сбыта, дешевой рабочей силы и ресурсов. Исход этой борьбы при капитализме всегда разрешается при помощи военных действий.

Выхода у правящей элиты Турции нет, и она теряет последние остатки своей "способности маневрировать". Турецкий капитализм весьма уязвим в хозяйственном отношении, а в политической сфере страна уже сейчас находится в стадии глубокого кризиса.

Спустя шесть с половиной лет после нападения коалиции под руководством США на Афганистан и пять лет спустя после оккупации Ирака на Ближнем Востоке, на Кавказе и в Центральной Азии назревает пожар, который грозит превращением всего региона в поле военных действий.

Смотри также:
Кризис в Грузии усиливает американо-российские разногласия по Украине
(16 сентября 2008 г.)
Газета New York Times скрывает роль США в грузинском кризисе
( 23 августа 2008 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site